Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Лемнос — казачья Голгофа

13.07.2009. Количество просмотров: 270

 

«Мы долго ждали, когда русские вспомнят о своих могилах», — с этих слов простых греков, произнесенных еще пять лет назад, можно сказать, и началась история восстановления первого казачьего кладбища за рубежом. Человеческая память не так крепка, как хотелось бы, а если еще вмешалось время, то шансов на то, что истина будет восстановлена, практически не остается...

В минувшее воскресенье на мысе Пунла (Калоераки) острова Лемнос, спустя почти девяносто лет после лемносского сидения, состоялось торжественное открытие мемориальной стены, посвященной казакам и всем русским людям, нашедшим свой покой на греческой земле. В церемонии приняли участие и представители Кубанского казачьего войска во главе с первым заместителем атамана Николаем Перваковым. Это место теперь называют казачьей голгофой. В 1920 году, после захвата Крыма Красной армией на антантовских кораблях, сюда начали прибывать те, кто не желал жить под советскими знаменами: кубанские, донские, терские и астраханские казаки и члены их семей — всего более двадцати тысяч, примерно шестнадцать из которых — с Кубани. Они не жили, они выживали на этой выжженной солнцем чужой земле.

...Если театр начинается с вешалки, то наше паломничество туда, где предки нашли свой последний приют, началось с аэропорта. В столице нашей Родины нас встретил Леонид Решетников — директор Российского института стратегических исследований, руководитель попечительского совета Новоспасского монастыря. Это он еще в 90-х, будучи сотрудником российского Посольства в Болгарии, ожидая в архиве заказанные документы, наткнулся на подшивку эмигрантского журнала за 1923 год. Его внимание приковал заголовок «О тяжелой жизни казаков на Лемносе». То, что он узнал из публикации, запало ему в душу. Он жил с мыслью отыскать казачье кладбище. Наконец весной 2004 года дипломаты российского Посольства в Афинах Леонид Решетников, Алексей Попов и Артур Ростомов отправились на Лемнос в полной уверенности, что найти русский погост не составит труда. Однако  ошиблись. Суровый XX век стер почти все его следы. Местные, конечно, что-то помнили о пребывании на острове русских, но показать дорогу смог лишь один фермер. Представление о кладбище с крестами и оградами по прибытии на место после ухабистой каменистой дороги развенчалось. Ничего этого не было и в помине. Осталось лишь несколько потрескавшихся надгробий с еле проступавшими на них надписями. Было принято решение восстановить кладбище и поставить в Калоераки мемориальный крест. Освятили его 27 сентября того же года в православный праздник Крестовоздвижения. Так открылась новая малоизвестная страница нашей истории.

Каждому члену русской делегации, а в нее также вошли депутаты Государственной Думы, члены попечительского совета московского Новоспасского монастыря, потомки лемносцев, представители общественных организаций, духовенства, молодежного православного отряда, названного в честь острова — «Лемнос», образованного в 2005 году, казаки Всевеликого войска Донского и артисты вокально-танцевального ансамбля «Живая Русь» во главе с заместителем руководителя администрации президента Российской Федерации Александром Бегловым, Леонид Петрович вручил только что изданную им книгу под названием «Русский Лемнос». Эта книга о страданиях и лишениях русского народа, вдруг ставшего ненужным своей родной стороне, и о том, как удалось сохранить самих себя, свою веру, свою культуру...

Презентация нового издания состоялась как раз за пару дней до выезда на остров в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына в Москве. Деньги от продажи ее тиража пойдут на восстановление русских погостов на Лемносе. В дополнение к книге каждому вручили крест, покрытый черной эмалью, почти такой же, как давали всем, кто выжил во время лемносского сидения, только на нашем было написано: «Лемносъ 1920 — 2009».

Уже через время мы были в небе, разрезая крылом белого «ЯК-42» крепковзбитые ватные облака, а почти через четыре часа приземлились на самом крупном в Эгейском море острове Лимнос, так его называют греки. На острове площадью около пятисот квадратных метров — более трех десятков населенных пунктов и два крупных города: Мирина — столица численностью шесть тысяч человек и Мудрос.

