Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Неподражаемый Лизвинский

26.11.2011. Количество просмотров: 247

Виктор Захарченко рассказывает о выдающемся солисте, «золотом голосе» Кубанского казачьего хора народном артисте России Анатолии Владимировиче Лизвинском.

Его артистическое имя стало символом самого Кубанского казачьего хора, славой и гордостью Кубани, России, Украины. Его уникальный, феноменальный голос относится к тем редким явлениям, которые по праву называют «из ряда вон выходящими». Он первый из первых и лучший из лучших солистов, навсегда соединивших свое имя с именем Кубанского казачьего хора, которому Анатолий Владимирович служил верой и правдой до конца своих дней без малого 35 лет!

Анатолий Лизвинский родился 26 марта 1947 года на Украине в городе Каменец-Подольске Черновицкой области. Родители его: мать Нина Ивановна и отец Владимир Людвигович были людьми простого звания. Трудились, воспитывали детей. В семье Лизвинских было трое детей: Анатолий, Юрий и Лариса. Отец прошел войну, имел много боевых наград, а после войны до самой смерти носил под сердцем осколок снаряда.

С раннего детства музыкально одаренный Толя мечтал стать музыкантом. В 13 лет он стал воспитанником военного духового оркестра. Окончил детскую музыкальную школу и музыкальное училище по классу тромбона. Овладел игрой и на многих других инструментах. Затем была армейская служба. Сначала в морской пехоте в городе Севастополе, а затем он был откомандирован в Ансамбль песни и пляски Краснознаменного Черноморского флота, в котором прослужил около 7 лет.

24 ноября 1973 года (за год до моего прихода в хор) Анатолий Лизвинский был зачислен солистом-вокалистом Кубанского народного хора (тогда слова «казачий» в названии коллектива еще не было, оно было введено мною позже), Так случилось, что хор в то время испытывал тяжелый системный кризис (творческий, материальный, моральный и т.д.). Он практически около года был без художественного руководителя. Из хора уволились и разъехались по другим коллективам многие солисты хоровой и танцевальной групп, главный балетмейстер и балетмейстер-репетитор, а также руководитель оркестра со всеми музыкантами. Остался лишь концертмейстер-баянист Эдуард Козловский. А если к потере творческих кадров добавить еще и отсутствие в хоре квартир и общежития, то дело шло к полному развалу воссоздаваемого коллектива. И вот в это время, когда остро стоял вопрос: быть или не быть Кубанскому хору, 14 октября 1974 года и был назначен я художественным руководителем Кубанского хора. Но я прерву повествование об этом периоде истории хора. Она все равно будет когда-то написана, если не мной, то кем-нибудь другим, а я вернусь к личности Анатолия Лизвинского.

Анатолий Владимирович был очень богато одаренным человеком. Он обладал прекрасным музыкальным слухом, острым чувством ритма, отличной памятью. Господь Бог наградил его удивительным голосом красивого яркого тембра, огромного диапазона и неимоверной силы и мощи. От его громогласного голоса без всякого преувеличения качались люстры в зрительных залах и резко выходили из строя микрофоны. Голос Лизвинского – это, конечно, настоящий самородок. И как всякий самородок он требовал тонкой шлифовки. Специального же вокального образования Анатолий не получил. Те хормейстеры и педагоги-вокалисты, которые в разное время занимались с ним, пытались, но так и не смогли укротить стихийную природу его голоса. И, наверное, к лучшему. Ибо самобытные таланты не терпят стрижки под одну гребенку.

Кроме музыкальных талантов Анатолий Владимирович обладал природным богатырским телосложением, редкой физической силой и потому в молодые годы легко достигал высоких результатов в различных видах спорта, в частности, в вольной борьбе.

Он был высокого роста, с могучим торсом и широкими плечами, большими выразительными руками, колоритными черными казачьими усами и бородой. Художники и скульпторы могли бы с него лепить Аполлона, Казака Мамая или древнерусского Богатыря. Но… при жизни, к сожалению, проглядели. А, впрочем, современный гениальный русский художник Илья Сергеевич Глазунов все же заметил Анатолия Владимировича. Он не раз видел Кубанский казачий хор. Восхищался им. Последний раз – на 95-летнем юбилее Сергея Владимировича Михалкова в Большом театре. Он попросил меня прислать ему телевизионную запись хора, на которой Лизвинский исполняет песню «Хлеб всему голоса» вместе с маленькой Настей Цыбизовой, одетой в казачью черкеску. Я послал Илье Сергеевичу эти видеозаписи, но не знаю, дошли они до него или нет. Поживем – увидим.

* * *

Господь Бог, конечно же, не случайно послал Лизвинского Кубанскому хору одновременно со мною, причем, в такой момент, когда решалась судьба самого коллектива.

