Е. М. Багаева,
аспирант, преподаватель
кафедры истории и музееведения Краснодарского государственного университета культуры и искусств


Опыт российских реформ последнего десятилетия свидетельствует, что предпринимательская деятельность и рынок сами по себе не гарантируют высокого уровня социально-экономического развития. Необходимо вдумчивое отношение к проведению рыночных преобразований, что возможно только с опорой на глубокое осмысление истории отечественного предпринимательства с целью максимально минимизировать ошибки и потери, допущенные на этом пути.

Одной из разновидностей предпринимательской деятельности, получившей распространение на территории Кубани в период общероссийской рыночной модернизации, являлась торговля. Она играла важную роль в региональной экономике и определяла степень развития товарно-денежных отношений в крае.

Бурое железнодорожное строительство, развернувшее в 70-х – середине 90-х гг. годов XIX в., оказало значительное влияние на масштабы, формы и характер торговой деятельности на Кубани. Как отмечал известный статистик А. С. Собриевский, "с проведением железной дороги Кубанский край зажил новою экономическою жизнью (Собриевский А. С. Екатеринодарский хлебный рынок. Вывоз хлеба из Кубанской области в связи с движением грузов, колебанием хлебных цен и поступлением сборов торговых и акцизных // Кубанский сборник. - 1899. - Екатеринодар, 1898. - Т. V. - С. 1.).

В начале 80-х г. XIX в. важнейшим рынком сбыта продукции оставался Ростов-на-Дону. С проведением в 1887 г. железнодорожной линии Тихорецкая – Новороссийск открылась новая дверь для вывоза продуктов местной промышленности на внешний рынок – Цемесская бухта. В течение последующих 10 лет она стала одним из крупнейших портов юга России.

Главную статью экспорта кубанской торговли составляли зерновые продукты: в среднем 90 %. Так, из Новороссийска в 1887 году за границу было отпущено 7,5 тыс. пуд. зерна, в 1889 . – 18894537 пуд., в 1890 г. – 30047657 пуд., 1894 г. – 30454588 пуд., 1895 г. – 37276347 пуд (Там же. - С. 8.). Во второй половине 80-х – середине 90-х гг. XIX в. происходил заметный рост годового отпуска хлеба за пределы Кубанской области.

Владикавказская железная дорога стала играть важную роль в экспортной хлебной торговле, о чем свидетельствовал тот факт, что с ее станций (Вывоз зерновых осуществлялся с 10 станций Владикавказской железной дороги: Тихорецкой, Кавказской, Армавир, Екатеринодар, Малороссийская, Станичная, Кущевская, Изобильная, Крыловская, Расшеватская.) вывоз хлебных грузов стал значительно превышать их отпуск из портов Кубанской области. (см. приложение № 14).

Важную роль во внешней торговле региона играла шерсть. Как показывают статистические исследования А. С. Собриевского, спрос на указанную продукцию в исследуемый период времени возрос: в 1886 г. из Кубанской области было вывезено 508677 пуд. шерсти, в 1887 г. – 539904 пуд., 1890 г. – 711872 пуд., 1893 г. – 766439 пуд. (Собриевский А. С. Указ. изд. - С. 9.).

С падением роли животноводства происходит сокращение вывоза за границу скота и продуктов животноводства, но, тем не менее, в 1890-х годах он еще продолжал быть весомым. В 1896 г. из Кубанской области экспортировалось более 450 тыс. голов крупного и мелкого скота, 451 тыс. пуд. овечьей шерсти, 395 тыс. штук овчин и кожи, десятки тысяч пудов мяса и солонины (Кубанский календарь на 1898 год. Екатеринодар, 1898. - С. 86-87.).

Основные импортеры сельскохозяйственной продукции Кубани - Германия, Голландия, Дания, Италия, Бельгия, Франция, Англия и другие страны Европы. Растущий товарообмен Кубанской области с зарубежными странами втягивал ее в международную систему, способствовал развитию в крае капиталистических отношений, что находило отражение в росте промышленности, особенно обрабатывающей.

