Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Кубанский хор в советские годы. Кубано-Черноморский певческий хор и Кубанский мужской вокальный квартет (1917–1932 гг.)

27.05.2011. Количество просмотров: 406

Степан Еременко

За годы Советской власти профессиональные хоры Кубани неоднократно меняли организационную структуру, количественный состав и манеру пения: от хора с академической манерой пения (Кубано-Черноморский государственный певческий хор) до русского народного (Государственный Кубанский казачий хор), от вокального ансамбля (Кубанский мужской вокальный квартет) до ансамбля песни и пляски (Государственный ансамбль песни и пляски кубанских казаков). Каждый из названных коллективов сыграл определенную положительную роль в деле пропаганды песенно-хорового наследия, в патриотическом и музыкально-эстетическом воспитании советских людей на том или ином историческом этапе.

В период восстановления народного хозяйства, перестройки системы народного образования и культуры профессиональный коллектив необходим как агитатор, пропагандист и боец за новое искусство. Хоровая самодеятельность была еще слабой и малочисленной, да и задачи стояли несколько иные. Широкую и регулярную пропаганду лучших произведений музыкальной классики, народного творчества и советских композиторов мог осуществлять только профессиональный коллектив. Бывший Войсковой хор в марте 1918 г. преобразуется в Советский, а с 21 апреля 1920-го – в Кубано-Черноморский певческий хор и передается в ведение подотдела искусств облоно. А если учесть, что Кубань по территории равна среднему государству Европы и с некоторыми районами было плохое транспортное сообщение, то одного коллектива для широкого общения жителей с хоровым искусством было явно мало. Кубано-Черноморский отдел народного образования создает профессиональные хоры по всех отделах и округах Кубани (В первые годы Советской власти Кубано-Черноморская область делилась на два округа (Новороссийский и Туапсинский) и на семь отделов (Екатеринодарский, Лабинский, Ейский, Майкопский, Баталпашинский, Кавказский, Таманский).).

К сожалению, материалов о деятельности окружных и отдельских государственных певческих хоров не сохранилось. Но, изучая направления работы Кубано-Черноморского областного певческого хора, можно с уверенностью сказать, что они проделали большую музыкально-воспитательную и пропагандистскую работу. Их расформирование было связано в первую очередь с хозяйственными затруднениями в стране и на Кубани в частности. Достаточно сказать, что в 1920 г. выпуск промышленной продукции по всей Кубани составлял 25 процентов к довоенному уровню, почти в два раза сократились посевные площади, значительно снизилась урожайность, почти наполовину уменьшилось поголовье скота и т. д. И даже в этих неимоверно трудных условиях профессиональный коллектив не только сохраняется, но и укрепляется.

На одном из первых заседаний художественного совета Кубано-Черноморского певческого хора 25 мая 1920 г. был решен вопрос об изменении его структуры. Если Войсковой хор в силу церковных традиций состоял из мальчиков и мужчин, то художественный совет решил укомплектовать партии сопрано и альтов женскими голосами. Такая перестройка была вызвана тем обстоятельством, что хор стал концертным и при нем не было общеобразовательной и музыкальной школ для обучения детей.

Новые творческие задачи повлекли за собой изменение и манеры пения. Если для большей части духовных сочинений была приемлема приглушенная манера, то для революционных и многих русских народных песен, для произведений советских композиторов с их чеканным, бодрым ритмом необходим был светлый, полетный звук. Я. Тараненко много сил и энергии тратит на работу над дыханием, звукообразованием, дикцией, интонацией. И помогает ему в этом непосредственно репертуар, условия концертных выступлений и всеобщий творческий подъем как участников хора, так и слушателей, чутко реагировавших на каждое исполненное произведение.

Количественный (около 80 человек) и качественный состав хора давал возможность включать в репертуар произведения любой сложности. В каждом концерте хора обязательно исполнялись революционные песни, в пение которых зачастую включались все присутствующие.

Задачи коллектива на новом этапе деятельности руководитель хора Я. Тараненко изложил в докладной записке в адрес подотдела искусств от 8 сентября 1920 г.: «Кубано-Черноморский государственный хор должен быть музыкально-культурно-просветительным учреждением для всей Кубано-Черноморской области... хор должен выступать в самостоятельных концертах, как в Екатеринодаре, так и по области, и не только в городах, но и в станицах» (ГАКК. Ф. Р-365. Оп. 1. Д. 1176. Л. 14–16.). Новый коллектив не только пропагандировал лучшие сочи¬нения народного и композиторского творчества, но и являлся образцом исполнительского мастерства, к которому должны были стремиться отдельские государственные и самодеятельные хоровые коллективы. Для более равномерного обслуживания населения Кубани был разработан специальный график концертных выступлений в Краснодаре и по области: хор должен был еженедельно выступать в центре города, в его окраинных районах, один раз в месяц давать концерты для каждого профессионального союза в отдельности. Концертные поездки по станицам проводились в осенне-весенний период.

Большой популярностью у слушателей пользовались народные и авторские песни о Гражданской войне и о легендарных полководцах («Гулял по Уралу Чапаев-герой», партизанские песни «Не вейтесь, чайки, над морем» и «По долинам и по взгорьям», «Марш Буденного» Дм. Покрасса, «Проводы» Д. Васильева-Буглая, «Держи, товарищ, порох сухим» Г. Лобачева, «Конная Буденного» А. Давиденко и др.), обработки русских и украинских народных песен («Вниз по матушке по Волге» в обработке А. Глазунова, «Кума», «Рыболов», «Ты, рябинушка», «Не одна в поле дороженька пролегла», «Стенька Разин» в обработке А. Кастальского, «Утушка луговая» в обработке А. Александрова, «Степь Моздокская», «Ой, чи чула», «Песнь крестьянки» в обработке Г. Лобачева и др.).

В летнем концертном сезоне 1921 г. хор принял участие в постановке оперы Н. Римского-Корсакова «Снегурочка» и неоднократно выступал в концертах совместно с государственным симфоническим оркестром.

Финансовое положение коллектива в 1920–1921 гг. было очень тяжелым. Заработная плата задерживалась или выплачивалась частично, курс рубля часто менялся, и полученные деньги не всегда могли удовлетворить самые минимальные запросы хористов и их семей. На общем собрании государственных симфонического оркестра и хора 7 июля 1921 г. в присутствии представителей от областного союза работников искусства и облполитпросвета обсуждался вопрос о дальнейшем существовании коллективов.

