Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Военный фольклор в Кубанском казачьем хоре

23.07.2011. Количество просмотров: 503

Г.Б. Луганская, кандидат педагогических наук,
доцент кафедры музыкально-исполнительских дисциплин
Института искусств Адыгейского государственного университета,
старший научный сотрудник Адыгейского республиканского
ордена «Знак Почета» института гуманитарных исследований им. Т. Керашева

Кубанское казачество, являющееся одним из наиболее крупных казачеств в истории России, сформировано из запорожских, донских, хоперских, екатеринославских казаков, а также из переселенцев Харьковской, Полтавской, Воронежской, Тульской, Тамбовской и др. губерний южных пограничных районов российского государства. Истоки хорового искусства кубанских казаков относят к 1811 г., когда протоиерей Черноморского казачьего Войска К. Россинский обратился в канцелярию атамана Ф. Бурсака с прошением о создании Войскового певческого хора «для благолепнейшего богослужения при здешней соборной церкви». Более ста лет (1811–1921 гг.) Кубанский Войсковой певческий хор выполнял миссию художественного просвещения на юге России, был предметом гордости песенной культуры казачества. Хор участвовал в литургических храмовых службах, во всех общественно значимых сборах и праздниках казаков, выступал в светских концертах. Наряду с духовной музыкой в его программах были русские и украинские народные, казачьи песни, хоровые произведения классической музыки.

В 1921 г. в связи с социальными потрясениями и репрессиями против казачества деятельность хора была прекращена, и лишь в 1936 г. Кубанский Войсковой певческий хор был возрожден в виде «Кубанского казачьего хора». В 1938 г. в его структуре появилась танцевальная группа, и коллектив был преобразован в «Государственный ансамбль песни и пляски кубанских казаков». Как отмечает музыковед В. Комиссинский, новый коллектив создавался как принципиально фольклорный [1].

Кубанский казачий хор в своей современной структуре (хор, танцевальная группа, оркестр) был воссоздан в 1969 г. С 1974 г. по настоящее время его художественным руководителем является В.Г. Захарченко – собиратель, исследователь народного творчества, композитор и педагог, определивший главное направление работы коллектива как хранителя памяти русского народа, казачества и его фольклора.

Песенная культура кубанского казачества представляет собой самобытную ветвь славянской культуры. Казаки были православными землепашцами и воинами, призванными защищать южные границы государства Российского. Их вера, нравственные идеалы, бесстрашие, героизм и ощущение своей коллективной силы, их песни рождены были главной клятвой жизни – «За Веру, Царя и Отечество!». Песни казаков насыщены активной ритмикой, они приспособлены к условиям пешего и конного маршей. В них слышны хоральная мощь канта петровских времен и неизбывная печаль прощания с родным домом, дух бесшабашной казачьей вольницы и истинно славянская, «тоска веселая» (С. Есенин) [2].

Известный этнограф и собиратель кубанского фольклора Н. Бондарь на основе архивных и полевых исследований предпринял попытку дифференциации песенного фольклора, выделив в нем три пласта. «Первый пласт, – пишет Н. Бондарь, – был представлен традиционным, частично адаптированным репертуаром, характерным для прежнего местообитания представителей этноса… Накопление общекубанского песенного фонда составило второй пласт, создание новых вариативных или оригинальных произведений составило третий пласт в песенном фольклоре Кубани» [3]. Эти три составляющие нашли яркое воплощение в деятельности Кубанского казачьего хора. Анализ сборников казачьих песен, изданных под редакцией В.Г. Захарченко [4], позволяет выделить песни, принадлежащие к жанру военного фольклора и исполняемые в Кубанском казачьем хоре в разные годы. Это прежде всего исторические и военно-бытовые песни.

Известно, что большую часть исторических песен создавали участники или очевидцы событий. По определению А.Н. Веселовского, автора исследования «Историческая поэтика», эти песни возникали «по горячим следам событий». В них на протяжении столетий сохранялось живое дыхание времени. Особенно это характерно для песен, бытующих в той среде, в которой они когда-то возникали, в частности, в казачьей. Песни конца XVIII в. связаны с событиями русско-турецкой войны, походами А. Суворова. Множество песен было посвящено отечественной войне 1812 г. Историческая тематика нашла отражение и в солдатских маршевых песнях на авторские тексты.