Строительство железных дорог оказало большое влияние на развитие внутренней торговли в Кубанской области. Оно содействовало возникновению новых крупных зерновых торговых центров (В рассматриваемый период времени крупными зерновыми торговыми центрами на Кубани являлись, помимо Армавира, ст. Тихорецкая, Кущевская, Кавказская, Невинномысская, Незлобная.), среди которых выделялся Армавир. В 1889 г. в ставропольской газете "Северный Кавказ" отмечалось, что вышеназванное селение "представляет собой главный центр хлебной торговли всего Северного Кавказа, благодаря, конечно, сосредоточению здесь больших капиталов и своему положению, как железнодорожному пункту, окруженному со всех сторон богатейшими житницами. Сюда стекается весь почти хлеб Кубанской области и Ставропольской губернии и отсюда отправляется уже конторами чрез экспортные города за границу. Кроме этого, Армавир сам по себе служит большим складочным местом хлеба, куда его везут окрестные жители для продажи ссыпщикам… обороты с хлебом в хорошие урожайные годы достигают почти до 200000 четвертей на 1 миллион руб." (Ктиторов С. Н. История Армавира (досоветский период). - Армавир, 2002. - С. 132.). Среднегодовой вывоз зерна из Армавира с 1875 по 1905 гг. вырос с 581 до 4930 тыс. пуд., то есть в 8,5 раз (Гущина Л. М. Формирование крупной буржуазии Кубанской области и Черноморской губернии // Проблемы социально-экономического развития Северного Кавказа в XIX – начале ХХ вв. - Краснодар, 1985. - С. 102.).

Проведение железнодорожных линий способствовало расширению сферы сбыта производимого хлеба, что, в свою очередь, способствовало росту цен на зерновые продукты. В районах, расположенных рядом с Владикавказской железной дорогой, в 1890 г. цены на зерновые продукты по сравнению с 1875 г. увеличились вдвое (Щербина Ф. А. Общий очерк экономических и торгово-промышленных условий района Владикавказской железной дороги. Хлебная производительность и торговля. - СПб., 1892. - С. 69.), что было обусловлено выгодностью положения регионов в отношении сбыта. Таким образом, цены на зерно находились в обратной зависимости от степени удаленности населенного пункта от линии железных дорог, что, в свою очередь, создало благоприятные условия для широкой спекуляции хлебом.

Владикавказская железная дорога сама стала крупным монополистом в хлебной торговле. Ей принадлежали крупнейший в стране Новороссийский элеватор, элеваторы на станциях Армавир, Незлобная, Тихорецкая, Курсавка, Станичная, Нагутская и др.

В 80-е - сер. 90-х гг. XIX в. широкий размах получает традиционная форма торговли - ярмарочная, отражавшая определенные социально-экономические условия развития края. Она являлась довольно удобной формой товарообмена при отсутствии развитой стационарной торговли и разобщенности товаропроизводителей. По-прежнему, популярностью пользовались ярмарки в г. Екатеринодаре (Благовещенская, Покровская, Троицкая), оборот которых в 1882 г. составил около двух миллионов рублей. Главными предметами торга были привозные товары: мануфактурные, бакалейные, кожевенные, табачные, хлеб, скот, лошади. Местная индустрия в немалой степени способствовала расцвету ярмарочной деятельности в столице Кубанской области (ГАКК. - Ф. 454. - Оп. 2. - Д. 28. - Л. 42.).

По мере развития путей сообщения и товарно-денежных отношений кратковременные и эпизодические формы торговых связей (ярмарки) становились все более устойчивыми и постоянными, что, прежде всего, проявлялось в расширении стационарной торговой сети и ее оборотов. Даже продажа скота, перегон которого был наименее затруднителен, чем доставка других товаров, постепенно сосредоточивалась на стационарных рынках.

