В.Н. Мальцев, кандидат исторических наук,
доцент кафедры Отечественной истории Адыгейского государственного университета

Начало процесса централизации управления казачьими войсками относится к XVIII в. При Петре I в 1719 г. управление казаками вначале было возложено на Коллегию иностранных дел, а в 1721 г. казачьи войска переданы в ведение Военной коллегии. В середине и второй половине XVIII в. государство проводило широкую реорганизацию казачьих войск на Кавказе. Туда переселялись казаки из других районов страны и поселялись на Северном Кавказе, создавались новые казачьи полки и войска, и одновременно росла их подчинённость властям. В XIX в. этот процесс получает завершение. Важнейшей целью правительственной политики становится складывавшаяся на основе централизации унификация внутренней жизни казачьих войск и создание регламентировавшего её казачьего законодательства. На таких принципах в конце XVIII – первой трети XIX в. были устроены Черноморское и Кавказское линейное казачьи войска.

Новое управление у черноморских казаков вводилось грамотой Павла I от 18 февраля 1801 г. и указом Александра I «Об учреждении в Донском и Уральском войсках войсковых канцелярий, а в Черноморском – Войскового правительства и о зависимости оных по делам воинским и гражданским» от 25 февраля 1802 г. Тогда же императором был утверждён доклад Военной коллегии об устройстве Черноморского войска от 13 ноября 1802 г. [1] и принято первое Положение о Черноморском казачьем войске от 13 ноября 1802 г. Второе Положение об управлении Черноморского войска было введено 26 апреля 1827 г. Военное управление Черномории осуществлял наказной атаман, находившийся в подчинении командующего войсками Кавказской области, а через него – командира Отдельного Кавказского корпуса. Местное управление войском Положение возлагало на войсковую канцелярию под началом наказного атамана.

По «Положению об управлении Черноморским войском 1827 г.» войсковой атаман назначался императором. Под его председательством находилась Войсковая канцелярия, состоявшая из двух экспедиций: войсковой и экономической. К ведению первой относилось «содержание исправных списков» всего состава войска, дела, связанные с определением казаков «на пограничную и внутреннюю службу», их увольнением, а также «жалованием» казакам и «дела полицейские». Вторая контролировала «сбор денег казённых и войсковых, подряды», а также «все денежные ассигнования, какие только требуются от войска» и вопросы промышленности, вела роспись доходов и расходов войска, а также опекала «госпиталь, лазарет, учебные и прочие богоугодные заведения»; кроме этого она отвечала за «войсковые … и кордонные укрепления» и «дела о переселенцах». В подчинении Войсковой канцелярии находились четыре земских начальства и полиция Екатеринодара. Для Черноморского войска устанавливалось прямое административное управление из столицы. «Положение» определяло, что «Кавказское Областное Правление не имеет начальства над Войсковою Канцеляриею, и с оною сносится в случае надобности сообщениями» (пар. 24), но часть чиновников, непременные члены, асессоры канцелярии и полицмейстер назначались командиром Отдельного Кавказского корпуса (пар. 28) [2]. Эта линия на усиление административного начала в организации внутренней жизни казаков была закреплена в третьем Положении о Черноморском казачьем войске от 1 июля 1842 г. [3]. В завершение этого процесса в 1855 г. и 1856 г. Черноморское войско было окончательно переведено в подчинение главнокомандующему Кавказской армией как по военной, так и по гражданской части.

У линейных казаков централизация управления носила иной характер. Кавказское казачье линейное войско было создано в 1832 г. путём объединения в одну структуру самостоятельных войск и полков, находившихся на Кавказской линии. Ещё в 1819 г. Гребенское войско было преобразовано в Гребенский полк, а в 1832 г. эта реформа коснулась и Терско-Семейного и Терско-Кизлярского войск, ставших Терским и Кизлярским полками. Из этих трёх полков, а также шести других, располагавшихся на Азово-Моздокской линии – Волгского, Кавказского, Кубанского, Моздокского, Горского и Хоперского – и было создано Линейное войско [4]. Сформированное из казачьих полков, имевших давние традиции военного и гражданского устройства, Линейное войско некоторое время сохраняло остатки прежнего полкового управления. Управленческая вертикаль была усилена только Положением о Кавказском линейном казачьем войске от 14 февраля 1845 г.

