Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Войсковой певческий – Кубанский казачий хор. Страницы истории XIX–XX вв.

30.10.2012. Количество просмотров: 203

Н.А. Корсакова,
ст. научный сотрудник
КГИАМЗ им. Фелицына



«В наше время служение песне приобретает
особое значение. Помните, никогда слово
величайших ораторов не может овладеть
сердцем слушателя, как песнь души…»
Священник о. Арсений Белановский.



Государственный Кубанский казачий хор, являясь преемником Войскового певческого хора, в 2011 г. отметил свой 200-летний юбилей [1].

Войсковой певческий хор Кубанского казачьего войска был основан в 1811 г. по инициативе протоиерея Черноморского казачьего войска Кирилла Васильевича Россинского (1776–1825). В его письменном ходатайстве перед Войсковой канцелярией от 2 августа 1810 г. говорилось: «Для благолепного богослужения при здешней соборной церкви нужно иметь певческий хор, на содержание коего должно определить ежегодно по крайней мере тысячу рублей…» [2]. Войсковой атаман Федор Яковлевич Бурсак (1750–1827) одобрил предложение Россинского. Была составлена смета и утвержден штат хора в составе: 1 регент, 2 баса, 2 тенора, 2 альта и 2 дисканта с общим содержанием всего хора в 900 рублей.

Идею создания хора поддержал и Херсонский военный губернатор герцог де Ришелье, который 18 января 1811 г. утвердил этот штат «с отпуском на них денег из войсковых сумм» [3]. Так было создано одно из первых учреждений культуры Кубани, которое двести лет, с небольшим перерывом с 1920 по 1936 гг., остается символом, гордостью и хранителем историко-культурных традиций Кубани.

Рассматривая историю и деятельность Войскового певческого хора на протяжении XIX и начала XX в., необходимо отметить его особую роль в структуре Кубанского казачьего войска и значение в культурно-нравственном воспитании и духовности кубанского общества в этот период. Начальник Кубанской области и наказной атаман ККВ Михаил Павлович Бабыч (1844–1918) в приказе от 10 июня 1910 г. отмечал: «Всем известно, какое громадное значение в жизни каждого имеет песня, к ней, как к другу прибегают и в горести, и в радости, и, зачастую, в ней почерпывает бодрые и живые силы уставший нравственно и физически человек…» [4].

Уже в ранний период своей деятельности хор оказывал огромное эмоциональное воздействие на культурную среду Черномории. В дни православных праздников, войсковых кругов, парадов, при выносе Регалий хор стал непременным участником. Обычными стали духовные концерты в Войсковом соборе. Летописец певческого хора, архивариус Войскового штаба Иван Иванович Кияшко (1864–1925) в своих воспоминаниях отмечал огромную очищающую и объединяющую силу пения хора и одухотворяющее влияние песни на душу казака-воина. В исполнении духовных песен певчие хора показывали высокохудожественные образцы чистого, эмоционального и возвышенного песнопения [5].

В певческом хоре проходили службу юноши, одаренные голосом. Наряду с церковной программой регенты готовили с хором военно-исторические, народные и бытовые песни. Эти концерты проходили в Войсковом собрании, в доме атамана, в помещении гимназии, и давались они в честь приезда знаменитых людей в Екатеринодар или в честь войсковых праздников. Такие концерты хора слушали императоры Александр II и Александр III, наместники императора на Кавказе.

Выдающуюся роль в истории Войскового певческого хора сыграл регент хора, композитор и педагог Григорий Митрофанович Концевич (1863–1937). Получив образование в Петербургской Придворной певческой капелле, он был в 1892 г. назначен регентом Войскового хора и исполнял должность по 1906 г. Благодаря талантливой деятельности Г.М. Концевича изменился репертуар хора. Стали исполняться светские и народные песни, музыкальные произведения самого Концевича. При его участии в 1903 г. для войскового певческого и музыкантского хоров было построено трехэтажное здание в центре города по улице Рашпилевской. В этом здании, помимо музыкальных классов, размещалась и большая библиотека.

В начале XX в. Войсковой певческий хор достиг огромных творческих успехов и получил широкую известность на Северном Кавказе. В структуре Кубанского казачьего войска певческий и музыкантский хоры занимают особое положение. Во-первых, как учреждения культуры, призванные исполнять музыкальные произведения, участвовать в богослужении в войсковом соборе, сохранять строевые и народные казачьи песни. А во-вторых – это особый духовный стержень, который укрепляет воинский дух, подчеркивает особую роль казака – защитника Отечества, своих семейных и исторических ценностей.

Войсковой певческий хор сыграл большую роль в подготовке регентов и музыкантов для станичных хоров и в создании станичных и полковых оркестров и хоров, которыми так гордилось Кубанское казачество.

Ярким событием начала XX века стало празднование 100-летнего юбилея певческого и музыкантского хоров Кубанского казачьего войска.

Хор и музыканты получили в подарок юбилейный нагрудный знак и книгу по истории хора, написанную архивариусом И.И. Кияшко.

Юбилейный знак, созданный в 1911 г. к 100-летию певческого хора, на долгие годы стал символом и современного Кубанского казачьего хора [6].