Изученные архивные материалы показывают, что в Кубанской области в 1876 году насчитывалось 110 ярмарок, годовой оборот которых составил 2037842 руб. 60 коп. (ГАКК. - Ф. 460. - Оп. 1. - Д. 196. - Л. 170.), то 1883 году – 149 с оборотом в 2877279 руб. (ГАКК. - Ф. 460. - Оп. 1. - Д. 196. - Л. 170.). Так, в Темрюкском уезде в 1876 году их насчитывалось 13 (ГАКК. - Ф. 460. - Оп. 1. - Д. 196. - Л. 15.), 1879 г. – 16 (сумма торговли простиралась до 212480 руб.), 1880 г. – 19 (230764 руб.), 1881 г. – 21 (583812 руб. 77 коп.) (ГАКК. - Ф. 454. - Оп. 2. - Д. 28. - Л. 101 об.). Приведенные цифровые показатели показывают, что рассматриваемая форма торговли получила дальнейшее распространение.

В Кубанской области в начале 1890-х годов происходило значительное увеличение размеров торговой деятельности. Это обстоятельство - следствие развития товарно-денежных отношений. В 1893 г. торговые обороты простирались до 48489154 руб., 1894 г. – 50959970 руб. (Кубанский календарь на 1898 год. - Екатеринодар, 1898. - С. 90.), 1896 г. – 51585025 (Кубанский календарь на 1900 год. - Екатеринодар, 1899. - С. 392.).

Характерной чертой пореформенной Кубани, как и всей России в целом, было преобладание торгового капитала над промышленным. Даже вкладывая часть капиталов в промышленность, местные предприниматели, как правило, не покидали окончательно торговлю: именно она нередко приносила им наибольшую прибыль. Данный вид предпринимательской деятельности не требовал таких больших затрат, как предприятия промышленности и земледелия. Многие заводчики содержали собственные оптовые склады в крупнейших городах страны, обеспечивая себе, тем самым, обширный сбыт продукции, минуя перекупщиков и комиссионеров. Типичной фигурой в этом отношении был екатеринодарский купец 1-й гильдии Н. И. Дицман, владелец одного из самых крупных мукомольных предприятий в области. Свою продукцию он сбывал не только в Екатеринодаре и Кубанской области, но и в Санкт Петербурге, Витебске, Ростове-на-Дону, Керчи, городах Средней Азии, Царстве Польском и т. д. (Мукомольное дело в России. - Одесса, 1914. - С. 144-150.).

К категории таких предпринимателей относился и брат Н. И. Дицмана – екатеринодарский купец 1-й гильдии И. И. Дицман, которому принадлежала паровая мельница. Кроме мучных оптовых складов в Новороссийске, Сухуми и Сочи, он имел своих представителей в 17 городах России (в том числе в Санкт-Петербурге, Москве, Лодзи, Тифлисе, Астрахани, Варшаве, Риге и т. д.) и в двух городах за границей (Александрии и Трапезунде) (ГАКК. - Ф. 599. - Оп. 1. - Д. 9. - Л. 51.).

Владелец мукомольного предприятия А. М. Ерошов осуществлял сбыт своей продукции в Риге, Санкт-Петербурге, Рязани, Полоцке, Вильно и ряде других городов (Собриевский А. С. О производительности и доходности промышленных предприятий в г. Екатеринодаре // Кубанский сборник. - 1898. -Екатеринодар, 1897. -Т. IV. - С. 3.).

В. М. Котляров, хозяин кожевенного завода в Екатеринодаре, также имел магазин на Новом рынке, где и происходил сбыт его продукции (ГАКК. - Ф. 460. - Оп. 1. - Д. 187. - Л. 27об., 159, 281об.).