Собрание постановило: с 10 июля 1921 г. распустить симфонический оркестр, а после очередного отпуска – и певческий хор. Так в связи с очень трудным хозяйственным положением области профессиональные коллективы прекратили свое существование.

Место хора в деле пропаганды вокально-хоровой музыки в конце 20 – начале 30-х годов занял Кубанский мужской вокальный квартет. Бессменным руководителем его и исполнителем партии второго баса был талантливый певец и хормейстер А. Авдеев. Квартет был организован в 1925 г. по инициативе А. Хоперского. Областной профессиональный союз работников искусств поддержал это ценное начинание и способствовал творческому росту и деятельности молодого коллектива.

Первые же выступления квартета привлекли внимание музыкальной общественности и любителей хоровой музыки. По поводу одного из концертов в Краснодаре газета «Красное знамя» сообщала: «Работа Кубанского квартета, которую он показал на концерте 18 апреля, обширна по размаху и, несомненно, весьма значительна с художественно-исполнительской стороны... Квартет под опытным руководством Авдеева имеет готовый репертуар, в который входят русские, украинские и кубанские народные песни. Художественно-просветительное значение квартета бесспорно» (1926. 27 апреля. С. 5).

Большинство концертов начиналось русской народной песней «Узник» в обработке для мужского 4-голосного хора А. Туренкова. Заслуженной любовью у исполнителей и слушателей пользовались русские народные песни: «Эй, ухнем» в обработке А. Рубцова, «Вниз по матушке по Волге», «Не белы снеги» в обработке М. Щиглева, «Жил-был мужичок» и «Лапти» в обработке Н. Преображенского, «Былина об Илье Муромце» в переложении Н. Кедрова и др.

Значительное место в репертуаре занимали украинские и кубанские песни («Диброва» в обработке Я. Степового, «Двенадцать косарив» в обработке К. Богуславского, «Ты, Кубань, ты – наша родина» в обработке Л. Авдеева, «Заповит» в обработке К. Стеценко, «Ой, у лузи, лузи» в обработке Н. Преображенского, «Щэдрык-вэдрык» в обработке Г. Концевича и др.), а также сочинения советских композиторов («На смерть В. И. Ленина» Н. Преображенского, «Волга» Я. Тараненко, «Прометей» К. Стеценко, «Конная Буденного» Янина, «В шахте» и «Горняцкий марш» Э. Черкасского). Включались в репертуар квартета произведения русской и зарубежной хоровой и камерной музыки («Тройка» Э. Направника, «Жук и роза» В. Фейта, «Тайна» и «Какая ночь» Ф. Шуберта, «Лотос» Р. Шумана, «Серенада» Ф. Абта, «Озеро спит» Г. Пфейля и др.).

С 1927 г. квартет ежегодно выезжает на гастроли по стране. И всюду, где бы он ни выступал, в его адрес говорилось и писалось много теплых слов. Вот некоторые из многочисленных отзывов.

«Концерты Кубанского квартета перед рабочей аудиторией проходят с шумным успехом. Музыкальная критика в лице профессора Брауде объясняет этот успех тем, что Кубанский квартет создает исключительную картину звуковой насыщенности в обрисовке украинского и русского быта» (Вечерний Киев. 1928. № 75.).

«...Седьмая сотня концертов в течение четырех лет своего существования, устраиваемая ансамблем преимущественно в рабочих районах, клубах и казармах, красноречиво говорит о широком успехе среди трудящихся и необходимости грозненскому УЗП всестороннего его ис¬пользования на промыслах, в заврайоне, в клубах...» (Грозненский рабочий. 1928. № 75.).

«Концерты Северо-Кавказского квартета – чрезвычайно крупное событие в музыкально-вокальной жизни Ташкента. Квартет все время остается цельным, единым организмом, несмотря на то что он свое исполнение дает не по бездушному метроному и не под дирижерскую палочку» (Правда Востока. 1929. 29 апр.).

Все это свидетельствует о том, что профессионально-творческий уровень Кубанского вокального квартета был очень высоким, а его пропагандистско-воспитательное и художественно-эстетическое влияние на рабочие массы – весьма активным и действенным.

Концертная деятельность вокального квартета имела большое значение не только для Кубани, но и для многих районов страны. За семь лет плодотворной работы коллектив выступил перед слушателями центральной России, Украины, Северного Кавказа, Средней Азии. Тщательный анализ имеющихся рецензий и документов показал, что большая часть концертов проводилась перед рабочей аудиторией. Репертуар квартета составлялся с таким расчетом, чтобы он был близок и понятен каждому присутствующему в зрительном зале.

Большой заслугой этого камерного ансамбля было то обстоятельство, что в его репертуаре в основном были хоровые произведения. И это, пожалуй, явилось одним из факторов, способствовавших неизменному успеху Кубанского вокального квартета, концерты которого посетили сотни тысяч слушателей. Не менее важной была музыкально-пропагандистская роль этого спаянного и высокохудожественного коллектива.


Государственный ансамбль песни и пляски
кубанских казаков (1937–1961 гг.)


Наиболее плодотворной и продолжительной была деятельность Государственного ансамбля песни и пляски кубанских казаков, настоятельная потребность в котором назрела к середине 30-х гг. Первая и вторая пятилетки обеспечили построение материально-технической базы социализма, улучшилось благосостояние населения, повысился образовательный и культурный уровень тружеников города и деревни. Коммунистическая партия и Советское правительство увеличивают ассигнования на культурные нужды, уделяют большое внимание музыкально-эстетическому воспитанию народа.

25 июля 1936 г. постановлением президиума Азово-Черноморского крайисполкома создается Кубанский казачий хор. Из 800 участников – активистов художественной самодеятельности, приехавших на конкурс, комиссия отобрала 40 человек. Молодой коллектив возглавили опытные хормейстеры и знатоки местного фольклора Г. Концевич и Я. Тараненко. В феврале 1937 г. в помещении музыкального училища хор начал работать над концертной программой.