В разное время остров находился в руках то персов, то афинян, спартанцев, македонян, а примерно в V веке нашей эры попал под влияние византийцев. Это был важнейший объект империи — житница и зернохранилище Константинополя. С конца XV века на несколько столетий Лемнос попадает под власть Османской империи. Освободить остров в конце XVIII века помогала русская эскадра под командованием графа Алексея Орлова. А в начале XIX века у берегов Лемноса состоялось сражение, вошедшее в историю как Афонское. Русским флотом командовал вице-адмирал Дмитрий Сенявин. Ему, а также графу Орлову в Мирине, на берегу моря, установлен памятник, так что здесь русских уважают за помощь в освобождении от турецких полонителей. Греческим Лемнос стал только в 1912 году. В Первую мировую здесь располагался гарнизон войск Антанты, а осенью 1920-го сюда прибыло более двадцати тысяч казаков, а также гражданских лиц и офицеров.

Это только на первый взгляд кажется, что казаки жили здесь, как в раю. На самом же деле никаких условий для их пребывания не было, только палатки, которые вмещали до десяти человек, и выжженная солнцем земля. Кругом голые камни и холмы.  Не хватало элементарного — дров, воды, медикаментов, не говоря уже о еде. Норма составляла полкило хлеба, немного консервов и картофеля. И до того скромный паек постоянно урезался. В Калоераки кубанцы разбили палаточный лагерь. Здесь стояли первая Кубанская конная дивизия под командованием генерал-майора Л. Дейнеги, вторая Кубанская стрелковая дивизия во главе с генерал-майором С. Цыганком, Кубанский технический полк (полковник Гусев) и Кубанское Алексеевское военное училище под предводительством генерал-майора А. Лебедева. Городок был оцеплен французами, без пропусков из лагеря выходить категорически запрещалось. В конце ноября к кубанцам добавились донцы. С сочувствием к казакам относились греки, не успевшие до конца оправиться от турецкого владычества. Не теряя самообладания, казаки потихоньку обустраивали свой быт: строили церкви, сооружали алтари, в ход шли подручные средства, возводили гимназии, создавали творческие коллективы, различные мастерские. В городе Мудрос греческие власти выделили православным братьям церковь Святых Архангелов. Русские службы проводились и в селе Портиану.

Казаки преклоняют колена...

В день приезда мы успели осмотреть лишь достопримечательности столичного городка размером с кубанскую станицу и отведать местной кухни. Климат очень похож на наш, да и растительность не сильно отличается. В общем, чувствовали себя как дома.. Следующее утро началось с возложения лавровых венков к памятникам погибшим за свободу Греции и русским эскадрам графа Орлова и Дмитрия Сенявина, о котором говорилось чуть ранее. Кстати, на памятнике два флага: России и Греции. Торжественная церемония, на которой присутствовали префект острова Саракас Димитрис и мэр Мирина Скамангис Афанасист, сопровождались исполнением гимнов двух государств. После чего российская делегация в полном составе отправилась на русский (донской) участок антантовского кладбища, что в Мудросе. Дело в том, что донцы и кубанцы захоронены на разных участках. Русский погост на англо-французком кладбище появился в 1921 году как раз близ донского лагеря. Сегодня это просторное ухоженное поле с единоорбазными могильными плитами. Пик смертности пришелся на весну 1920 года, потом условия жизни улучшились, условно, конечно. Голод, эпидемии, в частности разных форм тифа, косили целые семьи, не считаясь ни с возрастом, ни с чином. Только в 2007 году молодежным отрядом «Лемнос» попечительского совета под руководством иеромонаха Новоспасского монастыря Петра удалось восстановить донской участок. Для этого потребовалось разрешение властей Великобритании. Теперь все 29 имен восстановлены. Под нещадно палящим солнцем, перекрасившим траву в желтый цвет, прошла лития по погибшим и небольшой митинг. Руководитель попечительского совета Новоспасского монастыря Леонид Решетников обратился к собравшимся с приветственным словом:

— Весной 2004 года мы застали эту поляну пустой. Найти место захоронения казаков удалось лишь по небольшой плите с надписью на английском языке. За три года упорной работы удалось установить все фамилии. А с разрешения греческих властей установить надгробия по найденным в архивах схемам.

