Возвращение на кубанскую землю казачьих святынь завершается. Скоро казачий край будет встречать очередную, на этот раз уже последнюю партию войсковых регалий Кубанского казачьего войска. А также предметов, которые являются скорее дорогими казачьему сердцу реликвиями.

Эта партия казачьих святынь без всякого преувеличения уникальна. Хранители казачьего музея Кубанского казачьего войска за рубежом передали ККВ не только последнюю партию собственно регалий, среди которых, например, штандарт 6-го Кубанского пластунского батальона, а также черкеска и бешмет наместника на Кавказе Великого князя Михаила Николаевича Романова, атаманская насека и пернач-шестопёр, подлинные чехлы от знамен. Нет, они передали достаточное количество предметов, связанных с разными периодами существования казачества еще от времен Запорожской Сечи. Предметов, бывших для кого-то последней, может быть, связующей с родиной нитью.

– Просто удивительно, насколько силен в наших братьях-казаках в зарубежье казачий дух, насколько сильна даже в потомках тяга к родине, – одновременно и радуется, и удивляется директор краевого департамента по делам казачества казачий полковник Виктор Калиненко.

Дух действительно силен. Уже исполнив соглашение о возвращении на Кубань регалий ККВ, хранители Казачьего музея в США (штат Нью-Джерси) еще раз пересмотрели экспозицию с целью передать на родину как можно больше реликвий.

На Кубани отреагировали незамедлительно. В Америку вылетели директор департамента по делам казачества администрации Краснодарского края Виктор Калиненко и кубанский историк Олег Ратушняк. В аэропорту Нью-Йорка их встретил атаман Кубанского казачьего войска за рубежом Александр Певнев с супругой. Благодаря поддержке хранителей казачьих святынь – Николая и Марии Сухенко, Николая Дубовского и Наталии Назаренко-Науменко – переговоры прошли столь успешно, что отныне можно быть уверенными: не возвращенным останется лишь то, что передать нереально, поскольку это – личные вещи потомков. Переданные же предметы скоро будут на родной земле.

Но вернемся к прибывающим регалиям и историческим реликвиям. Среди предметов, ожидающих сейчас своего оформления в консульстве, – серебряная люстра XVII века: ее запорожцы получили как трофей, воюя с «ляхами». Это не регалия Войска. Но каждый кубанец, каждый казак будет рад увидеть ее своими глазами и показать детям, внукам и правнукам, ведь это – свидетельство ратного духа казачества.

Среди привезенных предметов – портупея императора Николая I и перчатки его супруги. Больше ста лет они хранились в небольшой деревянной шкатулке, и как семейная реликвия бережно передавалась от одного поколения к другому. К шкатулке приложено сопроводительное письмо, в котором изложена история этой поистине удивительной казачьей реликвии.

В нем в частности, говорится, что изначально памятные предметы принадлежали генералу от кавалерии Андрею Александровичу Куцынскому. В годы службы при графе Бенкендорфе он часто бывал в царском дворце и знал многих служивших при императоре Николае I. В 1855 году, будучи уже в отставке и живя в Варшаве, Куцынский отправился в Петербург поклониться праху недавно скончавшегося «обожаемого Государя». И упросил старых слуг дать ему на память «вещицу, не имеющую цены, но бывшую близко к Государю». Так в его руки попала портупея, которую Николай I носил «до последнего дня пока не слег в постель», а также перчатки, которые, как предполагает автор пояснительного письма, отставной подполковник Сумского гусарского полка Михаил Федоренко(в), принадлежали императрице Александре Федоровне.

В 1875 году, после смерти Куцынского, реликвии достались его сыну Александру, адъютанту наместника Царства Польского. А в 1878 году Александр Куцынский, уезжая за границу, подарил их своему другу, автору того самого пояснительного письма. Впоследствии предметы попали в Казачий музей в США. Сейчас они уже на Кубани – именно их демонстрировал, рассказывая о поездке корреспонденту «Кубанского казачьего вестника», директор краевого департамента по делам казачества.

Особняком в списке прибывающих на Кубань предметов стоит столовое серебро с клеймами Мариинского института и Гвардейского дивизиона. Казалось бы, просто музейная ценность. Но на каждой из сорока четырех столовых ложек, на каждой чайной ложечке и на ножах выгравированы чины и имена казаков императорского конвоя, пользовавшихся этими приборами более ста лет назад.

– Берешь в руки такую ложечку, и ощущаешь некоторый трепет, – рассказывает Виктор Калиненко. – Благодаря этой гравировке нам удастся восстановить имена казаков, может быть, отыщутся их потомки или родня. А если после сталинского лихолетья не осталось никого, эти предметы помогут сохранить память о наших верных родине земляках.


Ирина Гвоздецкая
Фото Николая Балышкина