Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Об учреждении Екатеринодарского войскового сада и переходе его в статус парка

17.05.2009. Количество просмотров: 399

О. Г. Садковская,
научный сотрудник
отдела истории Краснодарского государственного
историко-археологического
музея-заповедника им. Е. Д. Фелицына

Любовь к садам, а позже к садоводству царская администрация стала прививать черноморским казакам еще в период второй русско-турецкой войны конца XVIII века. 24 декабря 1789 (4 января 1790) года в команду от армии господина бригадного и кавалера Чепеги поступил приказ генерал-поручика М. Н. Кречетникова. В нем говорилось, что если в занятых войском населенных пунктах не прекратится вырубка садовых деревьев, то за это будут наказаны не только виновные, но и начальство [1]. Поэтому кошевой атаман Чепега подписал 15 (27) февраля 1790 г. в Бендерах приказ со строгим запретом вырубки садовых и строевых деревьев. Он был отправлен в Кош верных черноморских казаков (конные и пешие команды) и строго выполнялся ими [2].

Таким образом, Чепега получил необходимый опыт заботы о садах и, обнаружив их на правобережье Кубани, издал ряд приказов об их охране [3].

Но садоводство не получило широкого развития в Черномории первой половины XIX века. Этому содействовали как внешние (Кавказская война), так и внутренние обстоятельства (слабое финансовое состояние, отсутствие посадочного материала и специалистов-садоводов). Изменить положение взялся Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор (с 1823 г.), а также наместник и главнокомандующий войсками на Кавказе (с 1844 г.) светлейший князь, генерал-фельдмаршал Михаил Семенович Воронцов, имевший опыт разведения садов и виноградников в своем крымском имении.

25 января (6 февраля) 1846 г. из Ставрополя в Екатеринодар исправляющему должность наказного атамана Черноморского казачьего войска генерал-майору Григорию Антоновичу Рашпилю отправилось письмо следующего содержания:
"Г. Наместник Кавказский признавал полезным устроить рассадники разных дерев и растений в Владикавказе, Нальчике, Пятигорске, Ставрополе и Екатеринодаре, по принципу разводимых Министерством Государственных Имуществ в некоторых местах Южной России и так называемых рассадниками 3-го разряда, требует избрать в сказанных пунктах удобных для рассадников места и представить Его Сиятельству местные сведения, как удобнее устроить эти рассадники и какие, хоть приблизительно, понадобятся на то издержки. Вследствие сего покорнейше прошу Ваше Превосходительство доставить в возможной скорости Г. исправляющему должность Начальника Области свои соображения о месте, какое можно назначить в Екатеринодаре, для предполагаемого рассадника, о средствах устройства оного, и об издержках, какие на то потребуются" [4].

Что же представляли собой в это время казенные рассадники 3-го разряда? О них говорилось в своде законов Российской империи 1842 года, том XII. Сады третьего разряда или питомники учреждались по мере надобности и по усмотрению Министерства Государственных Имуществ. В них могло производиться шелководство, если оно соответствовало местным условиям. При садах создавались огороды для посева красильных, масличных, торговых и огородных растений. Отводки, саженцы, семена фруктовых деревьев и других растений предлагалось продавать за самую умеренную плату по таксам. Содержание садов предполагалось из их собственных доходов, с некоторой помощью [5].

Атаман поручил заняться решением этого вопроса Войсковому правлению, а начальник Кавказской области генерал-лейтенант Николай Степанович Заводовский взял его под свой контроль. 5 (17) апреля 1846 года за № 3245 Войсковое правление доложило, что это дело поручено полицмейстеру города Екатеринодара подполковнику Шарапу [6].

В "Истории Кубанского казачьего войска" сказано: "В 1848 году 8 октября в городе Екатеринодаре был учрежден войсковой сад с питомником. При помощи этого учреждения предполагалось и место для прогулок городским жителям устроить, и развитию садоводства в крае способствовать" [7]. Слово "учредить" в толковом словаре В. Даля означает: "устроить в череду, ряд или порядок; основать, устроить, установить правилами, порядком" [8]. В письме Войскового правления от 31 января (12 февраля) 1849 года за № 1046 генерал-майору Г. А. Рашпилю сказано:
"Войсковое правление, прочитав предложение Вашего Превосходительства от 4-го числа октября 1848 года за № 4228, об избрании места для предназначенного при городе Екатеринодаре рассадника, по опытному указанию присланного при том же предложении иностранца Якова Бикельмейера и заключении с Бикельмейером на это предприятие контракта, с составлением для него программы занятий, признавало пробным для рассадника этого место при лесе Круглик, с западной стороны. И по журналу, состоявшемуся в 8 день того же октября, разбивку этого места в 40 квадратных десятин, и составление плана для сада, а также планы фасадов и смет, для необходимых там построек, и смет, для огорожи сада возлагаю на старшего члена своего подполковника Литевского, с тем, чтобы мне для выполнения этого, у потребных содействие, непременного члена строительной комиссии полевого инженера штаба Капитана Снешко и садовника Якова Бикельмейера, и разбитое место, означено было бы надежными кольями, а по истечении донес бы Войсковому Правлению с представлением планов, фасадов и смет" [9].