Одной из главных трудностей в творческой работе хора явилось то обстоятельство, что большинство певцов, несмотря на хорошие вокальные данные, не имели даже среднего общего и никакого музыкального образования. Следовательно, наряду с работой над репертуаром необходимо было немедленно приступить к занятиям по музыкальной грамоте и сольфеджио, систематически проводить беседы по общественно-политическим вопросам и по расширению кругозора хористов. Без этого невозможно было ожидать в будущем художественно-полноценной работы, соответствующей задачам и духу времени. Я. Тараненко выбрал наиболее правильный путь, включив в первую программу революционные и кубанские народные песни как наиболее близкие слушателям и исполнителям. Значительным событием для участников молодого хора была творческая встреча с прославленной Украинской заслуженной хоровой капеллой «Думка», руководимой талантливым музыкантом заслуженным артистом УССР Н. Городовенко. Посещение репетиций и концертов капеллы дало возможность начинающему коллективу ближе познакомиться с украинским профессиональным хоровым искусством, в какой-то мере родственным кубанскому.

Дирижер капеллы «Думка» А. Сорока на встрече сказал: «Только у нас, на советской земле... возможен такой пышный расцвет искусства. Мы рады, что в замечательный венок народного искусства нашей Родины вплетен еще один прекрасный цветок – Кубанский казачий хор» (Красное знамя. 1937. 11 июня.).

Музыкальная общественность и любители хорового пения с интересом следили за всеми сообщениями в печати о работе Кубанского казачьего хора и с нетерпением ждали его выступлений.

30 июня 1937 г. состоялся первый концерт хора в актовом зале Кубанского сельскохозяйственного института (ныне университет). Газета «Красное знамя» с большой теплотой отметила выступление коллектива. В программу концерта вошли революционные и старинные казачьи песни, «Хор крестьян» из оперы П. Чайковского «Евгений Онегин», хор «От края и до края» из оперы И. Дзержинского «Тихий Дон» и другие произведения. Особенно тепло были приняты слушателями «Слава советским пилотам» А. Гедике, «Анчар» А. Аренского, кубанские народные песни «Ты, Кубань, ты – наша родина» и «Щэдрык-вэдрык» (1937. 2 июля).

Для широкой слушательской аудитории Краснодара были даны концерты 23 и 24 июля в летнем театре в парке имени М. Горького. Коллектив с успехом выдержал экзамен на художественную зрелость, показав в народных песнях казачий колорит, выразительность и картинность, а там, где было необходимо, – мощь и искрометный юмор.

Программа концерта, подготовленная за очень короткий срок (4 месяца), безусловно, имела некоторые недоработки и упущения: почти все второе отделение состояло из народных песен в обработке для хора только Г. Концевича, что наложило определенный отпечаток на все отделение, несмотря на разнохарактерность и хорошее исполнение песен; большинство народных песен – украинского происхождения, тогда как кубанских и, особенно, современных было мало.

С первых же месяцев своего существования Кубанскому казачьему хору повезло на встречи: не успели забыться концерты капеллы «Думка», как в июне 1937 г. в Краснодар приезжает Донской казачий хор, гастролировавший по городам и станицам Кубани.

С 30 июля по 10 августа 1937 г. Кубанский хор выступал перед многотысячной аудиторией тружеников станиц Динской, Пластуновской, Васюринской и Усть-Лабинской. В конце августа коллектив побывал с концертами в городах Анапе, Геленджике, Сочи, Новороссийске, Майкопе, Армавире, Тихорецке и Ростове-на-Дону. После каждого выступления с местными жителями обсуждались программы и концертные костюмы.

В каждом городе и станице местные власти и культурно-просветительные организации стремились, чтобы выступления хора удалось послушать как можно большему числу жителей. Периодическая печать отмечала, что эти концерты являлись своего рода праздником для жителей Кубани.

В январе 1938 г. по решению краевого комитета ВКП(б) численный состав хора был увеличен до 70 человек и его преобразовали в Государственный ансамбль песни и пляски кубанских казаков. Этот вид исполнительства, появившийся в первые годы Советской власти, до наших дней является популярной и оправдавшей себя формой творчества. Как нельзя лучше ее можно было использовать в казачьих коллективах, где песня и танец всегда были неразрывно связаны.

И снова кропотливая работа над обновлением репертуара, над выучиванием произведений со вновь поступившими. А затем почти ежедневные концерты по станицам и городам Кубани. Приходилось только восхищаться тем, как вчерашние пахари, доярки, полеводы радовали своим искусством многие тысячи слушателей.

Большая заслуга в успехе коллектива принадлежала художественному руководителю ансамбля Я. Тараненко. Имея богатейший опыт работы с профессиональными хорами, обладая незаурядными организаторскими и музыкальными данными, он смело и уверенно вел коллектив к художественному совершенству и мастерству. «В каждом движении Тараненко была отражена исполняемая песня, – отмечала газета «Большевик Кубани». – Он не просто дирижировал, а вкладывал в каждый взмах руки душу, если можно так выразиться. Он жил исполняемой песней...» (1938. 27 июля). И молодые певцы, отобранные на конкурсах, попав под начало талантливого руководителя, самозабвенно включались в активный творческий процесс.

Программы концертов составлялись продуманно. Каждое выступление ансамбля имело большое воспитывающее влияние. В газете «Кировец» по этому поводу говорилось, что весь исполняемый репертуар «волнует зрителя и воодушевляет в нем мужество, героизм и решимость к защите прекрасной Родины» (1938. 8 мая).

В осенне-зимний концертный сезон 1938/39 г. прошли гастроли ансамбля по Украине. Здесь также почти в каждой рецензии отмечалось: удачный подбор репертуара, его многоплановость (русские, украинские, белорусские, грузинские, кубанские народные песни, произведения советских композиторов, русская и зарубежная классика), творческая дисциплинированность, чистота интонации, отличный строй, свежесть звучания. Радовали кубанские огневые пляски. А все эти качества в целом га¬рантировали успех ансамбля у любой слушательской аудитории: в городах, в студенческих, рабочих или сельских клубах.

Подводя итоги гастролей ансамбля по Украине, Краснодарский краевой отдел по делам искусств в приказе от 28 марта 1939 г. отмечал весьма значительные успехи коллектива. Были объявлены благодарности художественному руководителю Я. Тараненко, многим артистам хора и танцевальной группы.

Кроме плановых учебных занятий и концертных выступлений в коллективе осуществлялась большая политико-воспитательная работа: регулярно читались лекции о международном положении и о событиях в нашей стране, коммунисты и комсомольцы изучали историю Коммуни¬стической партии, в любых условиях выпускалась стенная газета «За советскую песню» и т. п. Все это способствовало более осознанному и глубокому изучению произведений. К маю 1939 г. ансамбль имел в своем репертуаре три полные концертные программы, что позволяло на одной концертной площадке давать большее количество концертов, знакомить слушателей с лучшими образцами хоровой музыки и песенно-танцевальным искусством Кубани, демонстрировать довольно широкий диапазон испол-нительских возможностей коллектива.