Особую группу военного казачьего фольклора составляют военно-бытовые песни – старинные походные, строевые песни черноморских и линейных казаков, рожденные и бытующие в казачьей среде.

В репертуаре Кубанского казачьего хора походная песня «Ой, на гори та й женци жнуть» появилась после записи ее в 1984 г. в станице Ленинградской (бывшей Уманской). По словам запевалы мужского фольклорного коллектива Г.Д. Филобок, эту песню очень любили петь воины прославленного 4-го гвардейского Кубанского кавалерийского корпуса.

Русский кант «Дело было под Полтавой» является песней литературного происхождения. Автор стихотворения – И.Е. Молчанов. Известный вариант песни помещен в хрестоматию Н. Бачинской и Т. Поповой «Русское народное музыкальное творчество». В репертуар казачьего хора песня вошла с момента ее записи в станице Кирпильской Усть-Лабинского района от учительницы А.С. Масловой.

Есть в репертуаре хора песня черноморских казаков «За Кубанью огонь горыть», военно-бытовые казачьи «Йихав козак на войноньку», «Прощай, станыця, прощай, Кавказ», строевая казачья «Роспрягайтэ, хлопци, конэй», кавалерийская казачья «Йихалы козаченькы стэпом-долыною», исторические «Ой, да в восемьсот семьдесят седьмом году», «Ты, Россия, ты, Россия, ты Россиюшка моя», «Ой, как ударил он, гром, из тучи», «Вспомним, братцы, это время» и др. Среди обработок народных песен можно выделить песни, посвященные проводам казаков на войну и встрече с родным домом. Это песни «Прощай, Кавказ, ты наш прекрасный», «Последний нонешний денечек», походная «И нэ поють, нэ йидять кони вороные» и др.

В сборник народных песен Кубани, вошедших в репертуар Кубанского казачьего хора, включены песни гражданской и Великой Отечественной войн. В их числе – «Слетайтеся, чайки, до морю» (об истории 4-го Кубанского полка), «Рано-раненько на зорьке в ледоход» (песня записана в г. Майкопе), «Село с рассвета вышло из тумана» и др.

Особое место в репертуаре Кубанского казачьего хора занимает песня «Ты, Кубань, Ты – наша Родина». В 30-е гг. XX в. о ней написаны исследования полковника Ф.И. Елисеева «История войскового гимна Кубанского казачьего войска» и войскового священника о. Сергия Овчинникова «Войсковой гимн кубанского казачества как памятник гласного исповедания народной души».

Ф.И. Елисеев – «коренной и природный казак Кубанского казачьего войска», писал в Парижском издании (1930 г.), что со дней русской революции 1917 г. «молодая войсковая песнь-молитва «Ты, Кубань, Ты – наша Родина» своим глубоким содержанием … остро вошла в сердца всего кубанского казачества и пелась ими молитвенно в высокоторжественных случаях и в глубоко трагические моменты». Кубанские казаки пели ее «со щемящею душою, мыслями переносились они на свою Кубань-Отчизну». В Приказе Кубанского Войскового Атамана от 25 февраля 1921 г. за №14, изданном в г. Константинополе, отмечалось: «…Песня эта неоднократно играла историческую роль в жизни Кубанского казачества… Ввиду отсутствия у нас гимна и ввиду того значения, которое приобрела песня, приказываю впредь до рассмотрения этого вопроса в Кубанской Краевой Раде, считать ее Войсковой Песней и пение ея сопровождать почестями, присвоенными Народному гимну» [5].