Рост технической оснащенности местного производства стимулировал развитие товарных отношений и товарооборота. Данное обстоятельство привело к увеличению числа торговых предприятий: если в 1883 г. их насчитывалось 2731 (ГАКК. - Ф. 460. - Оп. 1. - Д. 213. - Л. 104), то в 1889 году – 3132 с общим оборотом в 65863,6 тыс. руб. и годовой прибылью в 3705,69 тыс. руб. (Гущина Л. М. Формирование крупной буржуазии Кубанской области и Черноморской губернии // Проблемы социально-экономического развития Северного Кавказа в XIX – начале ХХ века. - Краснодар, 1985. - С. 99.). Наиболее крупные обороты делали торговцы мануфактурными и сельскохозяйственными товарами.

Значительная доля в общем товарообмене приходилась на торговлю мануфактурными товарами. В 1889 г. в Кубанской области было зарегистрировано 1236 гильдейских торговых предприятий, занимавшихся данным видом торговой деятельности. Доход, получаемый такими предприятиями, составляла 36,6 % от общей торговой прибыли (Гущина Л. М. Формирование крупной буржуазии Кубанской области и Черноморской губернии // Проблемы социально-экономического развития Северного Кавказа в XIX – начале ХХ в. - Краснодар, 1985. - С. 102.).

По объему и прибыли выделялись также предприятия по торговле табачными, лесными и винокуренными продуктами. Бурный рост табаководства в крае во второй половине XIX в. создал базу для развития табачной торговли. В 1915 г. от реализации табака Кубанская область получила 10 млн. руб. (Козлов А. И. На историческом повороте. - Ростов-на-Дону, 1977. - С. 39.).

К числу предпринимателей, занимавших ведущее положение в табачной торговле, относились Г. Х. Азвестопуло, А. Х. Акритас, И. П. Бедросов, И. Г. Канкелиди, И. И. Сарантиди, А. И. Сидоров, С. С. Бейм...

На Кубани широкое распространение получает виноградарство. С 1875 по 1894 гг. количество владельцев виноградных плантаций возросло с 257 до 2736 человек, а площадь посадок увеличилась с 218 до 2500 дес.( Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска о состоянии области и войска за 1896 г. - Екатеринодар, 1897. - С. 98.). Данные обстоятельства способствовали развитию винокуренной торговли в крае, которая с введением во второй половине XIX в. акцизной системы стала монополией владельцев винокуренных заводов (Среди заводчиков, занимавшихся винокуренной торговлей, были известны купцы А. Г. Ерохин, Д. Н. и М. Н. Сквориковы, братья Сурины, Ф. В. Верхоглядов, Д. Оськин и др.). Они сбывали продукцию через собственные магазины и склады или продавали оптом разным торговцам. Последние реализовывали винно-водочные изделия через сеть лавок и трактиров, нередко предварительно их разбавив.

Согласно отчетам главы Кубанской области, торговая деятельность, как и ранее, не получила распространения среди казачьего населения. Данный вид предпринимательской деятельности ограничивался у них "сбытом на станичных ярмарках и базарах сырых сельскохозяйственных произведений".

В 1883, казаками было взято 577 документов на ведение торговли, а представителями невойскового сословия – 4573. В том же году из 2731 торгово-промышленных заведений только 481 или 17 % принадлежали представителям казачества, а остальные находились в руках иногородних, которые и составили главный процент торговцев (ГАКК. - Ф. 460. - Оп. 1. - Д. 213. - Л. 104.). Такая же тенденция сохранилась и в начале 90-х г. XIX в.: в 1895 году из 7458 торговцев 863 являлись казаками, что составило 11 % от общего количества (Кубанский календарь на 1898 г. - Екатеринодар, 1898. - С. 93.). Эти цифры еще раз показывают, что торговая предпринимательская деятельность не получила распространения среди коренных жителей Кубанской области.

Конференция «Научно-творческое наследие Ф.А.Щербины и современность», 2005 г., Краснодар