Получается, что состоявшаяся 8 (20) октября 1848 года разбивка участка под сад (дата, указанная в книге Ф. А. Щербины) проходила в северо-восточной части города, а городской парк имени Горького (бывший войсковой сад) находится в его южной части. Как же он там оказался?

Председатель хозяйственной экспедиции подполковник Литевский, посоветовавшись с городским обществом и садовником Бикельмейером, сообщил Войсковому правлению, что место, предполагаемое для сада при лесе Круглик, не соответствует своему назначению. Оно находится на городском выгоне, далеко от жилья, что затруднит посещение его публикой. Для охраны сада от бродячего скота и расхищения потребуется значительный караул.

В вышеприведенном письме он предлагал: "Место то, где прежде был войсковой сад и где сохранились некоторые остатки дерев, предполагает только место это по возможности распространить и занять еще часть низменности, на которой может быть устроен став для воды. Хоть при месте этом находятся войсковые здания, где помещаются Войсковое Правление, острог, окружное дежурство и окружное училище, но как все эти здания весьма ветхи и о возведении новых в других пунктах составляются проекты, а некоторые уже и составлены, то на разведение на оном сада не может быть препятствий, а судя по превосходному и удобному положению, и ввиду другого лучшего места для войскового сада при городе Екатеринодаре найти нельзя. Притом же вне зданий так много свободного места, что упразднение их может потребоваться чрез несколько лет, до того времени они мешать не буду" [10].

28 февраля (12 марта) 1849 г. Я. Бикельмайер по распоряжению М. В. Воронцова получил в Императорском Никитском ботаническом саду 80 тысяч виноградных лоз (из которых в Екатеринодаре оставалось 25 тысяч) и 1 200 черенков тополя, разных фруктовых деревьев. Он доставил их на пароходе в Тамань, а оттуда в Екатеринодар [11] и посадил уже на новом месте, выбранном Литевским. Так был заложен первый сад-питомник в Екатеринодаре.

Далее у Ф. А. Щербины сказано: "Для ведения этого предприятия Рашпиль пригласил опытного иностранного садовника и предлагал местной администрации “распространить познания этого садовника в садоводстве между жителями Черномории" [12]. Уточним это событие. Н. С. Заводовский писал Г. А. Рашпилю 1 (14) октября 1848 года за № 328:
"В этих видах состоящий при Его Сиятельстве князь Михаил Семенович Г. Действительный Стат. Советник Андреевский, по поручению моему, приискал в Крыму для войска садовника иностранца нассаусского подданного Якова Бикельмейера, с платою ему в год от войска жалованья 500 и квартирных 100, всего шестисот рублей серебром. Этот иностранец уже отправлен из Тамани и на днях прибудет в Екатеринодар. Препровождая при сем к Вашему Превосход. Билет Бикельмейера от 27 прошлого мая, за № 599, и одобрительное свидетельство (на немецком языке) о службе его у фельдмаршала князя Витгенштейна, от 8 июня 1844 года, покорнейше прошу Вас, Милост. Госуд., распорядиться договорить надлежащим порядком садовника этого на выше оказанном содержании для изъясненного предприятия, относительно которого необходимо начертать подробную программу, или инструкцию и заключить с Бикельмейером в Войсковом правлении законным порядком контракт. Эти факты не оставьте, потом доставить ко мне для предоставления оных с моей стороны на благоусмотрение и утверждение Князя Наместника" [13].

Контракт с ним был составлен хозяйственной экспедицией 15 (27) октября, а подписан генерал-майором Г. А. Рашпилем 16 (28) декабря 1848 г. [14]. Получается, что нашел садовника, через князя Андреевского, Н. С. Заводовский, а взял его на службу Г. А. Рашпиль.