Родилась эта песня в первый год Первой мировой войны на турецком фронте в тяжелый период жизни казаков 1-го Кавказского полка. «Глядя на эти бесконечные голые скалы, выжженные южным солнцем, глядя на эти какие-то норы-землянки курдинских селений, переходя вброд по брюхо лошади мелкие речонки и шириною в 3-5 саженей, идя «в один-конь» по этим турецким тропам-дороженькам… Глядя на курдинский несчастный «лаваш», печенный запросто на первой попавшейся грязной жестянке…, глядя на ручную «горе-мельницу» из двух плоских каких-то булыжников времен «каменного века» и видя кругом себя бесконечную бедность, узость, дикость и самую примитивную первобытную жизнь курдов, у казака невольно зародилось возвышенное и горделивое сравнение всего этого со своей милой, далекой и вольготно-богатой родиной Кубанью…:

Ты, Кубань, Ты – наша Родина,
Вековой наш богатырь,
Многоводная, раздольная,
Разлилась Ты вдаль и вширь…
Из далеких стран полуденных,
Из турецкой стороны,
Бьем челом, Тебе, Родимая,
Твои верные сыны…

…Любовь казака к родине, Кубани, Войску Кубанскому, к его горделивому историческому прошлому, острое сознание всегдашней «Войсковой Гордости», боязнь ее не уронить во всех боевых переделках, боязнь не опозорить седины своих дедов… – все это не раз выявлялось казаками в их обыденной боевой жизни.

О Тебе здесь вспоминаючи,
За Тебя ль не постоять,
За Твою ли Славу старую
Жизнь свою ли не отдать…

И как последняя затаенная мысль-мечта всякого воина, жаждущего окончить войну живым и со славою, мечта – принести своей родине благополучие и счастье, с сознанием, что им лично сделано все для нее – в словах песни выражена полная сыновья преданность родине:

Мы как дань свою покорную,
От прославленных Знамен,
Шлем Тебе, Кубань Родимая,
До сырой земли поклон…»[6].

Ф.И. Елисеев отмечает, что глубокий смысл этой песни затронул изболевшуюся и надорванную душу каждого казака, перенесшего нечеловеческие лишения на голодном турецком фронте, … словно песнь эта была написана исключительно о каждом их них в отдельности, отобразив именно их душу, их плач…[7].

Автором поэтического текста песни был георгиевский кавалер, священник 1-го Кавказского полка, отец Константин Образцов. «Отец Константин имел внешне неказистый вид и был с некоторыми недостатками и странностями, – писал о нем полковник Ф.И. Елисеев, но «в моих глазах постепенно перерождался наш … «батюшка» и выявлялся человек с большою душою и глубоким содержанием» [8]. Непосредственные наблюдения боевых действий и жизни казаков позволили о. Константину выразить свои впечатления в стихах. Автор стихотворения, «сам не казак, запечатлел казачью мысль … трогательными и жертвенными словами» [9]. Стихотворение впервые было опубликовано 12 июня 1915 г. в «Кубанском казачьем вестнике» № 28 с посвящением: «Казакам первого Кавказского казачьего полка, в память боевой славы. Турция. Позиции действующих частей Кавказской армии» [10]. Осенью того же года вышла небольшая брошюра стихов К. Образцова, где было опубликовано и это стихотворение с подзаголовком «Плач Кубанских казаков». В 1916 г. оно вошло в «Сборник славы кубанцев» и через некоторое время было положено на музыку, в результате чего песня стала официальным гимном Кубанской рады. Полковник Ф.И. Елисеев пишет, что к осени 1916 г. впервые появилась песнь, уже переложенная на музыку и с восторгом подхваченная не только в сотнях нашего полка, но и в полках всей дивизии…[11]. «Во всех Кубанских войсковых частях – будь то казаки, поющие в широком кругу, иль гг. офицеры в своем собрании – всегда они, родные и верные Кубани кубанцы, при словах последнего двустишия – снимали папахи и, продолжая петь: Шлем Тебе, Кубань Родимая, До сырой земли поклон… – кланялись ей полупоклоном торжественно и умиленно…»[12]. И далее: «Большей и разнообразной глубины чувств к своей родине, как проявлено здесь, найти трудно. Здесь налицо все наилучшие и благородные порывы души воина-казака» [13].

