История заселения Кубани запорожскими казаками полна интереснейших фактов о становлении выдающихся личностей, их подвигах во славу Отечества. Причем есть среди них и представители коренного кавказского населения.

Между тем, в «Истории Кубанского казачьего войска» (том второй) Ф. А. Щербина говорит об этом с некоторым скептицизмом: «Беглый очерк того, как русское правительство, высшие военные власти на Кавказе и отчасти войсковая администрация пытались завести в Черномории своих горцев, свидетельствует о полной неудаче этой меры. Такие горцы, как например, известный Пшекуй Могукоров, сначала отличный казачий офицер, а потом и генерал русской службы, и небольшое количество охотников-всадников, самоотверженно несших военную службу, были единичными представителями инородцев».

На карте нашего района есть хутор Могукоровка. Известно, что основал его именно бравый генерал, выходец из Гривенской (Гривенского черкесского аула, как еще называли нынешнюю станицу). В том же втором томе «Истории Кубанского казачьего войска» Федор Андреевич Щербина пишет: «Аул Гривенский был расположен по обеим сторонам Ангелинского ерика и растянут по его берегам версты на три. В нем жили представители различных племен: натухаевцы, шапсуги, абадзехи, татары, армяне и греки. Среди них, по свидетельству документов за 1847 г., было много дворян и князей; были также в небольшом числе лица, пользующиеся за Кубанью правами свободного состояния. Но главную массу населения составляли беглые черкесские крестьяне, находившиеся на родине в крепостном или рабском положении. В Черномории они были свободны, не несли никаких обязанностей и пользовались всеми правами войсковых жителей».

В архивном отделе районной администрации бережно хранятся многие изыскания юных краеведов, участников различных конкурсов. Среди них и реферат ученицы 8 класса СОШ № 10 х. Греки Валентины Казимировой «Из истории образования малых хуторов» (руководитель Т. В. Раводина). В обширном труде школьницы и педагога представлены исторические справки и рассказы об основателях малых хуторов. Особенно интересно повествование о Пшекуе Беслановиче Могукорове, основателе одного из первых поселений в округе, человеке, оставившем значительный след в истории всей Черномории (школьница сделала реферат на основе труда историка-краеведа А. Павлова).

Подобно отдельным своим соплеменникам, Пшекуй всего себя посвятил добросовестной ратной службе во славу России. Начинал с унтер-офицера и дослужился до генеральских лампасов (был генерал-майором, начальником третьей части Черноморской кордонной линии). В 24 года ему довелось принимать участие в Отечественной войне 1812 года в составе девятого Черноморского пешего полка, командовал которым потомок знаменитого атамана Федора Бурсака. Полк относился к Дунайской армии адмирала П. В. Чигарова, теснившей французов на южном фланге.

Сотник Могукоров в боевых операциях проявлял смелость, решительность, мужество и был награжден почетным знаком ветерана Отечественной войны 1812 года. Возвратившись с поля брани, Пшекуй продолжал службу, многое делал для того, чтобы у казаков было меньше конфликтов с горцами. Одним из этапов этой большой и плодотворной работы стало ходатайство есаула Могукорова за бедных шапсугов, проживавших на берегах Или, Абина, Бугундыря и других рек. Они просили разрешения вести меновую торговлю с казаками. Конкурировать с богатеями, отправляющими свои товары в турецкую Анапу, они не могли. Командующий войсками Черноморской линии внял убедительным доказательствам офицера.

Стойко выдержал Пшекуй нелегкие испытания русско-турецкой войны 1827-1829 гг. Он принимал участие в штурме Анапы в составе частей, которыми командовал наказной атаман Черноморского казачьего войска А. Д. Бескровный (именуемый среди казаков за беспримерное геройство «бессмертным»). Историк того времени Ф. А. Щербина в описании одного из эпизодов штурма Анапы упомянул о Пшекуе: «…А за атаманом последовали войсковой старшина Могукоров, соратник Калерин и урядник Чайтамиров…».

П. Могукоров впоследствии, когда атаман А. Д. Бескровный возглавлял экспедицию против воинственного шапсуга Цоко-Моко, вместе с Золотаревским и Сотниченко спас командира от неминуемой смерти.

В 1848 году Могукоров занимался обустройством переселенцев очередного организованного этапа переселения в Черноморию. Дело это было ответственное и тяжелое. Пшекуй не изменил себе и всемерно беспокоился о переселенцах. У. Ф. А. Щербины в том же томе «Истории Кубанского казачьего войска» тому есть подтверждение: «На беду переселенцев в Черномории в то время началась холера. Уже 19 июня полковник Могукоров донес, что в станице Полтавской заболело холерой 18 числа 5 переселенцев и того же дня умерли, а 27 июня от холеры умерло еще в Тамани 10 переселенцев».

Проведя большую часть жизни в военных походах, П. Могукоров решил обосновать родовое гнездо. В 1848 году он выехал из своего гривенского домовладения, чтобы обустроить собственный аул. В его распоряжении было 1140 десятин земли, выданные в вознаграждение за ратную службу, как и другим военным. В одних источниках говорится, что там быстро построили богатый дом и заложили большой фруктовый сад. В других утверждается, что сам генерал в Могукоровке не проживал.

Постепенно аул рос, когда население заметно увеличилось, его переименовали в хутор Могукоровку. В 1870 году в нем действовало 174 крестьянских хозяйства, в которых насчитывалось 1045 человек.

Самым тщательным образом проштудировала я «Энциклопедический словарь по истории Кубани» (с древнейших времен до октября 1917 года), изданный администрацией Краснодарского края в 1997 году, но, к большому моему сожалению, о бесстрашном генерале там ничего не нашла. Единственное упоминание есть в главе о Кубанском войсковом этнографическом и естественно-историческом музее (ныне – имени Фелицына): «Почетными сотрудниками музея в разные года были известные общественные деятели: Ф. А. Щербина, Г. М. Концевич, сам М. П. Бабыч и др. Среди них были и адыги. Например, семья Могукоровых в разные годы подарила музею предметы быта по истории, этнографии адыгов». Не знаю, о семье Пшекуя Могукорова здесь идет речь или о семье его брата.

Очень жаль, что больше никаких данных о славном генерале, его потомках найти не удалось. Если у читателей «Калининца» они есть, то буду очень рада познакомиться с ними.


Нина Короленко
Материал из газеты «Калининец» Калининского района Краснодарского края
Сайт газеты http://kalininets.info