Чтобы войсковой сад появился как казенное учреждение в Черноморском казачьем войске, необходимо было все документы утвердить императором Николаем I. Для этого Войсковое правление направило М. С. Воронцову в подлиннике: журнал заседаний хозяйственной экспедиции от 28 января (9 февраля) 1849 г., с предложением нового места под войсковой сад, планы с фасадами, сметы с пояснительной запиской, особое предложение о расходах на сад в течение первых двух лет, на ежегодное его содержание  в течение десяти лет, положение о войсковом саде, составленное хозяйственной экспедицией, контракт с Я. Бикельмейером на разведение сада, просьбу садовника к войску об оплате переезда его семьи из Ялты в Екатеринодар. Он адресовал их Военному Министерству 21 марта (2 апреля) 1849 г. за № 657(15). Смета на разведение сада показалась завышенной, и генерал Филипсон вернул бумаги на доработку.

29 апреля (11 мая) 1849 г. Департамент Военных Поселений сделал запрос начальнику главного штаба войск на Кавказе. Необходимо было ответить на вопросы, включенные во всеподданнейший доклад императору. 29 сентября (11 ноября) 1849 г. атаман Г. А. Рашпиль отвечал на них следующее:
"1. Учреждение войскового сада, или точнее рассадника при городе Екатеринодаре предположено для распространения садоводства в землях Черноморского войска на основании статей 333–337 Устава о заведениях по части Сельского хозяйства, тома 12, Свода Законов Гражданских, изданных в 1842 году. Польза от того заведения объясняется в самом назначении его, в показании приведенном по сравнением.
2. На заведение и устройство того сада, как равно и на поддержание его в надлежащем составлении потребуются издержки: а) единовременными деньгами 2 279 рублей 66 копеек серебром, соли на вымен у закубанцев леса 5 919 рублей, 4 ½ фунта, стоющей войску по таксовым ценам каждый пуд по 6 ¼ копейки, а в 369 рублей 93 ¾ копейки серебром и б) ежегодных издержек на поддержание рассадника в надлежащем виде 335 рублей серебром.
3. К саду предполагается назначить штат человек войсковых чинов, не служащие еще из молодых людей, в помощь садовнику и с тем, чтобы он приготовил их достаточно к садоводству, огородничеству, в течение от четырех до шести лет.
4. Обучение, таким образом, малолетков садоводству у войскового садовника, имеет употребление тех учеников при войсковом саде, для необходимых работ, а вторая распространение и улучшение садоводства вообще в войске, по следующим мерам, которые имеют быть предприняты Войсковым Начальством, сообразно с обстоятельствами" [16].

К письму прилагались документы: "Положение о войсковом саде Черноморского казачьего войска при городе Екатеринодаре", составленное и исправленное хозяйственной экспедицией; "Записка об устройстве в г. Екатеринодаре общеполезного садового рассадника", составленная 20 августа (1 сентября) 1849 г. состоящим при князе наместнике Кавказском, по части сельского хозяйства в Кавказском крае, полковником Колодьевым. Контракт садовника Я. Бикельмейера, подписанный 16 (28) декабря 1848 г., был уже в штабе и не вызывал нарицаний. Этих документов оказалось достаточно, чтобы император Николай I подписал следующее:
"Военный Совет, рассмотрев представление Департамента Военных Поселений, согласно с заключением Общего Присутствия Департамента, между прочим, положил:
1) В Черноморском казачьем войске учредить близ г. Екатеринодара войсковой сад, с отнесением потребного на сие расхода: единовременного 2 649 рублей 59 копеек и ежегодного 335 рублей, на счет войсковых сумм сего войска.
2) Отпуск сумм на содержание сада и жалование садовника продолжать до тех пор, пока сад не будет приведен в такое состояние, что можно будет все издержки по содержанию обратить на собственные его доходы.
3) Поручить войсковому начальству, иметь ближайшее наблюдение разведением сада и об успехе сего учреждения ежегодно доводить до ведения Военного Министерства.
Государь Император таковое положение Военного Совета в 13 день февраля соизволил Высочайше утвердить" [17].

Так 13 (25) февраля 1850 г. в Екатеринодаре появилось новое казенное учреждение Черноморского казачьего войска – войсковой сад, которое можно было официально нанести на карту города. В это время он не предназначался для гуляний, а был создан как сад-питомник для развития садоводства на Кубани. Поэтому эту дату нельзя считать датой основания городского парка имени Горького. Так как парк – это "(англ.) чистая роща, с дорожками, под уходом, для гулянья, а иногда для содержанья дичи; обычно огораживается" [18]. Прежде чем войсковой сад стал соответствовать значению этого слова, прошло несколько лет и немало событий.