В августе 1939 г. в Москве проводился смотр-отчет ансамблей песни и пляски РСФСР. Кубанцы выступили на концертной эстраде Центрального парка имени М. Горького, в городском парке культуры Подольска Мо¬сковской области, приняли участие в представлениях на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. В заключительном концерте смотра, состоявшемся 19 августа в Колонном зале Дома союзов, Ансамблем песни и пляски кубанских казаков были исполнены: «Гимн партии большевиков» А. Александрова, «Проводы казака-кубанца в Красную Армию» Я. Тараненко, украинская народная песня «По бережку», кубанская народная песня «Та туман яром катится» и кубанская пляска «Казачок».

В рецензии на этот концерт выступление кубанцев не осталось незамеченным: «Удачно выступает ансамбль кубанских казаков. С исключительной силой и мастерством исполняет он «Гимн партии большевиков» (музыка Александрова). Прекрасно исполнение кубанских и украинских шуточных песен» (Известия. 1939. 23 авг.).

Отмечая высокий художественно-исполнительский уровень хора и танцевальной группы, жюри смотра обратило внимание дирекции ансамбля на то обстоятельство, что коллектив очень много гастролирует за пределами края и мало бывает в Краснодаре, где можно было бы более тщательно поработать над репертуаром и дать артистам возможность отдохнуть.

Осенью 1939 г. Ансамбль песни и пляски кубанских казаков обслуживал жителей западных областей Белоруссии. Эта трудная и ответственная работа коллектива была отмечена Управлением по делам искусств при СНК РСФСР. В приказе от 29 декабря 1939 г. всему коллекти¬ву ансамбля объявляется благодарность. Кроме того, начальнику отдела по делам искусств при Краснодарском крайисполкоме предлагается активнее ходатайствовать о выделении постоянного помещения для репетиционной работы ансамбля и об улучшении жилищно-бытовых условий его работников. Особо указывалось на ограничение гастролей коллектива за пределами края (не более 6 месяцев в год).

13 апреля 1940 г. в Управлении по делам искусств при СНК РСФСР состоялось обсуждение деятельности Краснодарского краевого отдела искусств, на котором оценивалась и работа ансамбля кубанских казаков. Начальник краевого отдела искусств И. Никитин сообщил о большом успехе коллектива во время гастролей по Дальнему Востоку.

Характеризуя музыкальную жизнь Краснодарского края, начальник отдела музыкальных учреждений России Л. Христиансен (ныне известный фольклорист, профессор Саратовской консерватории) сказал: «Светлое пятно в музыкальной работе Краснодара – это Кубанский ансамбль.

Для его творчества характерны... теснейшая связь с фольклором, настоящее проникновение в дух народной казачьей песни, умение взять манеру казачьего пения и хорошее репертуарное направление, умение идти впереди. Гимн партии был открыт Кубанским ансамблем. Он очень хорошо его исполняет, лучше, чем Александровский ансамбль... Он сумел понять дух и мощь этого произведения, лучшего исполнения я не слышал» (ЦГАЛИ. Ф. 2075. Оп. 1. Д. 68. Л. 157.). Об этом мы читаем и в одной из рецензий: «Но наибольший успех имела... прекрасная песня «Гимн партии большевиков» Александрова. Могущество, сила и в то же время величайшая гармоничность – вот что отличает и само произведение и его замечательное исполнение» (Там же. Оп. 6. Д. 13. Л. 19.).

Ансамбль песни и пляски кубанских казаков очень часто выступал с концертами по краевому радио. 11 августа 1939 г. его выступление транслировалось по всей стране, а 13 августа – для радиослушателей Англии.

В сентябре 1940 г. композиторы Я. Тараненко и Л. Книппер вместе с писателем А. Первенцевым и поэтом Я. Смеляковым закончили работу над хоровой поэмой «Дума о Кочубее». Поэма состояла из десяти хоровых песен: «Ты, Кубань, ты – наша родина», «Кони бьют копытами», «Ой, що ж то за ворон», «Засвистали козаченьки», «Песня о Кочубее» и др. Комиссия одобрила как музыкальную сторону произведения, так и качество его исполнения. Как отмечалось в одном из документов Комитета по делам искусств, включение поэмы в репертуар коллектива способствовало более полному раскрытию исполнительских возможностей ансамбля песни и пляски, а яркий образ героя Гражданской войны И. Кочубея сыграл определенную роль в патриотическом воспитании молодежи.

Газета «Большевик» отмечала: «В музыке «Думы» много свежести, правдивости, простоты и народности. Композитор Я. Тараненко с большим вкусом и чувством стиля отобрал и обработал кубанские народные напевы и создал ряд собственных оригинальных мелодий. Постановка «Думы о Кочубее» – большое событие в жизни ансамбля. Это наиболее вдохновенное и значительное произведение в его репертуаре на родную нам кубанскую тематику» (1940. 26 сент.).

Где бы ни исполнялась «Дума о Кочубее», везде она находила теплый прием и отзвук в сердцах советских людей. На имя Я. Тараненко присылались письма, авторы которых восхищались как самим произведением, так и его исполнением. В 1941 г. у Я. Тараненко возникла мысль написать хоровую поэму о колхозной Кубани. Краевой отдел искусств поддержал это намерение и рекомендовал композитору привлечь к работе писателей и поэтов Кубани. Но планам не суждено было осуществиться. Началась война.

Ансамбль был расформирован. Приказ Комитета по делам искусств о продолжении деятельности коллектива был получен с опозданием. Вновь со¬брать артистов оказалось уже невозможным, так как мужской состав его был призван в ряды Красной Армии.

Буквально с первых же дней освобождения Краснодара от немецко-фашистских захватчиков здесь началась активная деятельность концертного бюро (с 20 февраля 1943 г.), вокруг которого формируются полупрофесси¬ональные коллективы и концертные бригады. Они вели активную работу по обслуживанию воинов Красной Армии и тружеников тыла, но заметного следа в развитии музыкальной культуры края не оставили.

Весной 1944 г. в условиях продолжавшейся войны с фашизмом возобновил свою работу Ансамбль песни и пляски кубанских казаков. Сам этот факт говорит об огромном внимании партии и правительства к культурному строительству, к музыкально-эстетической работе среди населения.