Исследования по истории Кубанского казачьего хора содержат несколько предположений относительно создателя музыки к войсковому гимну. Так, согласно изысканиям краеведа В.П. Бардадыма, музыку к поэтическому тексту написал дирижер Кубанского симфонического оркестра М.Ф. Сириньяно [14]. Однако, как отмечает В.Г. Захарченко, документальных подтверждений этому найти не удалось. Вероятнее всего, М.Ф. Сириньяно использовал для гимна один из известных тогда напевов кубанской народной песни. Да и регенты войскового хора Г.М. Концевич и Я.М. Тараненко, лично знавшие дирижера, никогда не указывали на его авторство музыки песни [15]. Другим предположением авторства музыки песни является исследование Н. Корсаковой [16]. Изучая архивы кубанского казака и писателя Ф.И. Елисеева, привезенные из США в 2001 г., она обнаружила в них переписку с кубанской казачкой М. Пухальской. В письме к Ф.И. Елисееву от 24.01.1982 г. жительница Кубани благодарит его за сообщение имени автора музыки кубанского гимна – песни «Ты, Кубань, Ты – наша родина». Автором песни Ф.И. Елисеев называет «достойного терского казака, музыкально образованного, Михаила Петровича Колотилина» [17]. Но в заключение исследования Н. Корсакова пишет: «Песня «Ты, Кубань, ты – наша родина» была привезена в суровые годы с фронта, забылось имя композитора, она стала народной. Может быть, автор музыки и хотел, чтобы она стала народной и объединяла в тяжелые и радостные минуты жизни всех казаков» [18].

Судьба автора текста песни К. Образцова сложилась трагически. В бурные революционные годы он подвергся аресту и был уничтожен как представитель «отжившего класса». Репрессировано было и его произведение. Это проявилось в изменении слов песни, соответствующих новой политической обстановке, в оптимистическом характере ее исполнения. Слова песни стали нести в себе иные ценности и символы:

Ты, Кубань, ты – наша родина,
Наш колхозный богатырь.
Многоводная, свободная,
Разлилась ты вдаль и вширь.
Казаки семьей колхозною
Честным заняты трудом,
Про свои станицы вольные
Песни новые поем…

Информация о былой истории песни сократилась до минимума, ни в одном печатном издании кубанской песни не упоминается о том, что автором ее был священник, а уж о том, что песня была избрана войсковым гимном, и говорить не приходится. В таком «улучшенном» виде памятник был призван начать свою новую жизнь, вытеснив из народного сознания естественную поэтику первоначального текста [19].

Но песня продолжала жить на кубанской земле. Так, в конце 20-х–начале 30-х гг., когда место хора в деле пропаганды вокально-хоровой музыки занял Кубанский мужской вокальный квартет, в его репертуаре звучала песня «Ты, Кубань, ты – наша родина» в обработке Л. Авдеева, руководившего тогда этим коллективом [20]. После возрождения Кубанского казачьего хора летом 1936 г., Г.М. Концевич и Я. Тараненко включили песню в первую концертную программу, и с того времени она получила постоянную «прописку» в репертуаре коллектива [21]. В сентябре 1940 г. композиторы Я. Тараненко и Л. Книппер совместно с писателем А. Первенцевым и поэтом Я. Смеляковым включили песню в хоровую поэму «Дума о Кочубее». Среди десяти номеров поэмы хор «Ты, Кубань, ты наша родина» имел огромный успех. Газета «Большевик» отмечала, что это наиболее вдохновенное и значительное произведение в его (хора) репертуаре на родную нам кубанскую тематику» [22]. С середины сентября 1944 г. после возобновления концертной деятельности, прерванной Великой Отечественной войной, ансамбль песни и пляски кубанских казаков вновь включает песню в репертуар в обработке Е. Волика [23].

В 1971 г. в болгарском городе Бургасе на VII Международном фестивале фольклорных коллективов песня «Ты, Кубань, ты – наша Родина» в исполнении артистов Кубани пользовалась особенным успехом наряду с песней времен турецкой войны «Вспомним, братцы» [24].

