Н.А. Корсакова
Б.Е. Фролов
Т.В. Юрченко
Краснодарский государственный
историко-археологический
музей-заповедник им. Е.Д. Фелицына


Уникальные экспонаты собраний КГИАМЗ, поступившие на хранение в июле 2008 г., – знамена из коллекции кубанских казачьих регалий. Датируются они XVIII – нач. XX в.

В составе войсковых регалий знамёна были вывезены из Екатеринодара в феврале 1920 г. в эмиграцию. В 1920–1944 гг. знамёна хранились в Югославии в Военно-Географическом институте, затем в Военно-Историческом музее Белграда. В апреле 1944 г. регалии были вывезены комиссией во главе с атаманом ККВ в эмиграции В.Г. Науменко (1883–1979). Их судьба в период II Мировой войны описана в дневниках Науменко, которые были опубликованы профессором С.Н. Якаевым [1]. После окончания войны знамёна хранились в казачьем музее в США, сначала в г. Нью-Йорке, затем в г. Ховелле штате Нью-Джерси [2].

Коллекция знамён имеет отношение как к истории России, так и к истории Черноморского и Кубанского казачьих войск.

Знамёна – своеобразная летопись боевой славы казачества, источник по истории военных частей и соединений. Декоративное оформление знамён – с богатой вышивкой серебряными и золотыми нитями, аппликациями, живописными изображениями – позволяют считать их и памятниками прикладного искусства.

Кубанские войсковые знамёна могут быть также использованы как документальный источник для датировки и атрибуции исторических событий. В системе вспомогательных исторических дисциплин появилась наука знамёноведение – вексиллология [3].

При исследовании любого вида исторических памятников важно определить терминологию. Существует ряд названий знамён – штандарт, знамя, хоругвь, стяг, прапор, значок, знак. Кубанские войсковые знамёна составляют определенную знаковую систему хранения и передачи исторической информации. Основные составляющие части знамён – древко, полотнище, навершие, лента, тесьма, шнуры с кистями, скоба, подток, гвозди, чехол, обёртка и темляк [4].

Навершие – металлическое украшение в форме копья на верхнем конце древка. Оно может иметь также вид геральдической фигуры – например, орла или религиозного символа – креста. Полотнище – кусок хлопчатобумажной или шёлковой ткани, прикреплённой к древку. Оно может быть квадратным, прямоугольным, имеющим вырез по внешнему краю в форме двух косиц. Часть полотнища, которое поворачивают на древко для прибивки, называют запасом. Древко – палка, к которой при помощи металлических, бронзовых или серебряных гвоздей крепится полотнище.

Знамя имеет лицевую и оборотную стороны. К древку, ниже навершия, привязывают или прибивают ленты, часто орденские, тесьму или шнуры с кистями. Ниже полотнища на древко прикрепляется металлическая скоба, на которой делаются подписи. На нижний конец древка, чтобы оно не разбивалось, надевают металлический цилиндрический стакан, который называется подток.

Полотнище к древку прибивается специальными гвоздями. Полотнище, навершие, скоба и ленты обладают наибольшей информативностью [5].

Для сохранности знамён на них надевают специальную замшевую или тканевую обёртку и кожаный чехол. Существуют знамённые принадлежности, при помощи которых знаменщики носят знамёна. Это – панталер в виде перевязи с галунами и бахромой и кожаный ремень, крепившийся к седлу, – бушмат.

В исторической литературе недостаточно описаний знамён Кубанского казачьего войска. Предпринималась в начале XX в. попытка издать каталог или альбом. Среди современных исследований отметим работы Б.Е. Фролова [6] и А.В. Чернышова [7].

В исторической литературе XIX – в начале XX в. при описании знамён применяется термин: «знамя есть священная хоругвь». Одним из первых, пожалованных императрицей Екатериной II Черноморскому казачьему войску, было знамя 1788 г. из белого шёлка. На лицевой стороне масляной краской написан чёрный двуглавый орёл, увенчанный тремя золотыми с малиновым подбоем коронами. На груди орла помещён фиолетовый с голубой каймой крест – в форме Георгиевского креста с золотым солнцем. В лапах орла – голубая держава и золотой скипетр в золотом сиянии. На обратной стороне восьмиугольная Андреевская звезда с голубым кругом в середине. В круге расположен крест Святого Андрея Первозванного с короной, которую поддерживают два ангела. По сторонам от ангелов красными буквами – девиз: «За веру и верность».