С середины сентября 1944 г. ансамбль возобновил концертную деятельность. Сложные условия работы, текучесть кадров художественных руководителей (не всегда знакомых со спецификой кубанского хорового пения) тормозили рост мастерства ансамбля и формирование его художественно-исполнительского почерка.

Настоящее возрождение ансамбля началось с приходом на должность художественного руководителя П. Лысоконя, сумевшего построить работу коллектива с учетом лучших традиций, выработанных в Войсковом хоре и ансамбле кубанских казаков (за довоенный период), с учетом целей и задач современности.

П. Лысоконь увеличил состав ансамбля с 34 до 56 исполнителей. Наряду с квалифицированными певцами в хор пришли молодежь и демобилизованные воины. Потребовалось много труда и умения, чтобы ансамбль в кратчайший срок включился в концертную деятельность. В первых же концертах в исполнении обновленного коллектива зазвучали популярные на Кубани песни «Тиха Кубань» в обработке Г. Давидовского, «Ты, Кубань, ты наша Родина» в обработке Е. Волика, «Так-сяк», «Из-за лесу» и «Камыш трищить» в обработке Г. Концевича, «Детина, детинушка», «Ой, да потихохоньку», «Ой, зацвила рожь» в обработке Г. Карнауха и др. Многие годы в репертуаре хора были песни местных композиторов: «Прово¬ды казака в Красную Армию» Я. Тараненко, «Клятва пластуна» Е. Волика, а также произведения «Кубань-река» В. Соловьева-Седого, «Донская казачья» З. Левиной, «Казаки, казаченьки» М. Блантера, «Славься, Отчизна» В. Белого и др. Как видим, основная тематическая направленность концертных программ – пропаганда произведений о Родине, Кубани, казачестве. Содержание большинства произведений пока еще связано с отгремевшей войной.

А уже в конце 1945 – начале 1946 г. в программу включаются сложные сочинения: «Слава Красной Армии» А. Новикова, «Легенда» Н. Леонтовича, кантата «Шевченко» К. Стеценко, «Что смолкнул веселия глас» и «Со¬ловушка» П. Чайковского, «Восход солнца» С. Танеева, «Кантата о Кубани» Г. Плотниченко, «Закувала та сыва зозуля» П. Нищинского и др.

Обширный, разнообразный и довольно сложный репертуар, а также успехи ансамбля в период гастролей позволяют считать, что исполнительский уровень коллектива в течение 1945 г. значительно вырос, и этому, безусловно, способствовала деятельность художественного руководителя П. Лысоконя и его помощников М. Савина и И. Бушуева. Ансамбль превратился в творческий коллектив, способный эмоционально и на высоком художественном уровне пропагандировать лучшие произведения народного и композиторского творчества. Руководители ансамбля большое внимание уделяли записям и обработкам кубанских народных песен.

О довольно высоком профессионально-исполнительском уровне ансамбля в 1946–1947 гг. говорят такие факты: коллектив был приглашен на торжества по случаю празднования 800-летия Москвы и успешно выступил в Колонном зале Дома союзов, в Центральном Доме работников искусств, на концертных эстрадах в парке имени М. Горького, Измайловском парке и в Сокольниках. 5 сентября 1947 г. концерт ансамбля транслировался по первой программе Всесоюзного радио. Получена благодарность от Комитета по делам искусств при СНК СССР за концерт для его сотрудников. В дни празднования 30-летия Октября кубанцы выступали в Большом зале Ленинградской филармонии, в Смольном. По просьбе концертных организаций Латвии ансамбль вторично выехал на гастроли по республике и непосредственно в Ригу.

В отчете ансамбля за 1947–1948 гг. указывалось, что «впервые за 10 лет существования коллектив был признан всей общественностью как крепкая художественная единица и по распоряжению начальника Комитета по делам искусств при Совете Министров РСФСР... ансамбль должен выехать на первомайские торжества в Москву» (ГАКК. Ф. 1460. Оп. 1. Д. 5. Л. 272.).

Руководству и артистам коллектива было предельно ясным направление их деятельности: средствами музыкального искусства способствовать воспитанию советских людей в духе беззаветной преданности идеям Коммунистической партии, вдохновлять трудящихся на самоотверженный труд по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства страны.

Нельзя не упомянуть, что значительной помехой, оказавшей отрицательное влияние на качество работы ансамбля, был «бригадный» метод концертных выступлений. Суть его заключалась в том, что коллектив для концертов делился на два мини-ансамбля.

Если учесть, что за весь послевоенный период хоровая группа редко когда состояла из более чем 30 певцов и что даже в полном ее составе с большим трудом удавалось добиться слитного, компактного звучания, то станет ясным, насколько усложнялась эта работа с группами в 12–15 че¬ловек. Во время выступлений полухоров ярче ощущалась неуравновешенность партий, труднее было достичь динамического и тембрового ансамбля, произведения звучали бледно и неубедительно. Глубокое понимание художественных задач, стоявших перед коллективом, по¬могло руководству ансамбля доказать несостоятельность этого «метода» концертной деятельности и отвергнуть его.

В октябре 1949 г. П. Лысоконь оставил работу в ансамбле. Должность художественного руководителя в течение трех лет исполняли (в разное время) хормейстеры И. Бушуев и Е. Лукин.

В 1952 г. ансамбль возглавил талантливый музыкант заслуженный артист Таджикской ССР П. Мирошниченко. Уроженец Приморско-Ахтарска, до Московской консерватории окончивший музыкальную школу и музыкальный техникум в Краснодаре, П. Мирошниченко отлично знал особенности народно-песенного творчества Кубани. Это помогло ему, несмотря на приход в ансамбль молодых певцов, относительно быстро восстановить художественный уровень коллектива.

Начиная с лета 1952 г. ансамбль продолжил гастрольные поездки по стране, маршруты которых были проложены в предшествующие годы. В ходе гастролей постепенно обновляется и усложняется репертуар. Хоровая группа успешно справляется с такими произведениями, как хоровая сюита «Родная Кубань» А. Мосолова, «На старом кургане» Вик. Калинникова, «Песня о партии» Б. Александрова, хор из оперы Э. Направника «Нижегородцы» и др.

Самыми значительными выступлениями этого периода были концерты в Ленинграде (Центральный парк имени С. М. Кирова, Летний театр, Измайловский сад), на родине Н. Римского-Корсакова в Тихвине и в Москве (парк имени А. А. Жданова, ВДНХ, Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького), в которых ансамбль широко познакомил москвичей и ленинградцев с песенно-танцевальным искусством Кубани.