В апреле 1995 г. Законодательное собрание Краснодарского края приняло постановление о Законе Краснодарского края «О символах Краснодарского края». Статья 16 этого закона гласит: «Гимном Краснодарского края является произведение на стихи полкового священника К. Образцова, положенные на музыку». На заседании Законодательного собрания перед принятием Закона Государственный академический Кубанский казачий хор исполнил гимн в обработке В.Г. Захарченко. Солировал народный артист России А.В. Лизвинский. Артисты хора передали слушателям свою энергетику и глубину чувства, заряжая их активностью и желанием созидания. Исполнение гимна Кубанским хором окончательно склонило депутатов к принятию Закона [25]. Вероятно, поэтому побывавший на концертах Кубанского казачьего хора писатель В. Распутин сказал, что «концерты хора часто превращаются в патриотические митинги и призывают слушателей к духовному очищению, прозрению и единению» [26].

Литература:

1. Комиссинский В. Государственный академический Кубанский казачий хор. Краснодар, 2005.
2. Там же. С. 3.
3. Бондарь Н. Роль этнических процессов в формировании фольклора Кубани // Современное состояние казачьей песенной традиции и проблемы ее изучения. М., 1983.
4. Захарченко В.Г. Народные песни Кубани. Из репертуара Государственного Кубанского казачьего хора. Краснодар, 1987. Вып.1; его же. Поет Кубанский казачий хор. Народные песни, записанные в станицах Краснодарского края в обработке для народного хора. Краснодар, 2002. Вып.1; Бигдай А.Д. Песни кубанских казаков / Под ред. В.Г. Захарченко. Краснодар, 1992. Т.1.
5. Полковник Елисеев. История войскового гимна Кубанского казачьего войска и наш полк. 2-е изд. Нью-Йорк, 1950 // Из истории Кубанского казачьего хора. Материалы и очерки. Краснодар, 2006. С. 142.
6. Там же. С. 145.
7. Там же. С. 147.
8. Там же. С. 143.
9. Там же. С. 147.
10. Захарченко В.Г. Народные песни Кубани. Из репертуара Государственного Кубанского казачьего хора. Краснодар, 1987. С. 316. Вып.1.
11. Полковник Елисеев. Указ. соч. С. 148.
12. Там же.
13. Там же. С.149.
14. Бардадым В. Войсковой певческий хор // Комсомолец Кубани. 1979. 27 сентября.
15. Захарченко В.Г. Указ. соч. С. 316.
16. Корсакова Н. Михаил Петрович Колотилин – терский казак и композитор. К вопросу об авторстве музыки кубанского гимна // Из истории Кубанского казачьего хора. Материалы и очерки. Краснодар, 2006. С. 175–178.
17. Там же. С. 177.
18. Там же. С. 178.
19. Войсковой священник о. Сергий Овчинников. Войсковой гимн кубанского казачества как памятник гласного исповедания народной души // Из истории Кубанского казачьего хора. Материалы и очерки. Краснодар, 2006. С. 173.
20. Еременко С. Кубанский хор в советские годы. Кубано-Черноморский певческий хор и Кубанский мужской вокальный квартет (1917-1932) // Из истории Кубанского казачьего хора. Материалы и очерки. Краснодар, 2006. С. 101.
21. Там же. С. 102.
22. Еременко С. Указ. соч. С. 106.
23. Там же. С. 107.
24. Комиссинский В. Государственный академический Кубанский казачий хор. Краснодар, 2005. С. 11.
25. Захарченко В.Г. Ой, да вспомним, братцы, мы – кубанцы // Из истории Кубанского казачьего хора. Материалы и очерки. Краснодар, 2006. С. 4.
26. Комиссинский В. Указ. соч. С. 5.


Источник: Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 6 / М.Е. Галецкий, Н.Н Денисова, Г.Б. Луганская; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; отдел славяно-адыгских культурных связей Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т. Керашева.– Майкоп: Изд-во АГУ, 2011.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Кубанский казачий хор // Из истории ККХ

Рейтинг@Mail.ru