Войсковой священник Кубанского казачьего войска протоиерей Сергий Овчинников пользуется огромным авторитетом среди кубанских казаков. Ведь именно он стоял у самых истоков возрождения казачества, провел огромную работу изучению истории гимна Кубани. Он же принимал активное участие в возвращении на Кубань регалий Кубанского казачьего войска, а также праха «кубанского дiда» — основателя российской статистики и автора многотомной истории Кубанского казачьего войска Федора Андреевича Щербины. Того самого Щербины, благодаря усилиям которого эти регалии были спасены в годы Гражданской войны.

Свято-Ильинский храм, настоятелем которого является отец Сергий, — один из старейших храмов Краснодара. Фрески, которыми по инициативе отца-настоятеля расписан собор после реставрации, уникальны и представляют собой наглядную историю казачества на Кубани, а история эта начинается от Запорожья и высадки черноморцев на Тамани и продолжается современными казаками Кубанского казачьего войска. Мало того: отец Сергий сумел привезти из Киево-Печерской лавры частички мощей всех святых, когда-либо связавших свой подвижнический подвиг с кубанской землей.

- Отец Сергий, за пределами Кубани, и за рубежами России вас знают прежде всего как автора многочисленных исследований именно по истории казачества. Откуда проснулся в Вас интерес к казачеству?

- В начале 1990 года, когда казачество на Кубани только начало возрождаться, я после окончания университета работал в Краснодарском историко-археологическом музее-заповеднике им. Е. Д. Фелицына. Работал я в секторе кубанской литературы, занимался разработкой тематическо-экспозиционного плана и выстраиванием мемориально-архитектурной базы в доме-усадьбе писателя и наказного атамана Черноморского казачьего войска Кухаренко — сейчас это Литературный музей Кубани. Конечно же, часто встречался с казаками. Вот тогда-то я и начал заниматься историей казачества: она меня просто захватила. Тогда же в мои руки попали воспоминания полковника Елисеева, белого эмигранта, хранившиеся в фондах исторического музея под большим секретом. После их прочтения у меня возникло острое желание написать статью о войсковом гимне. Это знаменитая «Ты Кубань, ты наша Родина…», которую последний атаман ККВ генерал Науменко уже в эмиграции приказал исполнять как Гимн ККВ.

Я начал поисковую работу, и в результате вскоре была написана обширная статья, первая публикация которой состоялась в журнале «Альманах Кубани» — в то время это было известное издание, читаемое по всей России. Затем по инициативе руководителя прославленного Кубанского казачьего хора Виктора Захарченко и на средства ККХ она была издана небольшой книжкой под названием «Войсковой гимн Кубанского казачества как памятник гласного исповедания народной души» — книжка эта пользовалась, да и сейчас пользуется, большим спросом.

Это были довольно смелые шаги, ведь я благожелательно отзывался о казачестве, хотя в то время историки касались этой темы осторожно, а порой и в негативном ключе. К тому же я писал о значении религии в жизни казаков, об отношении казаков к самодержавию. Видимо, я немного опередил какие-то политические тенденции нашего общества.

- А как Вы стали войсковым священником, отец Сергий?

- Моя судьба вскоре сделала крутой поворот. Открыв Литературный музей Кубани, я ощутил, что моя работа в этом направлении закончена. Имея две симпатии в своей душе — православие и казачество — я решил «бросить якорь» в лоне Православной Церкви: ведь я верующий человек. Я и раньше посещал храм, был знаком священноначалию нашей епархии и с удовольствием выполнял все его просьбы. Церковь получила уже определенную свободу, люди устремились в храмы, возник огромный интерес к истории Православия на Кубани. Нужен был исследователь, способный разыскать всю возможную информацию о церквях, ведь некоторые были перестроены, некоторые полуразрушены, а некоторые, как, например, войсковой Александро-Невский собор, сметены с лица земли.

Я взялся за эту работу. А вскоре получил от правящего архиерея епархии Владыки Исидора предложение принять священнический сан и связать свою судьбу с Церковью навсегда. Так что ко времени проведения Первого учредительного съезда Союза казаков в 1991 году я имел уже сан священника.

