Протоиерей Сергий Овчинников


К столетнему юбилею
Свято-Ильинского храма
1907-2007 гг.

Краткая летопись Свято-Ильинского храма
г. Краснодара (Екатеринодара) от основания до наших дней

Библиотека Свято-Ильинского храма
г. Краснодар, 2007 г.

По благословению Митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора

В 1892 году на Кубани разразилась эпидемия азиатской холеры, которая свирепствовала здесь около 150 дней и унесла 15 045 жизней. Религиозное сознание кубанцев увидело в этой страшной болезни наказание за людские грехи, поэтому действенным средством к излечению определило всенародную молитву, которая и была совершена 20 июля этого же года в столичном граде Екатеринодаре на пересечении улиц Пашковской и Посполитакинской. Во время водосвятного молебна, обращаясь к Пророку Божьему Илие, святому, «ответственному» за природные катаклизмы, екатеринодарцы пообещали построить в его честь храм, если болезнь пойдет на убыль. К концу осени эпидемия действительно потеряла свою силу. Во исполнение своего обещания 21 декабря 1901 года горожане официально обратились к настоятелю Войскового Св. Александра Невского собора прот. Михаилу Воскресенскому с просьбой о содействии в строительстве часовни в память об избавлении Кубани от холеры (ГАСК ф. 135, оп. 63, д. 542, л. 3-4). Хотя и с задержкой, дело получило успешное развитие.

Благодаря трудам замечательного кубанского историка В.П. Бардадыма сегодня мы имеем возможность познакомиться с любопытными подробностями строительства Св. Ильинского храма в г. Екатеринодаре. «Сестры Ирина Андреевна Рощина и Настасья Андреевна Минаева, жившие вблизи этого перекрестка, пожертвовали городу свой земельный участок (стоимостью 4 тысячи рублей) с тем, чтобы на нем была сооружена не часовня, а молитвенный дом в честь пророка Илии, и безвозмездно передали это место Екатеринодарскому Александро-Невскому религиозному Братству. 26 октября 1903 года был учрежден Комитет по постройке молитвенного дома. Председателем Комитета избрали А.И. Мерцалова, который на протяжении многих лет был членом Братства, а также входил в Попечительный Совет Екатеринодарского коммерческого училища, Общество борьбы с нищенством, был депутатом Совета общества взаимного кредита приказчиков. Являясь богатым человеком, владельцем крупного продуктового магазина, он щедро жертвовал на благотворительные цели, помогал бедным, чем заслужил глубокое уважение екатеринодарцев. Назовем и других членов Комитета: М.А. Купцов — казначей, Ф.И. Фабриченко, Ф.Г. Никулин, М.М. Широкий, А.А. Корниенко, И.А. Лебедев, И.А. Рощина. Через неделю, 2 ноября, совершена закладка молитвенного дома войсковым протоиереем Михаилом Воскресенским совместно со священниками Созонтом Мищенко и Владимиром Садовским.

Сразу же после закладки приступили к сооружению молитвенного дома по проекту, безвозмездно составленному гражданским инженером Николаем Георгиевичем Петиным (1875-1913; о нем см. в книге «Зодчие Екатеринодара», Краснодар, 1995. с.43-47). Размер постройки был невелик: 25 аршин в длину, 20 аршин в ширину.

Пожертвования, собранные кружками, подписными листами и книжками, составили 2445 рублей 41 копейку. При закладке только на блюдо верующими было положено 61 рубль 6 копеек. Крупные взносы сделали М.А. Купцов (1 тысячу рублей), Ф.И. Фабриченко (200 рублей), А.И. Мерцалов (100 рублей). Кроме денег немало было пожертвований строительными материалами: В.А. и Н.В. Шведовы, А. Иванас, А.М. Сазонова и другие пожертвовали 21580 штук кирпича, Г. Карпенко — 70 пудов извести, А.А. Корниенко и В. Дятлов доставили более 100 бочек воды для изготовления растворов. Но для окончания постройки, не считая иконостаса, требовалось около 10 000 рублей. Вот некоторые расходы: за 323 колымажки песку пришлось заплатить 48 рублей 5 копеек; каменщику Е. Сапрыкину за уложенный фундамент - 135 рублей; рабочим за уборку земли, щебня и кирпича - 17 рублей 50 копеек; за 20 досок - 28 рублей; за 10 буковых стропил - 7 рублей; за рытье колодца и выкладку его кирпичом - 20 рублей. И это было только начало.