Мало известно, что юбилейный нагрудный знак, который сейчас является символом современного хора, выполненный из серебра с позолотой, в форме лиры с дубовым венком и двумя перекрещивающимися георгиевскими трубами, был изготовлен по проекту заведующего Кубанским Войсковым музеем Ивана Ефимовича Гладкого (1862–1930). При внимательном изучении юбилейного снимка, сделанного в городе Екатеринодаре 26 сентября 1911 г., удалось установить, что во втором ряду, справа четвертый, сидит Гладкий [7].

Юбилейные знаки были торжественно вручены всем певчим и музыкантам хора в сентябре 1911 г. на торжественном заседании в Зимнем театре. Такие знаки получили старослужащие певчие, регенты и известные деятели, которые благотворительствовали хору.

Велика роль Войскового певческого хора в истории и культуре Кубани. Благодаря его деятельности были сохранены и дошли до наших дней песенные и военно-исторические традиции казачества. В документах XIX – начала XX вв. обозначен термин – служение песне. Он отражает и воинскую традицию казаков в знании песен, и умение исполнять их, понимание объединяющей силы песни в сплочении, поднятии бодрости и духа. В походной обстановке, вдали от родных станиц совместное исполнение поддерживало, укрепляло веру в свои силы, способствовало победам.

На протяжении ХХ в. хор пережил сложную и порою трагическую судьбу, как и само Кубанское казачество, и традиционная народная культура.

В апреле 1920 г. Кубано-Черноморский ревком провел реорганизацию Войсковых хоров и под страхом революционного трибунала потребовал сдачи музыкальных инструментов и нот.

В июле 1921 г. хор и симфонический оркестр были распущены. Многие певчие подверглись репрессиям [8]. Так завершилась более чем столетняя история бывшего Войскового хора.

Войсковой хор был восстановлен атаманом Кубанского казачьего войска в эмиграции В.Г. Науменко (1883–1979) в Белграде в 1921 г. [9].

Кубанский казачий хор в советской России был организован 25 июля 1936 г. постановлением Азово-Черноморского крайисполкома в г. Краснодаре [8]. К руководству хором были приглашены опальные старые хормейстеры Г.М. Концевич и Я.М. Тараненко. В 1937 г. Г.М. Концевич был расстрелян [8].

В январе 1938 г. Кубанский казачий хор был переименован в Ансамбль песни и пляски кубанских казаков.

В 40–60-е гг. ХХ в. продолжалось то расформирование, то создание хора. Особую роль в этот период играла деятельность его художественных руководителей: П.И. Лысоконя (1944–1949), П.С. Мирошниченко (1952–1954), В.Н. Малышева (1955–1960) [10]. В январе 1960 г. Государственный ансамбль песни и пляски кубанских казаков был расформирован. Лишь в марте 1969 г. Краснодарский крайком КПСС и крайисполком принимают решение о создании Кубанского казачьего хора во главе с заслуженным деятелем искусств РСФСР С.А. Чернобаем [10]. В октябре 1974 г. начался новый этап в истории хора, связанный с именем художественного руководителя, композитора, народного артиста России, Украины и Республики Адыгея В.Г. Захарченко.

Деятельность Войскового певческого хора и его преемника Государственного кубанского казачьего хора сохранила народные кубанские песни, казачьи традиции.

Список использованных источников

1. Распоряжение губернатора Краснодарского края А.Н. Ткачева «О праздновании 200-летнего юбилея Кубанского казачьего хора». – Краснодар, 26.XI. 2008 г.
2. ГАКК. Ф. 250. Оп. 2. Д. 189. Л. 1–2.
3. ГАКК. Ф. 250. Оп. 2. Д. 189. Л. 3.
4. Концевич Г.М. Бандурист. 200 малороссийских песен. – Екатеринодар, 1910. С. 1–2.
5. Кияшко И.И. Войсковой певческий и музыкантский хоры Кубанского казачьего войска. 1811–1911. – Екатеринодар, 1911. С. 4–6.
6. Фонды КГИАМЗ. КМ 4450.
7. Фонды КГИАМЗ. КМ 4266-49.
8. Екатеринодар – Краснодар 1793–1993. Материалы к Летописи. – Краснодар, 1993. С. 445.
9. Корсакова Н.А. Кубанские казачьи хоры в эмиграции. Первая половина ХХ века: сб. материалов IV Международной научно- практической конференции «Федор Андреевич Щербина и народы Юга России: история и современность». – Краснодар, 2006. С. 339–344.
10. Борисов Б., Борисов В., Бурылев В. На переломе. 1940–80-е годы. Из истории Кубанского казачьего хора: материалы и очерки. – Краснодар, 2006. С. 155–158.


Источник: Научно-творческое наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность: сборник материалов XII международной научно-практической конференции «Научно-творческое наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность», г. Краснодар, 27 февраля 2012 г. / редколлегия: С.Н. Якаев и др. – Краснодар: ИМСИТ, 2012г. Тираж 150 экземпляров.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Кубанский казачий хор // Из истории ККХ

Рейтинг@Mail.ru