В марте 1955 г. П. Мирошниченко по состоянию здоровья перешел на преподавательскую работу в Краснодарское музыкальное училище. Художественное руководство было поручено В. Малышеву, работавшему в должности хормейстера ансамбля с декабря 1953 г.

В период работы В. Малышева (1955–1961 гг.) происходит радикальная перестройка структуры ансамбля. В начале 1956 г. хоровая группа была укомплектована только мужскими голосами. В. Малышев сумел в короткий срок отобрать и выучить с хором наиболее популярные, самобытные и художественно ценные произведения, написанные или обработанные специально для мужского состава. В первую программу вошли «Песня о партии» Б. Александрова, «Походная песня», «У поли могила» и «Песня кочубеевцев» И. Дзержинского, «Жди солдата» Б. Мокроусова, «Едут новоселы» Е. Родыгина, кубанские народные песни «Ты, Кубань, ты наша родина», «Едет казак из дальнего края», «Солнце село за горою дальней», «Ой, на горке, на горе крутой» в обработке П. Мирошниченко и др. Многие песни, взятые в репертуар ансамбля, очень динамичны в исполнении, и, слушая их, представляешь движущиеся конные полки то в походе, то в боевой атаке. «Удмуртская правда» о концертах кубанцев писала: «Молодость, жизнерадостность, темперамент и большое мастерство – все это создает коллективу заслуженный успех» (1956. 24 июля. С. 3).

Художественный руководитель к тому же творчески подошел к репертуару, стремясь показать каждую песню не в статичном исполнении, а как маленькую сценку. Известные всем революционные песни «Смело, товарищи, в ногу», «Смело мы в бой пойдем», «Варшавянка», будучи театрализованы, как бы приблизили слушателей к далеким годам борьбы с самодержавием и иностранной интервенцией. В одной из рецензий на концерт ансамбля описывается исполнение песни «Смело, товарищи, в ногу»: «До слуха зрителя одновременно доносится далекий запев песни квартетом... и четкие, ритмичные, многошумные шаги, впечатление которых производит музыка и хор. И вот песня, кажется, приближается, нарастает и звучит с огромной силой, на сцене всплывает красное знамя «За власть Советов» (Советское казачество. 1957. 31 мая.).

С большим мастерством коллектив исполняет «Ноченьку» из оперы А. Рубинштейна «Демон», «Закувала та сыва зозуля» П. Нищинского, «Песню Еремки» из оперы А. Серова «Вражья сила» и др.


Вдумчивая и кропотливая работа всего коллектива способствовала тому, что ансамбль и в новом составе пользовался популярностью. Его выступления приносили людям радость и эстетическое удовлетворение. И даже в городах Прибалтийских республик, где многие самодеятельные коллективы поют на уровне профессиональных, концерты ансамбля кубанских казаков превращались в музыкальный праздник.

В январе 1960 г. в соответствии с приказом Министерства культуры РСФСР коллектив расформировывается, а в марте этого же года на базе краевого театра народного творчества создается межколхозный ансамбль. С мая 1960 г. возобновились, и довольно удачно, выступления коллектива в новом качестве: хор теперь состоял из мужских и женских голосов, а музыкальное сопровождение осуществлял оркестр народных инструментов. Межколхозный ансамбль песни и танца в течение короткого времени провел большую работу, а во время его пребывания в Москве был снят телевизионный фильм-концерт. В конце года коллектив передается в распоряжение и на бюджет «Крайколхозстроя», а с февраля 1961 г. снова расформировывается, и теперь уже окончательно.

Злоключения Кубанского ансамбля явились в определенной мере результатом бытовавших в конце 50 – начале 60-х годов вульгарно-социологических взглядов на роль профессионального и самодеятельного искусства. В этот период в России было сокращено десять профессиональных коллективов, а огромная деятельность по эстетическому воспитанию и пропаганде музыкально-хорового наследия была возложена в основном на любительские хоры. При этом не учитывалось, что задачи, стоящие перед профессиональным и самодеятельным искусством, различны, а ликвидация профессиональных музыкальных коллективов нанесет ущерб и развитию художественной самодеятельности.


Кубанский казачий хор (1969–1977 гг.)


Расформирование Ансамбля песни и пляски кубанских казаков вызвало у широкой общественности недоумение. В местной и центральной периодической печати неоднократно появлялись статьи, в краевые организации приходили письма с одним вопросом: почему замолк Кубанский ансамбль песни и пляски? Статьи и письма писали любители музыки и музыканты, поэты и фольклористы, рабочие и крестьяне.

Учитывая многочисленные просьбы и пожелания рабочих, колхозников, интеллигенции, Краснодарский краевой комитет КПСС и крайисполком ходатайствуют перед Советом Министров РСФСР о создании на Кубани профессионального хора. В обращении, в частности, указывалось, что такой коллектив на Кубани необходим не только как пропагандист хоровой музыки, но и как методический центр всей художественной самодеятельности.

В начале 1969 г. было дано разрешение на создание Кубанского народного хора. На должность художественного руководителя приглашается заслуженный деятель искусств РСФСР С. Чернобай, проработавший в течение 15 лет в Государственном Северном русском народном хоре. С. Чернобай – уроженец Ставропольского края, с детских лет знаком с южнорусским говором и манерой пения, окончил дирижерско-хоровой факультет Московского музыкально-педагогического института имени Гнесиных. Танцевальную группу возглавил заслуженный деятель искусств Кабардино-Балкарской АССР Г. Гальперин, в прошлом руководитель известного в стране ансамбля народного танца «Кабардинка».

Началу непосредственной творческой работы с коллективом предшествовал большой подготовительный период. Руководители хора познакомились с документами по истории Кубани, отобрали много народных танцев и песен. Для получения этих данных они побывали в музее, в архиве, в библиотеке имени А. С. Пушкина, в Доме народного творчества; встречались с местными музыкантами и знатоками кубанского фольклора, исполнителями народных песен и танцев; прослушали сотни метров пленки с записями народных песен. Большое внимание было уделено изучению старинных обрядов, обычаев, костюмов.