Вот почему председатель строительного комитета А..И. Мерцалов обращался к екатеринодарцам через «Кубанские областные ведомости»: «Постройка начата исключительно на доброхотные пожертвования, а потому берем смелость покорнейше просить не отказать и впредь в посильной помощи, чем будет представлена возможность ускорить и с Божией помощь закончить постройку» (1903. №270).

И люди жертвовали. Порой отдавали сбережения, припасенные «на смертный час», только бы помочь строителям и радетелям Веры Православной завершить большое начатое дело. Но потребовалось несколько лет, прежде чем Божий храм был готов и освящен.

Полное оборудование молитвенного дома в честь пророка Илии завершилось только в начале 1907 года. Из Москвы прибыли мастера и установили иконостас «чудной отделки», как писали те же «Кубанские областные ведомости» (1907. №28). Стоил иконостас 2000 рублей золотом. Все работы производились под наблюдением строительной комиссии.

И вот настал долгожданный час. В воскресенье 25 февраля, при громадном стечении народа состоялось освящение вновь сооруженного храма, после чего в нем была совершена первая Божественная Литургия.

Эта небольшая церковка, рассчитанная на 500 молящихся, преобразила 2-ю часть города. Один ее крест венчал купол, другой — высокий треугольный карниз фасада, обращенного на улицу Пашковскую. «Внутри церковь,— писал восхищенный репортер,— является великолепнейшим зданием, и особенно хорош в ней иконостас. Глядя на воздвигнутый храм, невольно вспоминается стихотворение гениального поэта, в котором он говорит о вырастании храмов Божиих по лику земли родной. Лицам, потрудившимся над постройкой этой церкви, общество, несомненно, должно выразить свою благодарность за то, что среди них есть люди, позаботившиеся не только о своих душах, но и о тысячах других» («Кубанские ведомости». 1907. №49).

Церковь Св. Пророка Илии, принадлежащая Александро-Невскому Братству, являлась бесприходной и временно была приписана к Войсковому Александро-Невскому Собору, причтом которого и совершались в ней богослужения.

Прошло 5 лет и краснодарские доброхоты решили к храму пристроить колокольню. Начался сбор пожертвований. Строительный комитет обратился к горожанам с воззванием: «Православные-христиане! Просим вас не забыть пожаловать в воскресенье, 23 сентября, в 7 часов утра на закладку колокольни...» Строительство началось на самые скудные средства: всего в наличии имелось 2500 рублей, а по смете требовалось 7000 рублей. Поэтому и просил Комитет не отказать в «посильной помощи на святое дело. За вашу же жертву вам Сам Господь пошлет благодать с небеси, а Церковь Божия никогда не умолкнет молиться за создателей и благотворителей Святого храма сего» (Кубанский курьер. 1912. №1178. 23 сент. С.З).

Пожертвования — и денежной лептой, и строительными материалами — принимались председателем строительного комитета А. Андриевским, а также его помощниками: Ф.Г. Никулиным, С.С. Мухаринцом, А.А. Корниенко, СП. Ереминым, Н.И. Ивановым, О.И. Живило, М.Е. Рымаревич-Альтманской. Кстати, последняя благотворительница, Мария Евтихиевна, была матерью инженера И.В. Рымаревича-Альтманского, который вместе с архитектором Н.Г. Петиным, автором проекта, по всей вероятности участвовал и в составлении сметы. К сожалению, вскоре она скончалась, 67 лет от роду (См.: ГАКК, ф. 801. оп. 1,д. 195, л. 120 об. 121).