Весной 1975 года я совсем случайно узнал, что весной 1975 года в Москве по решению Министерства культуры будет проходить I Всероссийский смотр-конкурс государственных русских народных хоров. Последним в списке коллективов значился Кубанский казачий хор. В краевой филармонии, где тогда базировался хор, от меня эту очень важную информацию почему-то скрывали. Вероятно, участие хора в конкурсе для кого-то было очень нежелательным. Мне сразу же подумалось, что этот конкурс для Кубанского хора может быть воистину спасительным, если, конечно, наше выступление в нем будет успешным. Но… времени для подготовки к конкурсу уже совсем не оставалось. Концертная программа хора в голове моей была готова. Но где срочно найти недостающих артистов, солистов, музыкантов, постановщиков танцев? Где и на какие средства приобрести музыкальные инструменты, пошить новые костюмы? Наконец, где и когда готовить конкурсную программу? Но, к великому счастью, Господь Бог всё, абсолютно всё управил. Кубанский казачий хор на этом конкурсе совершенно неожиданно для всех, потеснив многие самые известные и прославленные коллективы, занял первое место и стал лауреатом. Анатолий Лизвинский, блистательно исполнивший казачью песню «Вечер тихий, непогожий», а также солисты хора Татьяна Бочтарёва, Вера Фролова, Валентина Мамай, Михаил Мищенко, Виталий Сушков и солист танцевальной группы Валентин Захаров стали дипломантами конкурса. После этой исторической победы Кубанского хора и началось его постепенное восхождение к мировому признанию и утверждению своего имени.

* * *

Анатолий Лизвинский около 35 лет был ведущим солистом Кубанского казачьего хора. Именно в хоре во всю мощь раскрылся его могучий талант. Хор для него был не просто местом работы, а местом служения богоугодному делу, казачеству России. А это ведь далеко не одно и то же. Хор был для него его родным домом и судьбой. В хоре он нашел себе верную спутницу жизни Марию Петровну, родом из Житомирской области. Теперь их сын Юрий, внешне вылитый Анатолий Владимирович, уже закончил не только Кубанский сельскохозяйственный университет, но и аспирантуру.

Анатолий Лизвинский самозабвенно любил Кубанский хор. Он был его настоящим патриотом. Гордился тем, что пел не где-нибудь, а именно в Кубанском казачьем хоре. Он понимал его важную духовную, культурную и гражданскую миссию. В одном из газетных интервью он сказал: «Я хочу, чтобы через наши песни казаки проникались гордостью за род наш казачий и никогда своей чести и достоинства не теряли».

За свою прожитую жизнь никаких материальных богатств он так и не нажил, да и не стремился к этому. Его скромная зарплата совершенно не соответствовала его уникальному, великому дарованию и тому творческому вкладу, который он вносил в деятельность хора. И, тем не менее, хору он служил всегда исправно и безотказно. Терпеливо переносил все тяготы, которые выпадали на долю Кубанского хора и каждого его артиста. Показательно, что он никогда не изменял хору и никогда не предавал его. В песне «Я – внук хлебороба», представленной на этом диске, он пел:

Дружбу я не нарушу,
Никогда не предам.
Я земле свою душу,
Свое сердце отдам.

И это было совершенной правдой. Как верный пахарь всегда заботливо относился к родной земле, так и Анатолий Владимирович с исключительной любовью относился к Кубанскому казачьему хору, которому отдал большую часть своей жизни.

На это – увы! – были способны далеко не все те, кто за 35 лет моей работы прошел через Кубанский казачий хор. А прошло через него уже не одно поколение. Причем не только артистов и солистов, но и хормейстеров, балетмейстеров, руководителей оркестра, административных работников и т.д.

Большинство из них были людьми очень способными, талантливыми, высокопрофессиональными и преданными своему коллективу. В хоре они оставили после себя замечательные художественные плоды и добрую память. Это их талантами и общими соборными усилиями добывались победы хора на многочисленных краевых, всероссийских, всесоюзных и международных конкурсах и фестивалях. Это они гордо, как боевое священное знамя, пронесли имя Государственного академического Кубанского казачьего хора по многим странам и континентам! А его достойным знаменосцем был Анатолий Владимирович Лизвинский. На таких, как он, держался хор в самые трудные времена, держится и сегодня, и дай Бог, будет держаться всегда.

Однако, правды ради, надо сказать, что через Кубанский казачий хор прошло немало людей и совсем другого рода. Они тоже были и одаренными, и талантливыми, и профессиональными. И все же, как говорил Тарас Бульба в одноименной повести Гоголя, те да не те. Один старый черноморский казак о таких людях как-то сказал мне: «Воны, канешно, люды хароши, та тильки погляд у йих нэ козачий». Сколько раз они клятвенно уверяли меня в своей сердечной любви и преданности, по их выражению, «суперколлективу» – Кубанскому казачьему хору! Но… время показало, что это были только слова. За все годы работы хор так и не стал для них своим родным домом. Сердца их так и не прикипели к нему. Хор они воспринимали, прежде всего, как кузницу кадров народных исполнителей, как некую «фабрику звезд». Хор нужен был им для создания собственного творческого имени. А получив от хора желанное имя, а некоторые еще квартиры и почетные звания, вдруг срочно, иногда в считанные минуты (!) увольнялись и забывали о хоре, становились для него совершенно чужими. В этом, вероятно, конкретно и выражался тот самый чужой, «нэ козачий погляд».

