Якубов Виталий Васильевич – научный сотрудник Лабинского музея
истории и краеведения им. Ф.И. Моисеенко (г. Лабинск)


По традиции, идущей еще с советских времен, в Лабинске общественные процессы неклассового характера изучались поверхностно и односторонне. Такие живые проявления человеческих взаимоотношений, как сострадательность, жертвенность, милосердие, а тем более благотворительность, меценатство и попечительство, на печатных страницах не поднимались и в заинтересованной среде не обсуждались. Между тем в последние годы возникло определенное внимание к теме духовности и нравственности, коренящееся, видимо, в здоровом желании преодолеть моральное оскудение, поразившее все слои общества. Среди конвульсий поиска духовного стержня и нравственного ориентира проглядывает мысль о необходимости обретения такового в опыте прошлых времен. И такая концепция определенно верна, поскольку непременно приведёт к осознанию, что все новое – хорошо забытое старое. Из когда-то сформированной, устоявшейся и зарекомендовавшей себя духовно-нравственной системы после запретов, гонений или намеренного замалчивания не осталось почти ничего. Ушли живые носители традиций. Но и на этой несправедливо заброшенной ниве можно собрать благодатный урожай поучительных фактов, воспитательных примеров и назидательных поступков, способных стать действенным стимулом гуманизации современного общественного устройства.

На рубеже XIX – XX веков Лабинская – густонаселенная и экономически крепкая станица в Кубанской области. В ней развивались производство, ремесло и торговля. Одновременно с достижениями в хозяйственной жизни начали активизироваться общественные и культурные процессы. В ту пору в инициативных слоях местного общества зародилось направление деятельности, ставившее целью своей работы улучшение жизни «недостаточной части населения». И сегодня этот феномен любопытно рассмотреть подробнее.

Справедливости ради отметим, что проявление христианского милосердия было нередким явлением ещё в первые годы существования станицы. Тогда сострадательная активность лабинцев распространялась исключительно на раненых солдат госпиталя, существовавшего при Махошевском укреплении, а позднее – и гарнизонной казачьей больницы.

Навыки участливого отношения к ближнему с детства впитывал каждый ребенок, наблюдая, как старшие, особенно в дни церковных праздников, «почти в массовом числе» на Рождество и Пасху, везли «гостинцы» заключенным войсковой тюрьмы, арестантам гауптвахты, подследственным камеры мирового судьи или находившимся на излечении в местном приюте для умалишённых хроников. Родители сызмальства приучали чад к раздаче милостыни на папертях обеих станичных церквей, наставляя расхожей поговоркой: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся!» Все же заметим, это были хотя и привычные, но хаотические всплески сострадательности отзывчивых граждан. По воспоминаниям старожилов, казаками-домовладельцами снаряжались целые подводы, загружавшиеся от щедрот семейного подворья: хлебом, куличами, пирогами, баранками, блинами, сливками и сметаной, колбасами, салом и варёными курами, яйцами, борщами и мочёными яблоками. Таким мог быть набор «милостыни», которую лабинцы доставляли к воротам казенных заведений. Для большинства семей такой поступок не считался редкостью, а являлся естественной потребностью, доброй традицией, что передавалась от предков.

Первые, упоминаемые в источниках, целенаправленно созданные общественные попечительские институции появляются в Лабинской только к середине 70-х годов XIX века, ко времени массового прибытия так называемых «иногородних». В этой связи остро встал вопрос о необходимости расширения числа школьных мест для детей новых поселенцев. Согласованными действиями инициативной группы, продвигавшей общеполезный проект, вопрос был разрешен постройкой нового училищного (школьного) здания.

Заботы о размещении новых переселенцев, о вдовах, об одиноких стариках-солдатах, оставшихся на жительство в станице, ложились не только на плечи станичного схода и атамана, но и на каждого неравнодушного обывателя. Как правило, одиноких, калечных или немощных брали на иждивение родственники или соседи. Тем же способом на воспитание в «приличные и достаточные» семьи распределялись сироты, оставшиеся без родителей. Любопытный способ помощи ближним можно было наблюдать в старину. Используя выгодное торговое положение Лабинской, группы сердобольных граждан и отдельные доброжелатели систематически практиковали денежные и «натуральные» (продуктами) сборы на Старом базаре и Ярмарке для того, чтобы из собранного «подаяния» приготовить 1-е или 2-е блюда и раздать нуждающимся.