В связи с нехваткой денежных средств строительство затянулось. Но когда колокольня, гармонично сочетаясь с храмом, поднялась над землей и засияла в голубом небе золоченым крестом, весь верующий Екатеринодар пришел полюбоваться братской церковью. Для колокольни приобрели четыре звона (весом 8 пудов 20 фунтов), а один колокол — десятипудовый, стоимостью в 200 рублей золотом — был пожертвован доброхотами Широковым (Широким) и Строгановым. Не поскупились эти екатеринодарцы, памятуя библейскую мудрость: «Любящий золото не будет прав, и кто гоняется за тлением, наполнится им» (Сир. 31:5).

Душу радовала эта постройка, возводившаяся более 10 лет на кружечные копеечные сборы и пожертвования горожан. Многие из доброхотов, радевшие о Божием храме, не увидели его, но жили их дети и внуки. И когда причт Александро-Невского собора совершал очередное богослужение, спешили в Свято - Ильинский храм, чтобы помолиться Господу, вспомнить своих родителей и зажечь поминальную восковую свечечку...

Небольшая изящная церковь, в миниатюре повторявшая лучшие образцы русского зодчества, верно служила православным екатеринодарцам. Помимо образов, находившихся в иконостас церковь украшали 12 икон, пожертвованных и приобретении Бог Саваоф, Преображения Господня, Св. Иоанна Воина (пожертвована Оксановым), Св. Александра Невского (пожертвована Ермаковым), Моление о чаше, Несение Креста, Распятие Кресте (пожертвована Ермаковым), Снятие со Креста, Скорбящая Божия Матерь, Успения, Воскресение Христово (пожертвована Д. Мерцаловой), Св. Илии Пророка. Храм освещала замечательной работы люстра, 11 лампад (у Распятия — серебряных подсвечников, трехсвечник и семисвечник. В полном наборе имелось необходимое церковное имущество: ризы, стихари, хоругвии, дискосы, ковры (один большой, персидский), ящик с миром для крещения, старопечатные богослужебные книги и другие важные для богослужения предметы» (Газета Православный голос Кубани №№7-8 за 2002 г.).

Главному украшению Св. Ильинского храма — его настенным росписям — все-таки не суждено было осуществиться. Помешала Великая смута 1917 года. В 1918 году церковь получи статус общеприходской. В истории остались имена ее первых штатных священников: протоиерея Петра Рудкевича и иерея Василия Карпинского. Сохраняя боевой дух, переданный церкви ее основателями — членами Александро-Невского братва,— Ильинка собрала под своими сводами в тяжелые годы показательных процессов над духовенством лучшие силы того времени. В первой половине двадцатых годов здесь нашли приют бывший священник Войскового Александро-Невского собора протоиерей Созонт Мищенко, иеродиакон Петр Дубинченко, священник Александр Маков и позже прибывший сюда священник Александр Пурлевский. Судьба последних глубоко символична для периода коммунистических гонений на Русскую православную церковь.

Будучи друзьями, оба Александра были непримиримыми противниками безбожной власти, но под давлением обстоятельств каждый из них избрал свой особый путь борьбы. Священник Александр Пурлевский, не таясь, совершал в городе общественные богослужения, а когда возникла необходимость пополнить поредевшие ряды репрессированных иерархов, смело принял на себя «расстрельный» сан, войдя в вечность с именем епископ Фотий. Иерей Александр Маков стал «катакомбным» священником, прожил долгую подвижническую жизнь и оставил после себя большую семью духовных чад — истинных почитателей неискаженного Греко-российского православия.