В 1792 г. Императрица пожаловала Черноморскому казачьему войску ещё одно знамя. Это полотнище прямоугольной формы из трёх полос голубой шёлковой ткани. На одной стороне тёмной краской выписан гербовый двуглавый орёл с тремя золотыми с малиновым подбоем коронами. На теле орла помещён Георгиевский крест, в центре которого – солнце с ликом в окружении золотого сияния. На другой стороне полотна золотой краской выполнена Андреевская звезда.

В царствование императора Павла I знамёна стали жаловаться на постоянное использование и со специальной грамотой. Эту традицию соблюдали и другие российские императоры.

В указе от 30 апреля 1797 г. «О приводе воинских чинов к присяге не иначе, как под знамёнами» было сказано: «В подтверждение прежде данного повеления, всех воинских чинов, определяющихся в службу или удостоенных повышения в оной, какого бы чина и звания ни были, приводить к присяге всякий раз не иначе, как под знамёнами» [8].

У кубанских дореволюционных исследователей не было единого мнения о количестве знамён, данных Черноморскому казачьему войску в XVIII – первой половине XIX века. Известные кубанские историки – И.Д. Попка [9], П.П. Короленко [10], Е.Д. Фелицын [11] в своих трудах не только сделали описание знамен, но и указали сведения о местах хранения коллекции в Екатеринодаре, церквах Кубанской области, соборах Москвы и Петербурга. Большое количество ранних знамён хранилось в Петербургском Спасо-Преображенском соборе и собрании Эрмитажа.

В описи знамён, подготовленной Войсковым штабом ККВ в конце I Мировой войны, в состав регалий входили 89 знамён: 10 войсковых (из них 6 Георгиевских), 31 полковое знамя (из них 3 Геогиевских), 35 куренных и 13 значков [12].

В 70–90 гг. XIX в. знамёна хранились в специальных помещениях в Кубанском областном правлении, войсковом штабе ККВ, а также в Александро-Невском соборе и доме наказного атамана.

Знамёна на временное хранение разрешалось передавать в некоторые станичные церкви и полки. В начале XX в. Обществом любителей изучения истории Кубанского казачества (ОЛИКК) предпринята попытка издания альбома с фотографиями. В эти годы современники отмечали слабую сохранность и ветхость многих знамён: «Полотнища знамён вылиняли, от времени изменили свой первоначальный вид. Масляные краски, которыми были выписаны изображения, потускнели и местами осыпались. В дни войсковых кругов и торжеств при выдаче знамён депутатам истлевшие кусочки полотна осыпаются. Внешность регалий всё более и более утрачивает свой первоначальный вид, и наступит, наконец, время, когда таковой будет совершенно утрачен, и притом навсегда» [13].

В первый раз регалии покинули Екатеринодар в феврале 1918 г. – в период отступления Белой армии. Они хранились полгода в ящиках, закопанных на хуторе близ станицы Брюховецкой. Такое хранение сильно повлияло на ткани знамен и царские грамоты. В эмиграции в годы II Мировой войны знамёна также попадали в неблагоприятные условия в различных местах Германии. В дневниках атамана В.Г. Науменко подробно описывается состояние коллекции. Так, после бомбардировки немцами Белграда в апреле 1941 г. бомба попала в помещение музея; атаман отмечает: «При осмотре налицо были все знамёна – 90, все грамоты. Главное – грамоты и знамёна уцелели, знамёна только слежались» [14].

В конце XX в. из жизни уходит эмиграция первой волны. Созданные ею музеи в США и Европе приходят в запустение, экспонаты становятся добычей коллекционеров.

