Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

«Я рада, что нашла свой берег»

26.11.2011. Количество просмотров: 168

Памяти Марины Крапостиной

В 1981 году Марина Крапостина приехала на Кубань вместе с родителями из Тюмени. Закончила музыкальную школу в станице Старовеличковской, институт культуры в Краснодаре. Работала у Александра Михайловича Литовченко. А потом Кубанский казачий хор.

- И я поняла, - говорила Марина, -что это моё: мой хор, мой руководитель, моя работа, моя жизнь. Захарченко – человек мудрый – это все прекрасно понимают. К нему в любое время можно прийти и не просто поплакаться, а услышать добрый совет. Причём по поводу не только творческих проблем, но и отношений в семье. Каждый у нас для Захарченко – прежде всего человек. Голос у Марины Крапостиной был волшебный: он исходил из глубины сердца. Когда она пела, то иногда казалось, что «это плач Ярославны, ожидающей из похода Игоря».

- Я и впрямь плачу, плачу сердцем, - говорила она, - потому что песни, проникнутые народным духом, волнуют меня. В этом-то и заключена их сила. Я могу на сцене плакать о маме, о сестре, потому что, по-моему, они достойны лучшей доли. Но судьба сложилась так, а не иначе. Меня вообще легко расстроить. Я могу заплакать о переполняющей меня жалости и сострадания к другому, даже постороннему человеку.

Марина была очень скромным человеком, не любила много говорить, а тем более рассказывать о себе. На все вопросы окружающие могли только и слышать: «да» или «нет».

Известный русский певец из Австралии Алексей Шахматов, выступая на краевом телевидении, восторженно сказал: «Такие изумительные певицы, как Марина Крапостина, рождаются один раз в тысячелетие».

Её талантом восхищались многие хормейстеры и дирижёры: Владимир Минин, Николай Кутузов, Николай Калинин, Галина Рождественская, народные певицы Нина Матвиенко, Татьяна Петрова, солист Большого театра Игорь Морозов, композиторы Александр Дудник, Геннадий Заволокин и многие другие.

Но вскоре пришла роковая беда. У неё обнаружили злокачественную опухоль головного мозга. Ей срочно пришлось лететь на операцию в Москву в нейрохирургическую клинику им. Бурденко. Затем последовало двухмесячное облучение и… смерть!

13 декабря 2001 года, во вторую годовщину со дня её смерти, состоялась встреча давних друзей хора - сединцев с коллективом.

Тогда Захарченко о ней сказал так:

- С каждым концертом Кубанского Казачьего хора круг искренних поклонников Марины стремительно увеличивался. К ней пришло настоящее признание и заслуженная слава. Но не через исполнение уже хорошо известных, много раз проверенных на слушателях популярных песенных шлягеров, которые, как правило, гарантируют успех любому певцу. Она шла другим путём: узким, трудным и неизвращённым, но верным. Марина не повторяла песни из репертуара других прославленных певцов. Она пела только те песни, которые до неё никто никогда не пел. И пела их так впечатляюще, что они потом надолго западали в сердце и память слушателей. Она была действительно талантливой певицей. Она пела духовные песни, легко и свободно выливавшиеся из каких-то неведомых глубин души. Марина во многих песнях, например «Бедная птичка в клетке сидит», «У меня в Москве», «До конца» - пророчески пела о своей трагической судьбе. Однажды она так и сказала: «Я пою уже в другом хоре». Марина не зря прожила тридцать лет, потому что сумела оставить после себя яркий след, добрую память и свой талант, который стал достоянием нашего народа…

Однако Марина пела не только лирические и духовные песни. С большим успехом исполняла она и песни патриотического содержания «Умом Россию не понять» и «Русь», и игровые «Ой хотя бы Господи тай повэчерило», «Уречки женщина стояла», и откровенно шуточные и плясовые, такие как «Была жинка мужика».


Из книги: Левченко, Владимир Григорьевич. Виктор Захарченко – легенда России - Екатеринодар: Новый поворот, 2011

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Кубанский казачий хор // Замечательные люди Хора

Рейтинг@Mail.ru