Интересен эпизод, описанный в книге «Очерки по истории русской церковной смуты» (А. Левитин-Краснов, В. Шавров. Крутицкое Патриаршее Подворье, М., 1992. С. 180). «Здесь (в Краснодаре) к «Живой Церкви» присоединился местный архиепископ Иоанн, опубликовавший совместно с 49 представителями кубанского духовенства соответствующее воззвание (См.: Красное знамя, Краснодар, 1922,16 июля, №159). Единственным человеком, поднявшим знамя протеста против «Живой Церкви» и заявившим о своей преданности православию, являлся священник о. Александр Маков. Ильинская церковь, настоятелем которой он являлся, стала «Анастасией» (Так назывался храм, в котором совершал богослужения Григорий Богослов. Перед II Вселенским Собором это была единственная церковь в Константинополе, оставшаяся верной православию) — единственной православной церковью в городе. Архиепископ наложил на непокорного иерея запрещение в священнослужении и назначил в Ильинскую церковь новых священнослужителей. Однако водвориться в Ильинской церкви обновленческим священнослужителям не удалось: разъяренная толпа выбросила их из храма; милиционеры, пришедшие к ним на защиту, сами были избиты — в результате двери церкви были запечатаны. Однако это не помешало огромным толпам народа заполнить церковный двор; о. Александр Маков совершал богослужение в сторожке, которая служила ему жильем. После того, как эти «сборища» были пресечены, литургия в сторожке совершалась по ночам; приверженцы традиционного православия причащались тайно, запасными дарами». (Красное знамя, 1922, 5 октября, №255).

В 1931 году Братский храм был закрыт (ГФКК, ф. Р-1519, оп. 2, д. 320, л. 10), чтобы через 10 лет к вящему позору советской власти, быть открыту немецкими захватчиками. Об этом времени сохранилось мало документов. Укажем на следующее объявление в оккупационной газете «Кубань» от 18 ноября 1942 года: «Православная община Ильинской церкви приглашает всех верующих разделить молитву в день освящения храма, которое состоится 22 ноября. Чин освящения и Божественную литургию совершает архиепископ Владимир Краснодарский и Кубанский». Настоятельство храмом принял протоиерей Николай Бессонов. То, что Свято-Ильинский храм был открыт немцами, для представителей советской номенклатуры, безусловно, являлось фактором скрытого раздражения. Мало кому известно, что 25 февраля 1954 года Краснодарский крайисполком направил ходатайство в Совет по делам Русской православной церкви с просьбой о разрешении на снос этого замечательного исторического памятника. Однако, чудесным образом, это ходатайство затерялось в какой-то из «входящих» папок соответствующих московских кабинетов.

В годы, предшествовавшие хрущевской «оттепели», небольшой Свято-Ильинский храм занимал в г. Краснодаре видное место. В двухэтажном причтовом доме при Ильинской церкви с 1949 по 1963 год размещалось управление Краснодарской и Кубанской епархии, сюда приезжали за назначением священнослужители со всего края, а в самой церкви нередко совершались дьяконские и священнические хиротонии. Все это время настоятельствовал в храме протоиерей Дмитрий Прокопович. 5 июля 1963 года Свято-Ильинский храм вновь был закрыт.
Более 25 лет храмовая постройка, лишенная своего главного элемента — купола, служила помещением склада спортивного инвентаря, все более и более приходя в упадок. Чтобы избежать обвинений в варварстве, колокольня Свято-Ильинской церкви в 70-е годы была окружена ее новыми хозяевами металлическими лесами, но какие-либо работы не производились здесь по несколько лет. Во всем этом было много горькой иронии, тем более, что причтовый дом по соседству занимали производственно-реставрационные мастерские.

Последнее унижение, которое пришлось пережить Ильинке перед ее восстановлением, было, если можно так сказать, морального свойства. Желая заручиться «достойным» ответом приближавшейся дате тысячелетия крещения Руси, директор Краснодарского историко-археологического музея-заповедника И.И. Борзило выступил в конце 80-х годов перед научной общественностью края с предложением открыть в помещении Свято-Ильинского храма музей религии и атеизма. Уже были обмерены площади храма-музея, утверждены штаты сотрудников, составлено «научное» обоснование будущей экспозиции, но тут заявила о себе новая политическая реальность, так называемой «перестройки» и об этой, в одночасье устаревшей, инициативе все забыли.