К началу XX века благотворительность и меценатство стали привычным явлением станичной жизни. Люди, умевшие по чести трудиться, зарабатывать и думать не только о себе, были в почёте. Их знала и уважала станица. Активно подвязались на общественной ниве заводчики братья Захаровы. При широкой постановке семейного дела они не зазнавались, были и щедрыми жертвователями и радетелями о просвещении, попечителями о нуждающихся. Другим достойным упоминания примером была деятельность владельцев поташных заводов Галанина и Ржехина. Первый заводчик был жертвователем нескольких учебных заведений, а сын второго состоял членом попечительского совета лабинской Женской гимназии.

Не отставал от заводчиков в продвижении богоугодных дел и торговый капитал. Купцы Сурины, Сушковы, потомки Тюриной и Кухарцов – активнейшие из известных в настоящее время. Например, отец и сын Сурины были не только солидными станичными торговцами, но и уважаемыми в местной среде людьми. И такое общественное признание было не случайным. В традициях этого купеческого семейства была забота о постановке школьного дела, попечение о сиротах, покровительство искусствам. Иван Иванович Сурин старший был в числе инициаторов и одним из основных жертвователей на постройку в Лабинской нового Божьего дома – Успенской церкви. Постоянно проживавший в станице майкопский купец Сушков до последних дней своей жизни состоял в почетных попечителях станичных школ и гимназий, а о его вкладе в расширение и украшении Николаевской церкви можно написать целую историю. Старший Кухарцов был в числе активных участников благотворительных проектов Успенской общины.

Все благотворительные инициативы и общественно-полезные проекты дореволюционной Лабинской так или иначе были связаны с церковью. Собственно церковное и светское начало в жизни станицы были неотделимы, и то и другое взаимопроникало и тесно соприкасалось друг с другом. Местное духовенство в лице настоятелей обеих станичных церквей были инициаторами многих полезных начинаний.

В 80 – 90-е годы XIX века священник Николаевской церкви Илларион Смарагдов достойно проявил себя на поприще народного просвещения, активно способствуя открытию церковной школы, библиотеки духовной литературы, лично проводя занятия по Закону Божиему. В благодарной памяти народа о. Илларион запечатлелся как составитель назидательных проповедей, покровитель церковно-певческого хора казаков и щедрый жертвователь собственных сбережений на общеепархиальные душепопечительские нужды. Позднее его соратники и последователи священники Александр Хламов и Николай Веселов развивали просветительские традиции, заложенные отцом Смарагдовым. Но каждый из них взял собственное направление общественной работы, на котором впоследствии преуспел.

В созидательном ключе работали и ктиторы Николаевского прихода: отец и сын Пожаренко, А.М. Нитипин, Н.В. Гринькин. Практиковавшиеся по их инициативе и при их финансовом участии тарелочные и кружечные сборы приносили средства на помощь увечным воинам, на содержание и пополнение духовной библиотеки, на поддержку нуждающихся учителей и учащихся. Кроме того, сборы средств для отдельных семейств, пострадавших от природных стихий и пожаров, были обычным явлением. Не говоря уже о том, сколько личных сбережений «не в одну тысячу рублей» было передано вышеперечисленными казаками «доброхотно» (т.е. по собственной инициативе) на содержание и украшение станичного храма и школы. И это только в Николаевской общине.

Со времени образования Успенского прихода, ещё на этапе строительства самого здания храма, Совет попечителей озаботился о создании при нём школы и приюта для сирот. Общине повезло иметь в среде своих бескорыстных помощников цвет станичного купечества. Иждивением семейств Суриных, Сушковых, Изосимовских, Тюриных и Кухарцовых содержался причт и семь школ с 211 учащимися. Поэтому пользу от их денежного участия в приходских проектах извлекала не только узкая группа постоянных прихожан (как это можно представитьить, исходя из современных реалий). В дореволюционной станице в состав прихода было включено все население станицы, проживавшее от улицы Центральной (Пушкина) до южной окраины. А это означало, что любой станичник в том или ином масштабе был её получателем.

В первые годы прошлого века (особенно после беспорядков 1906г.) человеколюбивый настрой местного общества, расширяясь, стал приобретать более организованные формы. Тогда впервые в своей истории станица столкнулась с проявлениями бунта, неповиновения и беспорядков. Местное общество было потрясено и подавлено. Виновники и подстрекатели событий были известны: легкомысленная часть заезжей интеллигенции, считавшая себя «прогрессивной», состоявшая из учителей, фельдшеров и недоучек-гимназистов. В течение нескольких лет эта разномастная группа вела разрушительную работу среди иногороднего населения, подталкивая «простецов» на акции неповиновения и антиправительственные выступления. Подогретые революционными листовками, брошюрами и лекциями заводские рабочие и крестьяне осенью 1906г. были вовлечены в социальный конфликт.