Свежие гвоздики легли на белые мраморные плиты. Больше всего красных цветков оказалось на могиле сорокалетней Марии Кaрякиной, матери шестерых детей. Подолгу у могил, склонив головы, погрузившись в свои мысли, стояли казаки, будто вспоминая события тех далеких лет, будто сами были очевидцами, как бы прося прощение за почти вековое забвение. Фото на память — и снова в путь. По близлежащим населенным пунктам мы передвигались на двух автобусах. Дороги на Лемносе очень узкие, и такому транспорту достаточно тяжело вписываться в многочисленные повороты. Мы, наконец, добрались до одного из храмов, в котором в 1920 — 1921 годах шли русские службы. Это был будний день, а потому храм оказался пуст. Мы — едва ли не единственные посетители. Представители греческого клира спели два псалма: в честь Богородицы и в честь небесного покровителя острова святого Созонта. Казаки, а также греческое и русское духовенство молились, чтобы Господь даровал духовного здоровья, крепости телесных сил, семейного счастья, славы и благополучия святой России. Митрополит островов Лемнос и Агис Иерофей поделился впечатлениями от пребывания на российской земле и подчеркнул:

— Мы очень рады, потому что с нами наши добрые братья. Из вашей страны мы привезли множество благословений, мудрость господню, уважение к традициям.  Эти качества украшают, как корона, всех русских православных. И мы — греки — учимся этим прекрасным качествам у вас, стараемся достичь вашего уровня в отношениях к традициям и обычаям. Да, мы маленькая страна, но нас связывает большая дружба с Россией.

Уже вечером в городе Мирина, во дворе местной гимназии, расставляли стулья. Через несколько минут начнется торжественный вечер. Послушать хор Новоспасского монастыря и прикоснуться к казачьей культуре пришли не только члены российской делегации, но и местные жители. Их было так много, что им пришлось занимать места по периметру площадки. Приходили целыми семьями, с маленькими детьми. Греческая публика очень тепло принимала артистов из России. Каждый номер сопровождался горячими  продолжительными аплодисментами. Предваряло концерт выступление руководителя делегации, заместителя главы администрации президента Александра Беглова. Он искренне поприветствовал всех, кто по велению души пришел сюда, кому дорога память о наших соотечественниках:

— Здесь, на Лемносе, открывается мемориал всем русским людям, не принявшим  октябрь 1917 года и нашедшим свое последнее упокоение на острове в 1920 — 1921 годах. Они не хотели покидать Родину, но лишь оказавшись на краю гибели сделали непростой выбор, — отметил он. — Но и вдалеке от своей земли русские люди продемонстрировали необыкновенную духовную силу, показали пример верности воинскому долгу, готовности к самопожертвованию. Можно по-разному относиться к драме 1917 года, которая расколола наше общество на  «белых» и «красных», привело к братоубийственному противостоянию. Однако достоинство, с которым простые русские люди жили на чужбине, их постоянное ощущение незримой связи с Родиной очевидны, и признание этих истин привело нас к подлинному гражданскому согласию. Здесь, на греческом острове Лемнос, мы не просто переворачиваем очередную страницу непростой истории России XX века, мы вписываем важные строки в ее новую страницу — главу национального примирения и единства. Мы благодарны всем, кто помогал нашим соотечественникам словом и делом, кто хранит память о наших предках сегодня.

О памяти говорил и префект острова Дмитрис Саракас:

— Эти мероприятия демонстрируют любовь, которую вы, русские, испытываете к своим соотечественникам, имевшим нес частье быть упокоенными на чужой земле. Но будьте уверены, эта земля для них дружеская и братская. Помните: мы готовы и дальше оказывать всяческую помощь в организации подобных мероприятий.

Мемориальная стена всем русским людям

По старой традиции кубанские казаки самые важные свои мероприятия начинали с  молитвы. Перед тем как отправиться на казачье кладбище в местечко Калоераки, мы прошли обряд причащения в кафедральном соборе города Мирина. Это было воскресенье. Греки чтят этот день. Храм был заполнен до отказа. Греция для нас родственная страна. Из Византии к нам пришло христианство и другие культурные ценности. Во многом они оказали влияние на формирование нашей национальной самобытности, развитие искусства и науки. Здесь, в храме, была отслужена совместная литургия с участием лемносского митрополита Иерофея, а также  архиепископа Алексия, викария патриарха Московского и всея Руси, наместника Новоспасского монастыря. В конце службы митрополиту была вручена икона Пресвятой Богородицы, к которой донцы обращались в самых сложных ситуациях. Помолившись, мы отправились на русское кладбище.