Свято-Ильинский храм, наряду со Свято-Троицким, стали первыми церквями, переданными властью г. Краснодара верующим в самом конце 80-х годов. Едва ли бы это произошло так скоро, если бы не поддержка законных требований церкви интеллигенцией города, которая организовала тогда сбор подписей. Среди двух тысяч подписей были имена руководителя Кубанского казачьего хора В. Захарченко, профессора краснодарского института культуры Н. Качалова, писателя В. Лихоносова и многих других известных на Кубани людей. Сейчас эта подробность кажется несущественной, но тогда это был, в полном смысле, героический поступок. 27 марта 1990 года центральная газета «Советская Кубань» сообщила о начале реставрационных работ в Свято-Ильинском храме, который уже 2 августа 1990 года был освящен архиепископом Екатеринодарским и Кубанским Исидором (Кириченко). Руководить восстановительными работами было поручено протоиерею Николаю Щербакову, назначенному в храм настоятелем. Это было удивительное время, когда люди, видя, что в церкви начались восстановительные работы, приходили прямо с улицы и предлагали свою помощь, в большинстве своем отказываясь от платы за труд. Большой резонанс вызвала в городе установка на храм нового купола. Благодаря своей предприимчивости настоятелю удалось договориться в Краснодарском авиаотряде, и необходимые работы были выполнены с использованием вертолета. Об этом писали все краевые средства массовой информации: одни отмечали, что церкви наконец таки дали свободу, другие удивлялись, что в ремонте была задействована государственная техника такого масштаба.

В августе 1993 года в день храмового праздника архиепископом Екатеринодарским и Кубанским Исидором была освящена литая латунная икона Св. Илии Пророка, установленная снаружи храма в нише алтарной апсиды. Над иконой около полутора лет трудились местные умельцы, во главе с художником Н. Бугаевым. Рельефное изображение Св. Илии весом около пятисот килограммов, запечатленного в момент принятия им пищи от ворона в пустыне, как о том повествует житие грозного пророка, значительно украсило внешний вид храмового здания, придав ему неповторимые, присущие только ему черты.

Серьезными вехами на пути восстановления храма стали работы по изготовлению нового мраморного иконостаса, строительство помещений первой очереди двухэтажного причтового дома. Незадолго до своего закрытия «Фонд мира» пожертвовал Ильинке звонницу из 6 колоколов. Когда в августе 1995 года Кубань с официальным визитом посетил недавно избранный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, то среди немногих чем-либо примечательных храмов, которые лично посетил Святейший, оказалась и Свято-Ильинская церковь.
Новый этап в жизни Свято-Ильинского храма связан с назначением в 1999 году сюда настоятелем прот. Сергия Овчинникова. Являясь по благословению правящего архиерея в течение 17 лет протопресвитером Кубанского казачьего Войска, последний все свои усилия направил на выявление исторического феномена Свято-Ильинской церкви, как самобытного памятника казачьей культуры конца 19 — начала 20 века.

Символично, что в числе первоочередных работ значилось возведение добротной ограды вокруг храма. Кирпич, необходимый для строительства, был закуплен при разборке старинных зданий города. На воплощение проекта, разработанного художником Ю. Заводчиковым, ушло около года. Ограда получилась натуральной, как будто ее воздвигли сто лет назад. Столбы из точеного кирпича, покрытые медью, кованые решетки между ними и массивные ворота с ажурным металлическим плетением теперь составляли единое целое с храмовой постройкой, представляя из себя как бы православную цитадель в окружении недружественного мира.