Условия хранения знамён в казачьем музее в Нью-Джерси не соотвествовали норме. Знамёна на протяжении нескольких десятилетий хранились в плотно закрытых целлофановых пакетах; от дождей протекала крыша, создавая высокую влажность. Многие знамёна почти полностью утрачены. Навершия многих знамён поломаны, отсутствуют золотые Георгиевские кресты с белой эмалью, серебряные гвозди; порваны, сгнили Георгиевские ленты.

Процесс возвращения этих ценнейших раритетов начался в 1998 г. – по предложению дочери атамана Науменко Наталии Назаренко в период её приезда на историческую Родину – Кубань. В апреле и сентябре 2007 и в 2008 г. возвращается на Кубань первая часть коллекции, состаящая из 60 знамён.

Коллекция кубанских войсковых знамён находится на длительной реставрации в Государственном научно-исследовательском институте реставрации в Москве. Реставрация их началась с подробного изучения, описания, фотофиксации каждого кусочка ткани знамени, надписей, живописи [15].

Для полной и точной атрибуции кубанской знамённой коллекции необходимо выявить исторические материалы, провести огромные консервационно-реставрационные работы, которые не только придадут реликвиям экспозиционный вид, но и сохранят их подлинность.

В процессе реставрации и изучения знамён выделяется следующая их классификация: знамёна Запорожского и Черноморского казачьих войск XVIII – начала XIX в.; знамёна периода царствования императора Александра II; мемориальные знамёна, связанные с важными историческими событиями.

Частично коллекция знамён уже опубликована в книге «Казаки Зарубежья» [16].

В ноябре 2008 г. в Москве изготовлены копии грамоты императора Александра I и двух знамён – они отвезены в Казачий музей в Нью-Джерси.

Изучение коллекции кубанских казачьих знамён позволяет говорить о её высокой информативности и большой историко-культурной ценности.

Литература и источники

1. Науменко В.Г., Назаренко Н.В. Пути-дороги казачьих регалий. – Краснодар, 2005.
2. Протокол заседания Кубанского Войскового совета в Нью-Джерси // Казак. – № 293, 1977.
3. Вилинбахов Г.В. Русские знамёна. – СПб., 2005. С. 16–21.
4. Корнаков П.К. Вексиллологическая терминология. // Геральдика. Материалы и исследования. Сборник научных трудов. – Ленинград, 1983. С. 120–138.
5. Тевяков Т.Н. Атрибуция знамён русской армии. 1883–1917 гг. // Антиквариат. – Октябрь 2003. С. 96–100.
6. Фролов Б.Е., Науменко В.Е. Регалии Кубанского казачества. – Краснодар, 2001.
7. Чернышов А.В. Знамёна пеших батальонов Черноморского казачьего войска, пожалованные в 1845 г. Фелицынские чтения (X). Материалы межрегиональной научной конференции. – Краснодар, 2008. С. 164–174.
8. Вилинбахов Г.В. Указ. произв. С. 66.
9. Попка И.Д. Черноморские казаки в их гражданском и военном быту. – С Пб., 1958.
10. Короленко П.П. Описание знамён воинских частей Кубанского казачьего войска // Кубанский сборник. Том XIII. – Екатеринодар, 1908.
11. Фелицын Е.Д. Памятная книжка Кубанской области 1881 г. – Екатеринодар, 1881.
12. Опись знамён и регалий. – Екатеринодар, 1911.
13. Гладкий И.Е. Описание знамён и войсковых регалий. Рукопись. Фонды КГИАМЗ.
14. Корсакова Н.А. Дневники атамана Кубанского казачества в Зарубежье В.Г. Науменко как источник исследований о судьбе кубанских войсковых регалий. Зарубежная Россия 1917–1939. Сборник статей. – СПб., 2008. С. 87–90.
15. Ермакова Н.Т. Собрание знамён Кубанского казачьего войcка. // Станица. – № 2(51). 2008. С. 7–9.
16. Казаки Зарубежья. – М., 2008. С. 198–200.


Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009.

Статья подготовлена при поддержке РГНФ и администрации Краснодарского края, проект № 08-01-3811 а/ю.


Фото