В период комплектования хора был объявлен конкурс, в котором приняло участие свыше двух тысяч любителей народного песенного и танцевального искусства. Конкурсная комиссия отобрала 45 певцов, 24 танцора и 5 баянистов. Средний возраст артистов был 22–23 года, большинство из них в прошлом участники художественной самодеятельности, почти все комсомольцы, около 80 процентов – жители колхозных станиц и хуторов Кубани. В короткий срок молодым артистам необходимо было усвоить вокально-хоровые навыки, большой музыкально-песенный и хореографический материал, овладеть элементами актерского мастерства. Им помог в этом опыт, приобретенный в художественной самодеятельности, большая любовь к искусству и энтузиазм в работе. Первый концерт хора был дан в колхозе Тихорецкого района. От тружеников полей коллектив услышал первые аплодисменты, похвалы и замечания, что принесло несомненную пользу артистам и руководству. Премьера хора состоялась 6 ноября 1969 г. после торжественного собрания, посвященного 52-й годовщине Октябрьской революции. А 10 ноября был дан большой концерт для широкой аудитории любителей хорового пения Краснодара.

Первые выступления хора порадовали слушателей. В программу концерта вошли старинные и современные казачьи песни в обработке советских композиторов и произведения кубанских авторов (Г. Плотниченко, С. Чернобая). Красочная хороводная сюита «Летние игры» познакомила слушателей с календарно-обрядовыми песнями и хороводами, прославляющими труд хлебороба. Захватила всех присутствовавших в зале сцена проводов казака в армию, получившая впечатляющую форму музыкального обряда, отраженного в песнях и танцах. В мелодии песни, которую исполнял мужской хор («За Кубанью огонь горит»), звучали решительные интонации, тогда как в пении женского хора («Пошли наши казаченьки») слышны скорбные причитания. Руководители хора в этой сцене удачно использовали песню, танец, костюмы, освещение.

Несмотря на огромную работу, проделанную с хором, нельзя было не обратить внимания на то, что руководителю еще не удалось добиться тембровой слитности в партиях (группах), интонационной остроты, ясной дикции, необходимого для народного хора динамического ансамбля между подголосками и основными партиями.

Значительно лучше звучала мужская группа хора, как в эмоциональном отношении, так и с точки зрения вокально-хоровой техники.

Хорошо показала себя в концертах танцевальная группа (балетмейстер Г. Гальперин). Музыковед А. Слепов в рецензии на премьеру Кубанского казачьего хора писал о танцевальной группе: «С казачьей лихостью и кавказским темпераментом пронеслась, подобно «коннице кубанских джигитов», стремительная и зажигательная военная пляска «Лихачи» (Комсомолец Кубани. 1969. 15 ноября.).

За концертный сезон 1969/70 г. значительно улучшилось звучание хора, некоторые произведения были заменены более яркими и самобытными. С успехом прошли концерты хора в Ростове-на-Дону, Свердловске, Улья¬новске, городах Подмосковья и в Москве. С огромным волнением коллектив готовился к ответственным выступлениям в концертных залах Октябрьском и имени П. Чайковского.

Незабываемой была встреча Кубанского хора с земляком-космонавтом В. Горбатко. В Звездном городке артисты посмотрели кинофильм о первом герое космоса Ю. Гагарине и познакомили космонавтов, их семьи и научных сотрудников с песенно-танцевальным искусством Кубани.

Министерство культуры СССР оказало доверие молодому Кубанскому хору, рекомендовав его на VII Международный фестиваль фольклорных коллективов, состоявшийся летом 1971 г. в болгарском городе Бургасе. Жюри фестиваля и слушатели тепло приняли посланцев России. «С большим подъемом, вдохновенно и эмоционально провели концерт артисты Кубани. Особенным успехом пользовались песни «Ты, Кубань, ты наша родина», «Вспомним, братцы» (песня времен турецкой войны), болгарская песня «Зелен явор», танцы «Лихачи», «Полька-костырка», «Казачий пляс» и, конечно, «Шопское хоро» – так отметила газета «Советская Кубань» (1970. 12 сентября) выступление хора в Болгарии.

Кубанский казачий хор был награжден памятной медалью и дипломом Оргкомитета VII Международного фестиваля фольклорных коллективов. Кроме концертов и творческих встреч с болгарскими трудящимися, артистам Кубанского хора навсегда запомнилось посещение знаменитой Шипки, где на памятнике русским солдатам, сражавшимся за свободу Болгарии, есть названия и кубанских полков. С огромным волнением потомки героев Шипки возложили на могилу венки.

В октябре 1972 г. краснодарцы познакомились со второй программой хора, оказавшейся более разнообразной по охвату песенных жанров, однако более пестрой и менее компактной в сравнении с первой.

Как почти в каждой концертной программе, одни произведения прозвучали более законченно, другие нуждались в доработке и, наконец, третьи (как «Хазбулат») вызывали сомнения: стоит ли их включать в репертуар государственного профессионального коллектива? В целом же хор пока не имел своего самобытного облика (особенно хоровая группа). И основная причина, пожалуй, заключалась в том, что художественно-исполнительское направление Кубанского хора было однотипным с целым рядом профессиональных русских народных хоров; слабо велась работа по более глубокому изучению специфики песенно-танцевального творчества края.

В октябре 1974 г. Кубанский казачий хор возглавил В. Захарченко – уроженец станицы Дядьковской Краснодарского края. Свой путь музыканта и ученого В. Захарченко начал в школьной самодеятельности, затем была учеба в Крас-нодарском музыкально-педагогическом училище, в Новосибирской консерватории, служба в аспирантуре Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных, работа в должности главного хормейстера Сибирского народного хора. Работу художественного руководителя Кубанского хора В. Захарченко совмещает с композиторским творчеством, научно-исследовательской и общественной деятельностью, с частыми выездами в фольклорные экспедиции. Только за 1975 г. им записаны более тысячи кубанских народных песен, некоторые из них уже расшифрованы, обработаны и включены в репертуар хора.

Не прекращая концертной деятельности, хор под руководством В. Захарченко готовил новую программу. Премьерная работа В. Захарченко стала этапной в истории коллектива.

Концертный зал краевого театра оперетты не смог вместить всех желающих послушать выступление хора. В рецензии на концерт музыковед В. Комиссинский писал: «Научный подход к изучению и отбору музыкального фольклора нашего края, высокие художественные достоинства включенных в программу народных песен свидетельствуют о просветительских целях, которые преследует художественное руководство Кубанского казачьего хора» (Комсомолец Кубани. 1975. № 212. С. 4.).

В концерте прозвучали песни станиц Дядьковской, Кавказской, Казанской, Темиргоевской, Кирпильской, Некрасовской и других, образуя яркий, многоцветный букет произведений самобытного народного творчества. В программу были включены также современные народные песни и произведения советских композиторов.