В Кубанский казачий хор за время моей работы приходило очень много людей с целью проверить свои возможности на предмет работы в хоре. Приходили, как правило, не звезды, а никому не известные, начинающие, безымянные кандидаты в артисты, солисты, хормейстеры, балетмейстеры Кубанского хора. А уходили из него те самые «бывшие кандидаты» уже известными личностями, мастерами, а то и настоящими мэтрами с высокими и очень высокими почетными званиями.

В этой связи на память приходят слова апостола Иоанна из его первого соборного послания: «Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши», Да, действительно, много званных, но мало избранных. А вот Анатолий Владимирович Лизвинский и оказался-то для Кубанского казачьего хора не из числа «много званных», а именно из числа «мало избранных». Избранных всегда, в любом богоугодном деле, было и будет мало. Говоря церковным языком, они, избранные, и составляют то самое «малое стадо». Но именно «малое стадо» всегда и определяло силу духа и успех каждого доброго дела.

Апостол Иоанн в том же соборном послании писал, что Господь «воздаст тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия». Будем помнить об этом, дорогие друзья и коллеги, и в меру своих сил, каждый на своем месте, будем, говоря словами поэта, «до конца, до смертного креста» служить избранному нами делу и Отечеству во славу Божию.

* * *

Анатолий Лизвинский успешно исполнял песни различных жанров: исторические, лирические, застольные, шуточные. Однако главными его песнями были героические, драматические, величественные. Именно он вдохновил меня на создание для него многих песен: «Хлеб – всему голова», «Курганы», «Ой, да Краснодарский край», «Отзовитесь, однополчане», «Дар Екатерины» и других, представленных на этом диске, кроме «Дар Екатерины», которую записать не успели. Своим вдохновенным, захватывающим исполнением он поднимал многотысячные залы. Его пением восхищались. Ему бурно рукоплескали. Не случайно 30 лет Лизвинский неизменно солировал в песне «Ты, Кубань, ты наша Родина». И тогда, когда она была просто песней. И тогда, когда она со словами о.Константина Образцова стала Гимном Краснодарского края (оба варианта представлены на этом диске).

Этому предшествовали долгие и жаркие споры депутатов краевого Законодательного Собрания. Депутаты от КПРФ категорически не хотели принимать слова гимна, написанные священником Константином Образцовым. Последнее заседание ЗСК, на котором решалась судьба Гимна Краснодарского края, состоялось 24 марта 1995 года. На заседание был приглашен Кубанский казачий хор. Перед принятием решения Анатолий Лизвинский вместе с хором так эмоционально и захватывающе исполнили Гимн, что многие сомневавшиеся депутаты отдали свои голоса в пользу принятия закона, и Гимном Краснодарского края стала народная песня на стихи священника К.Образцова «Ты, Кубань, ты наша Родина».

Вместе с Кубанским казачьим хором Анатолий Лизвинский пел на разных континентах, во многих странах, в бесчисленных городах СССР и США, Франции и Германии, Австрии и Швейцарии, Мексики и Португалии, Японии и Китая, Турции и Англии. В Москве в Кремлевском Дворце он пел «Хлеб – всему голова» и «Прощание славянки»; в Киеве в паласе «Украина» – «Спы, Тарасэ, батько ридный» и «Роспрягайтэ, хлопци, конэй»; в Токио и Нагасаки – «Бухенвальдский набат»; в Белграде – прекрасную «Песню советских и югославских партизан»; в Софии – болгарскую народную песню «Гэй, Балкан, ты родэн наш»; в Вене – «Венский вальс»; в Варшаве на главной площади – «Песню о Москве»; в Берлине – «День Победы» и «Казаки в Берлине». Как жаль теперь, что эти и многие другие песни в исполнении Лизвинского остались незаписанными.

По промыслу Божьему последнее выступление Анатолия Владимировича было 9 мая 2008 года в Брюсселе в штаб-квартире НАТО, где он, перенеся незадолго до этого тяжелую операцию, вдохновенно и грустно, словно прощаясь с нами навсегда, спел «Прощание славянки». Сразу же после возвращения хора из Брюсселя он лег в больницу. 13 июня 2008 года Анатолия Владимировича Лизвинского не стало. Но его уникальный голос остаётся с нами навсегда. Люди умирают – песни, к счастью, остаются… Не случайно издание серии дисков «Золотые голоса Кубанского казачьего хора» мы начали со сборника песен народного артиста России Анатолий Лизвинского.


Виктор Захарченко,
народный артист России и Украины,
художественный руководитель и главный дирижер
Государственного академического Кубанского казачьего хора


Фотографии из архива Кубанского казачьего хора

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Кубанский казачий хор // Замечательные люди Хора

Рейтинг@Mail.ru