Сделав необходимые выводы, ответственная часть общества в тот же год удвоила усилия на преодоление создавшегося конфликта, развенчания революционной пропаганды и удаления из станицы его инспираторов. В течение последующих предреволюционных лет было приложено много усилий к увеличению числа образовательных, попечительских и благотворительных учреждений. В авангарде гуманитарных процессов стояла, как правило, все та же интеллигенция – активная и бескорыстная соратница, а нередко и инициатор всяких благих начинаний. Но, в отличие от вышеописанной, никогда не называвшая себя «прогрессивной».

Отрадно отметить, что к 90-м годам XIX века в Лабинской почти ежегодно основывались новые школы. Как правило, возникновению одно - двухклассных начальных училищ предшествовало открытие школы грамоты. Содержались такие скромные, но невероятно востребованные учебные заведения исключительно благодаря щедрой благотворительности станичных заводчиков, купцов и отставных войсковых офицеров.

В эту среду благотворителей входили люди разных возрастов, сословий и имущественного положения. Вклад каждого по мере сил, способностей и возможностей был различным: один – активным действием по устройству филантропической ярмарки, другой – безвозмездным участием в благотворительном концерте, третий – проникновенным назидательным словом, а четвертый – просто рублем. Теперь большинство из тех людей давно забыты, хотя каждый был бы достоин отдельного рассказа. Ограничимся перечислением только некоторых известных на сегодняшний день фамилий: супруги Рассветаевы и чета Агринских, сестры Томсон, Г.Р. Бородин, С.Ф. Вольных, А.М. Шуянов, Г.А. Галковский, И.М. Перепелицын, П.Н. Павлов, И.Д. Конечный, С.В. Бураков, Е.А. Елец, Н.А. Америков, Б.А. Ярошинский, М.А. Карлин, И.А. Вьюнников, Н.В. Веселов, К.Н. Руденко, И. Каратеев, Л.М. Голицинская, И.В. Козлов, Д.И. Шабанов и многие другие.

С 1906 по 1917 гг. трудами энтузиастов из числа интеллигентов предпринимались попытки привить выходцам из социальных «низов» понятия о «культурной жизни». Для достижения поставленной цели делалось многое: устраивались базары, спектакли, аукционы по сбору средств в пользу «беднейших» слоев. Станичным духовенством проводились лекции и индивидуальные разъяснительные беседы об отравляющем воздействии пьянства и других пороков на человеческую жизнь.

Ниже приведен список, немногих известных на сегодняшний день попечительских и благотворительных обществ, действовавших в станице Лабинской в досоветский период:

- «Попечительство о детях, вдовах и круглых сиротах» – при Успенской церкви,
- «Общество вспомоществования недостаточным ученикам»,
- «Общество благоустройства»,
- «Общество попечения о детях»,
- «Общество ревнителей просвещения»,
- «Отдел туберкулёзной лиги»,
- «Общество вспомоществования нуждающимся учащимся Лабинского начального для иногородних училища»,
- Общество пособия бедным,
- Отделение областного попечительства о тюрьмах комитета.

Остается только сожалеть, что явление общественной жизни, о которых говорилось выше, не исследовались в недавнем прошлом. Многое из того, что созидалось на этом благодатном поприще, утрачено безвозвратно. Упущенных возможностей не вернуть. Теперь канву событий приходиться склеивать из того малого, что осталось. Благо, некоторые материалы по теме отложились в старой периодике и в нескольких кратких рассказах ушедших старожилов.

Подводя итоги, хочется привести выдержку из одного воспоминания, в котором идёт речь о благотворительном базаре 1916 года. В нём вместе с братьями участвовала представительница одного из зажиточных семейств станицы Клава Щербинина, которой в ту пору только исполнилось пять лет. Со всей открытостью детского сердца она восприняла слова священника, произнесённые в конце приветственной речи: «Богатейте добрыми делами!» Мудрая фраза, адресованная состоятельной публике, впоследствии не раз повторялась в доме Щербининых, а для маленькой девочки сделалась лейтмотивом всей последующей жизни. Сколько подобных проповедей нужно произнести теперь, чтобы тронуть огрубевшие сердца людей, охваченных неуёмной жаждой стяжания. Сколько времени необходимо нынешнему человеку для того, чтобы обратить взор на нужды ближнего, как это делали наши мудрые предки.



Источник: Вопросы истории Поурупья. Вып. I. Материалы научной конференции, посвящённой 50-летию открытия и изучения Ильичёвского городища как памятника средневековой археологии и церковной архитектуры / отв. ред. С.Н. Малахов; сост. С.Г. Немченко. Армавир, ст.Отрадная, 2012. – 234 с., илл.