- И казакам Вы тоже были хорошо известны, и не только по книжке о кубанском войсковом гимне…

- Который благодаря трудам все тех же Виктора Захарченко и Кубанского казачьего хора довольно скоро был утвержден Законодательным собранием Краснодарского края как гимн всей Кубани! Да, к тому времени и для казаков я был человеком знакомым. Ведь участвовал в различных заседаниях по казачьей тематике сначала как музейный работник, а потом и как священнослужитель. Видя мое сочувствие и участие в делах казачества, в возрождении казачества от самых первых его дней, казаки обратились ко мне с просьбой стать войсковым священником Кубанского казачьего войска. Вот с тех пор, по благословению нашего архипастыря, я уже на протяжении двадцати лет окормляю кубанских казаков.

- За это время много воды утекло, многое изменилось. Что из произошедшего за это время Вы считаете самым важным для казаков?

- Прежде всего воссоздание в центре кубанской столицы войскового собора во имя святого благоверного князя Александра Невского и тот факт, что произошло оно по инициативе Александра Ткачева, нашего губернатора, родового казака. Важно возрождение храмов в кубанских станицах, многие из которых, кстати, являются памятниками архитектуры и изумительными образцами кубанского зодчества: была даже разработана и профинансирована краевая целевая программа. Важно, что в кубанских школах изучаются основы православной культуры и история Кубани, что все больше становится классов, групп, клубов казачьей направленности и даже казачьих учебных заведений - техникумов, школ, детских садов. Особенно важно, что все это делается совместно с Церковью, что, по просьбе атамана Кубанского казачьего войска Николая Долуды, Владыка «прикрепил» своим благословением к казачьим обществам уже не один десяток священнослужителей. Важно, что казаки вновь становятся воинами Христовыми, как это было прежде.

- История кубанского казачества полна героизма, славных и трагических моментов. И роль православной веры в этой истории велика! Как Вы оцениваете роль Православия в жизни современного казака?

- Казак это в первую очередь православный воин, защитник Отечества и веры православной, а значит, на первом месте у него всегда была и есть служба. Исторически казаки не так уж регулярно ходили в храм, хотя первым «зданием», «построенным» сразу же после переселения на Тамань, была походная церковь-палатка. Да и всякий населенный пункт, будь то станица или столичный град, начинались с размежевания главной улицы — «красной» — и строительства храма, а не домов. Времени на молитву у казаков на кордонах было мало, ведь изначально перед ними стояла несколько иная задача: в отличие от жителей центральной чести России, они проводили большую часть времени на границе, защищая рубежи нашей Родины. Но это отнюдь не значит, что в Бога они верили меньше. Веровали-то как раз сильно. Просто у бывших «запорiзьцев» был свой путь к Богу.

- Но были и времена безбожного лихолетья…

- За долгие годы воинствующего атеизма духовный потенциал нашего народа значительно понизился. Это относится, увы, и к казакам. Поскольку казаки — православные люди, насаждение атеизма шло в ногу не только с уничтожением самой сути казачества, но и с физическим истреблением казаков от мала до велика: недаром же Кубанское казачье войско во главе со своим атаманом ежегодно совершает поминовения не только на местах славных подвигов отцов и дедов, но и на местах восстаний и массовых расстрелов.

Сегодня перед нами стоит задача возвращения казакам их традиционной религиозности.

- Здесь у кубанцев возможен свой, особый путь…

- Известен факт, что священнослужители Черноморского войска долгое время избирались из особо набожных казаков и сохраняли теснейшую с ним связь. Это во многом способствовало укреплению веры. И сейчас многие батюшки, которые несут послушание окормлять казачьи общества, дружат с казачьими семьями. По необходимости дают казакам и казачкам советы в каких-либо делах, помогают решать вопросы личной жизни, а это для всякого человека важно. Священнослужители не пропускают ни одного мероприятия, проводимого реестровыми казаками любых обществ. На каждое крупное войсковое мероприятие правящий архиерей дает свое благословение.

В свою очередь казаки никогда не отказывают в помощи и святым отцам, в том числе помогают в строительстве и благоустройстве территории храмов, охраняют церкви. И уж конечно же, прежде чем начать любой сбор, казаки вместе со своим батюшкой обязательно прочтут молитву.

- Отец Сергий, Ваше интервью прочтут казаки во всех регионах страны и за ее пределами. Что бы Вы хотели пожелать читателям журнала «Российское казачество»?

Казаки — это единая большая семья, которая знает нужды друг друга, и может указать на недостатки. И мы всегда должны быть вместе, потому что только так мы сильны.


Журнал «Российское казачество» № 6, 2011 г.

Материал с сайта Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества и войсковых казачьих обществ России http://kazakirossii.ru