Другой эпизод, на котором необходимо остановиться в новейшей истории Свято-Ильинского храма, стал одновременно и важнейшим событием в истории возрождения казачества на Кубани. Мысль о перенесении на Кубанскую землю частицы мощей святого, которого казаки воспринимали бы как «своего», давно уже осознавалась в руководстве войска как необходимость. Таким святым мог бы стать прей. Никон, игумен Киево-Печерский, построивший в 11 веке на Таманском полуострове монастырь, послуживший основанием к распространению христианства в крае. Весной 1999 г. было подготовлено официальное письмо от архиепископа Екатеринодарского и Новороссийского Исидора блаженнейшему митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру, в котором он просил блаженнейшего со вниманием рассмотреть просьбу кубанских казаков и, если это возможно, передать им частицу св. мощей преп. Никона. Во время визита на Украину весной этого же года зам. Главы администрации Краснодарского края, атамана Кубанского казачьего войска В. Громова это письмо было передано первоиерарху Русской Православной Церкви на Украине, который тут же решил вопрос положительно. К осени была сформирована паломническая группа. В нее вошли: руководитель группы есаул А. Горбань, войсковой священник прот. Сергий Овчинников, от совета стариков войска — полковник В. Пономаренко, полковник Ю. Зюзин, учащийся школы при Кубанском казачьем хоре И. Перепелятников, сотник А. Кондратенко. Армавирский «Казак-банк» представил для поездки комфортабельную машину марки «Линкольн». Краснодарский предприниматель А. Афанасенко пожертвовал необходимую сумму на дорожные расходы. 10 октября 1999 года отправляющиеся в поездку казаки собрались в Свято-Ильинском храме г. Краснодара, чтобы поисповедаться перед выполнением важного задания. В Киев прибыли 11 октября, когда Православная церковь отмечает память преподобных отцов Киево-Печерских, что в Ближних пещерах. По этому случаю в Лавре было большое торжество. Из трех литургий, совершаемых в этот день в монастыре, кубанцы приняли участие в той, которая правилась в полночь в катакомбном храме Благовещения Пресвятой Богородицы. По завершении богослужения Кубанской делегации был торжественно передан пакет с частицами мощей святых согласно выбора просителей: прп. Никона (угодника Тмутараканского), прп. Илии Муромца (именуемого в былинах «старым казаком»), прп. Нестора Летописца (в трудах которого освещается история Юга Руси, т.е. «казачья история»). Результат паломнической миссии превысил все ожидания!

За 10 лет своего существования возрождаемое Кубанское казачье Войско накопило в своем архиве наряду с регалиями казачьей истории несколько священных предметов, которые приказом атамана по Войску были возведены в ранг Святынь кубанского казачества. По древней традиции эти предметы, призванные поднимать религиозный дух в народных массах, всегда износятся на места проведения особо крупных войсковых мероприятий: праздников или походов. До недавнего времени в числе этих святынь значились:

  1. Евангелие Запорожское — дар казачьему Межигорскому монастырю атамана Калнишевского (хранится в Краснодарском историко-археологическом музее-заповеднике).
  2. Икона Вседержителя — подарок Патриарха Московского и всея Руси Алексея II во время посещения Кубани в 1995 году (хранится в правлении ККВ).
  3. Икона святого великомученика и Победоносца Георгия — подарок кубанского архипастыря, в правление которого произошло возрождение казачества на Кубани, владыки Исидора (Кириченко) (хранится в правлении ККВ).

Теперь этот список пополнился только что привезенными новыми святынями. Для частиц св. мощей трех «казачьих» святых известным кубанским художником-ювелиром М. Смаглюком был изготовлен специальный ковчежец тонкой работы по серебру и эмали. Атаманским распоряжением и по согласованию с владыкой Исидором было определено и место вечного хранения новой святыни — храм святого Пророка Божия Илии в г. Краснодаре (Екатеринодаре).

В 2007 году Свято-Ильинскому храму должно было исполниться сто лет. Задолго до этого знаменательного юбилея церковный актив поставил перед собой цель сформировать крепкую общину, способную решать любые задачи церковного благоустроения. Внимание было сконцентрировано на внебогослужебной жизни причтового дома, фасад которого специально украсил тремя иконами, выполненными из камня в технике мозаики, художник К. Шахбазян. Характерным оказался выбор икон: лик Спасителя, запечатленный чудесным образом на плате, как прообраз ратного знамени и парные изображения святых Кирилла и Мефодия — покровителей христианского просвещения. Здесь, в общении единомышленников, будь то православный кинолекторий или кружок кулинарного искусства постной трапезы, зарождались и получали развитие различные духовные инициативы, исподволь подготавливавшие главный труд последующего пятилетия — будущие настенные росписи Свято-Ильинского храма.