Дорога к погосту полна подъемов, спусков и резких поворотов. Мы свернули с главной дороги. Дальше автобусам проехать было все сложнее. Асфальта нет, только камни и песок. Начинаются фермы. Вот первый указатель на русском и греческом: «Русское кладбище 1920 —1921 гг.». Таких здесь много. Их установили, когда отыскали дорогу, чтобы уже никогда не забывать. Кубанцы селились в низовье, скрываясь от ветра. Кладбище расположили чуть выше. Даже сейчас хорошо видно, где размещались палатки. Земля хранит память, на тех местах — ямы, некоторые из них до сих пор остались обложенными камнями. И вот мы на месте. Народ высыпает из автобусов. То, что увидели мы, повергло в настоящий шок. С тем, что мы видели накануне, и сравнивать нельзя. Кладбище огорожено небольшим забором, могилы — простыми камнями. Их здесь немного, и лишь на некоторых из них сохранились надгробья. Еще четыре года назад, вспоминает один из членов нашей делегации, кубанский казак, чей предок лежит здесь, Валентин Сурмач, кое-какие надписи все-таки можно было прочесть. Мы подошли к самой крайней могиле, долго всматривались, но все безуспешно. Кто-то советовал полить надгробье водой, чтобы буквы были виднее, кто-то водил по ним пальцем... «Таня Мухортова», — помогает нам член молодежного православного отряда «Лемнос» Елена. «Это дочь полковника, ей был всего годик», — пояснила она. Юные лемносцы знают здесь каждый камешек. Это их заслуга, что сегодня мы можем быть сопричастными прошлому. Кстати, эту могилу обнаружили первой. Мы пошли дальше. Сначала под русские захоронения был выделен небольшой участок прямо на берегу моря, но вскоре он был полностью «заселен». Площадь расширили. Теперь мы видим лишь часть кладбища. Вторую занимает местный фермер. Рядом с могилами — трехметровый крест из белого мрамора, а за ним — накрытая покрывалом мемориальная стена. Через несколько мгновений она будет освящена. Главную церемонию, ради которой все и приехали, провели заместитель главы администрации президента Александр Беглов, архиепископ Алексий, епископ Михаил и посол России в Греции Владимир Чхиквишвили. Взору предстала стена с множеством табличек. На них — все имена и фамилии казаков, офицеров и гражданских, покоящихся на этой земле. Панихида, церемония освящения и теплые слова в этот день звучали по-особому. Первый заместитель атамана ККВ Николай Перваков обратился к присутствующим:

 — Пять лет назад лемносская земля стала для нас, казаков, священной. Именно здесь начались мытарства и страдания наших предков, именно здесь более трехсот человек, большинство из которых — кубанские казаки, нашли последний свой приют. Теперь восстановлены имена погибших, приведено в порядок кладбище, а значит, восстановлена память, наша историческая память, без нее мы никто. Мы — потомки — благодарны вам за это. Низкий вам поклон за те усилия, которые были приложены вами по объединению половинок единого события, потому как мы не забываем о своих умерших. Уверен, сегодняшнее событие станет местом нашей общей памяти и только укрепит дружбу между нашими народами, потому что нет крепче дружбы, чем та, которая идет от сердца. По традиции на крест был повязан кубанский рушник ручной работы, а к его подножию высыпана кубанская земля, взятая со священного места — станицы Брюховецкой. Там, в октябре 1918 года были расстреляны три сотни казаков и священник станицы Новотитаровской отец Михаил. Атаман Брюховецкого районного общества возрожденного Кубанского казачьего войска Валентин Сурмач на лемносской земле не в первый раз. Но в этот он ехал с особым волнением. Он подошел к табличкам на мемориальной стене и отыскал фамилию своего деда — Сурмача Василия Порфирьевича, помощника командира кавалерийского полка, погибшего здесь в 1921 году на 45-м году жизни от тяжелых ран. Он долго стоял у таблички, держа красную гвоздику в руках, а по лицу текли слезы... И кажется, что мы сделали все, чтобы увековечить память предков, но на самом деле многое еще впереди. Отрадно, что казаки Кубанского казачьего войска имели самое прямое отношение к этому мемориалу, внеся 100 тысяч рублей в его создание. Мы обязательно выполним обязательства по увековечению памяти этих казаков, мы обязательно расскажем об этом детям. Мы покидали остров с чувством выполненного долга, а на сердце — марш «Прощание славянки». Наши предки пели его, уезжая с Лемноса, где осталось 376 русских могил, навсегда, чтобы раствориться по миру и воскреснуть в своих потомках...


Полина Поцебнева

Кубанский казачий вестник № 26 (77)// г. «Кубанские новости» 11.07.09 г.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Кубанский Лемнос

Рейтинг@Mail.ru