Насыщенными для Кубанского казачьего хора были последние два года. Волнующим событием стал 1-й Всероссийский смотр профессиональных русских народных хоров, на котором коллектив был удостоен звания лауреата и диплома I степени. Ход и результаты смотра широко освещались в центральной печати. В журнале «Советская музыка» (1976. № 6. С. 66), в частности, отмечалось: «Победа Государственного Ку¬банского казачьего хора была неожиданной, но тем более впечатляющей. Выступление кубанцев отличалось своеобразием и даже, можно сказать, творческой дерзостью. Их концерт оказался не похожим ни на один из показанных на смотре... Подлинный песенный фольклор Кубани предстал во всем своем музыкально-поэтическом и жанровом разнообразии».

Жюри Всероссийского смотра (председатель – народный артист СССР профессор В. Соколов) отметило высокую идейность программы, богатство и разнообразие исполненного кубанского фольклора, захватывающую эмоциональность исполнения песен и плясок.

Звания дипломантов Всероссийского смотра-конкурса были удостоены: главный хормейстер В. Мамай, артисты хора А. Лизвинский, В. Сушков, М. Мищенко, В. Фролова, солист танцевальной группы В. Захаров.

За участие в торжественном концерте 4 марта 1976 г. для делегатов и гостей XXV съезда КПСС Кубанскому хору была объявлена благодарность и вручена Почетная грамота Министерства культуры РСФСР и ЦК профсоюза работников культуры.

Незабываемыми для артистов Кубанского хора стали гастроли в ГДР (апрель – май 1976 г.), проходившие в канун IX съезда Социалистической единой партии Германии. Концерты состоялись в различных городах страны (Берлине, Лейпциге, Дрездене, Карл-Маркс-Штадте и др.), на них побывало более 20 тысяч слушателей. Наиболее ответственными были выступления на открытии Дворца съездов республики и на концерте, посвященном Дню освобождения от фашизма. На этих торжествах присутствовали члены Политбюро ЦК СЕПГ, в том числе Э. Хонеккер и В. Штоф. Многие центральные газеты высоко оценили выступления хора. Как концерты, так и каждая встреча с трудящимися ГДР имели большое культурное и общественно-политическое значение, они способствовали укреплению чувства солидарности между советским и немецким народами.

Одним из интересных событий в жизни Кубанского казачьего хора стало участие коллектива в Днях литературы и искусства РСФСР в Узбекистане. Самобытность кубанских песен и танцев, высокий уровень мастерства, искренность и задушевность исполнения репертуара спо¬собствовали созданию в зрительных залах атмосферы братства и взаимопонимания.

За заслуги в области советского музыкального искусства Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 июня 1977 г. художественному руководителю Кубанского казачьего народного хора В. Захарченко было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Кубань богата песенно-танцевальным творчеством, героическими и трудовыми традициями, таящими в себе неиссякаемый источник тем и сюжетов. Главной задачей Кубанского казачьего хора является пропаганда лучших произведений народного и композиторского творчества нашего края с присущими им особенностями и певческой манерой.

Профессиональные хоры Советской Кубани принимали активное участие в художественном и эстетическом воспитании трудящихся края и всей страны. Значительна их роль в патриотическом воспитании. Только Ансамбль песни и пляски кубанских казаков за 24 года творческой деятельности побывал с концертами во многих республиках и областях нашей страны – от районов Западной Белоруссии и Молдавии до Владивостока, от Ленинграда и Петрозаводска до Тбилиси и Ташкента. Всего проведено около 4000 концертов, а слушали их миллионы рабочих и служащих, тружеников колхозных полей, воинов Советской Армии.

Кроме концертов непосредственно на эстрадах, ансамбль часто выступал по краевому и Всесоюзному радио, а с 50-х годов – и по телевидению, одновременно охватывая десятки и сотни тысяч слушателей и зрителей.

Концерты кубанских коллективов в национальных республиках, а Кубанского хора – за рубежом способствовали укреплению дружбы народов СССР с другими странами. Посетители концертов расширяли свой музыкальный кругозор, слушая в исполнении профессиональных хоров Кубани произведения народного творчества, лучшие сочинения русских, советских и зарубежных композиторов.

Профессиональные хоры Советской Кубани продолжали, и продолжают в наше время, лучшие певческие традиции русского и украинского профессионального исполнительства. За исключением Кубанского казачьего хора, все коллективы пели в академической манере, дававшей возможность включать в репертуар хоровые произведения всех жанров – от народных песен до кантат и хоровых сцен из опер. Хоровые коллективы и их руководители в тесном контакте с советскими поэтами и композиторами чутко реагировали на события в стране и за рубежом.

Для самодеятельных коллективов Кубани профессиональные хоры являлись тем идеалом исполнительского мастерства, к которому они стремились в своей работе. Творческие встречи, беседы, семинары, проводившиеся во время гастролей по краю, оставляли у участников самодеятельности неизгладимое впечатление.

Многие из бывших певцов профессиональных коллективов впоследствии становились руководителями самодеятельных кружков. Так, почетное звание народных получили академические смешанные хоры колхоза «40 лет Октября» Динского района и Краснодарского мясокомбината, руководимые многие годы бывшими певцами Ансамбля песни и пляски кубанских казаков К. Парийским и И. Ищенко.

Баянист Г. Коваль, приобщившись к хоровому пению в ансамбле, многие годы руководил хором хутора Стефановского и выезжал с ним на Всероссийский смотр художественной самодеятельности в Москву. Кроме того, Г. Ковалем сочинено несколько произведений для хора, получивших известность по всей России.

Многие бывшие артисты профессиональных хоров Кубани плодотворно используют свой певческий опыт и знания в художественной самодеятельности, в работе которой они принимают участие даже в преклонном возрасте.

Солист Орловской областной филармонии А. Милаев и солист Государственного Белорусского театра оперы и балета народный артист республики А. Генералов первые навыки и умения по вокалу получили в Ансамбле песни и пляски кубанских казаков.

Перед Кубанским казачьим хором стоят ответственные задачи – развивать дальше славные традиции своих предшественников.


Источник: Из истории Кубанского казачьего хора: материалы и очерки / Администрация Краснод. края, гос. научно-творческое учрежд . «Кубанский казачий хор» / Составление и общ. ред. профессора В.Г. Захарченко. – Краснодар: Диапазон-В, 2006. – 312 с.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Кубанский казачий хор // Из истории ККХ

Рейтинг@Mail.ru