15 ноября 2002 г. благословением митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора (Кириченко) положено начало настенным росписям Свято-Ильинского храма. Идейный замысел принадлежал протоиерею Сергию Овчинникову. Финансирование проекта было осуществлено Александром Новиченко. Живописные работы выполнены художниками Вячеславом Толмачевым, Романом Мартыненко, Михаилом Миховичем и др. 15 марта 2007 г. Божией милостью росписи были завершены, на что ушло 4 года и 4 месяца.

Тема не аскетического, а героического православия стала основной в системе живописных образов, украшающих стены Свято-Ильинской церкви. И это закономерно: ведь казачество стремится последовательно претворять в жизнь идеал героического прочтения Евангелия: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоанн 15:13). Вот почему одно из центральных мест в храме — свод над хорами посвящается иконописному изображению «Церковь воинствующая», иконе, на которой все святые, от века просиявшие в христианском мире, предстают в образе воинов, противоборствующих греху и людям, ему подверженным.

Из существующих более чем 260 канонов иконы Божьей Матери был воспроизведен один, но зато особенно дорогой прихожанам, родившимся и живущим на нашей земле. Это икона Божьей Матери, именуемая «Азовской»,— вестница победы над турками в крепости Азов.
Изображаемые обычно в православных храмах двунадесятые праздники в Свято-Ильинской церкви представлены лишь одной духовной картиной - праздником Воскресения Господня, но и этот выбор не случаен. Первая церковь в столице казачьего края была освящена именно в честь названного праздника. Для нас представляется очень важным реконструировать мотивы этого исторического выбора (а всякий выбор, как известно, характеризует самого выбирающего) и через него прийти к утверждению духовных приоритетов и моральных ценностей наших мужественных предков, которые Воскресение Христово воспринимали прежде всего как Победу над смертью!
Росписи храма можно читать как своеобразную книгу в красках, книгу истории становления православия на юге России. Из всего сонма подвижников выделены и запечатлены те святые, которые имели к нашей истории непосредственное отношение. Здесь можно увидеть просветителя славян равноапостольного Кирилла, когда-то прошедшего по кубанским степям на пути в Хазарию; и святого Никона, угодника Тмутараканского, подвизавшегося на Тамани в XII веке; и хорошо известного всем богатыря Илью Муромца, именуемого в былинах старым казаком, а в жизни реального человека, окончившего жизненный путь в стенах Киево-Печерского монастыря и причисленного за свои духовные подвиги Русской Православной Церковью к лику святых.

Росписи Свято-Ильинской церкви сделали ее одним из самых замечательных православных памятников Кубани, который имеет свое лицо, воплощая идею деятельного героического православия.

Сегодня храм живет полнокровной богослужебной жизнью, славословя Бога и творя новую земную историю. Здесь открывается чистая страничка вечной жизни через крестины кубанцев, сюда приходят со своими бедами и радостями десятки людей, получая духовную поддержку и окормление, здесь соединяются со Христом в таинстве Евхаристии и здесь же ставится точка в земной жизни человека — его отпевание,— и начинается бытие вне времени в ожидании славного и страшного Пришествия Господа нашего Иисуса Христа.


Храм расположен:

г. Краснодар 350 000
Ул. Октябрьская 149 (пересечение улиц Октябрьской и Пашковской)
Телефон: (861) 259-03-15

Банковские реквизиты для пожертвований:

Местная православная религиозная организация
Приход Свято-Ильинского храма
В ОАО АКБ «УралСиб-Юг банк»
Ленинский филиал г.Краснодара
р/сч 40703 810500110001060
БИК 040349713
ИНН 2308023999
КПП 230801001
к/сч 30101810400000000713

Богослужения совершаются

ежедневно
утром в 8:00 и вечером в 17:00.
В воскресный день - две Божественные литургии ранняя 7:00, поздняя 9:00.

Три раза в неделю в храме читаются акафисты:
в воскресенье вечером — празднику,
в четверг вечером — Св. Николаю Чудотворцу,
в пятницу — иконе Божией Матери «Неупиваемая чаша».