Завершение Кавказской войны, административные и социально-экономические реформы на Северном Кавказе, проводившиеся со второй половины XIX в., вновь вывели вопрос о месте и роли казачества в этих процессах на первый план. Верховная власть не подвергала пересмотру определяющую роль казачества в деле колонизации края и обеспечении его политической стабильности. И в то же время сам «казачий вопрос» оказался подчинённым задачам организации управления Северным Кавказом, в результате чего перед правительством встала проблема реорганизации казачьих войск, реформирования их состава, руководства, условий несения службы в период мирного развития Кавказа как составной части Российской империи.

Начало реформирования казачества Северного Кавказа относится к 1860 г., когда Александром II были подписаны два указа: первый – 8 февраля, о преобразовании Правого крыла Кавказской линии в Кубанскую область, а левого – в Терскую, и второй – 23 мая – о наименовании командующего войсками правого крыла Кавказской армии – Начальником Кубанской области, левого – Начальником Терской области. Третьим документом стал приказ главнокомандующего Кавказской армией князя А.И. Барятинского от 13 октября 1860 г. с проектом изменений в Черноморском и Кавказском линейном казачьих войсках. На основании этих документов Черноморское войско преобразовывалось в Кубанское путём присоединения к нему 1-ой – 6-ой бригад Линейного, а из 7-ой – 10-ой бригад последнего создавалось новое Терское казачье войско. Создание новых казачьих войск можно рассматривать как этап в дальнейшей централизации управления казачьими войсками на Кавказе и унификации войсковых структур, состоявший во встраивании их в государственные управленческие институты. Кубанское и Терское войска располагались на территориях соответствующих областей: Кубанской и Терской, и начальники обеих административных единиц являлись наказными атаманами своих войск. Это же происходило и на более низком административном уровне: 6 января 1865 г. указом императора «О некоторых преобразованиях в военных управлениях» в Кубанской области ликвидировалось территориальное управление полками и станицами, оно переходило к уездам Кубанской области. Этими и последующими реформами казачьих войск императоров Александра II и Александра III была выстроена, говоря современным языком, управленческая «вертикаль», посредством которой казачье население Кавказа интегрировалось в социально-политическую, военную и экономическую систему Российской империи. Концепции этих реформ недоставало последовательности [5]. Но основные звенья «вертикали», обеспечивавшие управление казачьими войсками по военной и гражданской частям, были определены: ими являлись император и высшие государственные учреждения в столице (Сенат, Государственный совет, министерства), кавказский наместник (позже – главноначальствующий гражданской частью на Кавказе и вновь наместник) в Тифлисе, наказные атаманы Кубанского и Терского войск, атаманы уездов (отделов), станиц, командиры дивизий и полков.

Общее руководство казачьими войсками длительное время было сконцентрировано в одном высшем военном учреждении. Эту функцию с 1836 г. осуществлял департамент военных поселений военного министерства. С 1840 г. ему подчинялось управление гражданской частью войска Донского, и позже этот принцип был распространён на другие войска. После упразднения в 1857 г. департамента военных поселений казаки были отнесены к Управлению иррегулярных войск Военного министерства, переименованному в 1867 г. в Главное управление иррегулярных войск, (с 1879 г. – Главное управление казачьих войск), просуществовавшему до августа 1910 г. Ликвидация обособленности управления казачьими войсками означала передачу их по подчинённости в военном отношении соответствующим управлениям Генерального Штаба, а по гражданским делам и внутреннему управлению – казачьему отделу Генштаба.

Такая политика в отношении казачества рассматривалась как одна из составляющих частей правительственных мер по укреплению административного и военного контроля над окраинами.

Литература:

1. Полное собрание законов Российской империи (далее ПСЗ РИ). СПб., 1830.Т. 27. 1802 – 1803. С . 53 – 55.
2. ПСЗ РИ: Собр. II. Т. 2. Ст. 1058.
3. ПСЗ РИ: Собр.II. Т. 17. Ст. 15809.
4. Казачество. Энциклопедия. М., 2008. С. 242.
5. Малукало А.Н. Кубанское казачье войско в 1860 – 1914 гг. – Режим доступа: www.cossackdom.com/.../bookkuban.html.

Источник: Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 6 / М.Е. Галецкий, Н.Н Денисова, Г.Б. Луганская; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; отдел славяно-адыгских культурных связей Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т. Керашева.– Майкоп: Изд-во АГУ, 2011.