В 1854 г. Я. Бикельмейер уезжает из Екатеринодара, а заложенный его трудами сад-питомник приходит в упадок из-за отсутствия профессионального присмотра. Принявший его отставной есаул Александр Шелест в докладной записке от 14 (26) августа 1858 г. исправляющему должность Наказного атамана Черноморского казачьего войска генерал-майору и кавалеру Л. И. Кусакову описал плачевное состояние сада. Он предложил план улучшения положения и брался выполнить его, если войско возьмет его на должность садовника с окладом 400 рублей в год, а также назначит человека для ведения бумаг и составления отчетности. К докладной записке прилагался цветной "План Войскового сада Черноморского казачьего войска в г. Екатеринодаре", подписанный войсковым архитектором старшиной Черником.

Территория сада делилась на две почти равные части. Северную – где предполагалось устроить "сад в английском вкусе" с аллеями, цветником, беседкой, скамейками. Южную – которую составил бы сад-питомник с засаженными деревьями, виноградниками, школами, огородом, погребом для вина. В нижней части сада предполагалось сделать несколько небольших прудов и обводной канал для спуска лишней воды. Просьба есаула А. Шелеста была удовлетворена, и он взялся за работу [19].

Прошло 12 лет, установленных хозяйственной экспедицией для разведения Екатеринодарского войскового сада, но у него не было еще Положения и штата. Сменились император и название войска. Лишь 29 января (11 февраля) 1862 г. Александр II утвердил "Штат" и "Положение о управлении войсковым садом Кубанского казачьего войска" [20].

26 июня (8 июля) 1863 г. в письме войсковому правлению за № 953 наказной атаман Кубанского казачьего войска генерал-майор граф Сумароков-Эльстон предложил "безотлагательно сделать распоряжение, как о приобретении инструментов и посуды, необходимых для обработки войскового сада, и означенных в прилагаемой при сем описи, составленной садовником А. Гребенитей-ком, так и о производстве новых, и исправлении старых строений, и равно, и огорожи, принадлежащей к саду" [21].

Продолжалось благоустройство территории. Капитальному ремонту подверглось помещение войскового архива в саду. Здесь решено было устроить воксал – "(англ.) сборная палата, зала на гульбище, на сходбище, где обычно бывает музыка" [22]. Он передавался в ведение старшин Екатеринодарского благородного собрания.

3 (15) октября 1864 г. "Кубанские областные ведомости" № 24 сообщили, что Екатеринодарский войсковой сад приведен в порядок и открыт для гулянья [23]. Эту дату и можно считать днем основания нынешнего парка имени Горького.

В марте нынешнего – 2004 года – исполнится 155 лет закладки первого сада-питомника в Екатеринодаре, а в октябре – 140 лет со дня открытия для прогулок первого парка в городе.

Но в 2004 г. можно отметить и еще один юбилей – 130 лет перехода войскового сада в ведение Екатеринодарской городской думы.

5 (17) октября 1874 г. Наказной атаман Кубанского казачьего войска генерал-лейтенант Н. Н. Кармалин подписал приказ № 275:
"По случаю передачи, на основании Высочайше утвержденного (7 (19) июня 1874 года) журнала Кавказского комитета, с 1-го числа сего октября Екатеринодарский войсковой сад в ведении Екатеринодарской городской управы, предписываю: находившихся от Майкопского военного отдела при означенном саде на службе по наряду внутренно-служащих нижних чинов, в числе 1 урядника и 19 казаков, зачислить в состав команды, занимающей караул на постах казачьего ведомства в г. Екатеринодаре, для продолжения службы до истечения годичного срока; а Заведующему садом Сотнику Образу, числящемуся в льготном составе 1-го пешего пластунского батальона, состоять при Войсковом Штабе для занятий, впредь до особого распоряжения" [24].

Так 1 (14) октября 1874 г. Екатеринодарский войсковой сад стал городским. Для него наступила новая пора, превратившая его в излюбленное место отдыха екатеринодарцев и гостей столицы Кубанской области.


Литература


1. ГАКК. Ф 49. Оп. 1. Д. 58. Л. 22.
2. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 87. Л. 1, 9.
3. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д 47.
4. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1822. Л. 1.
5. Там же. – Л. 2.
6. Там же. – Л. 3–5
7. Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. – Т. II. – 1913. – С. 672.
8. Даль В. Толковый словарь. – Т. IV. – 1882. – С. 529.
9. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1822. Л. 14.
10. Там же. – Л. 15–16.
11. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1822. Л. 56.
12. Щербина Ф. А. Указ. соч. – С. 673.
13. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1822. Л. 11, 13.
14. Там же. – Л. 36–37.
15. Там же. – Л. 82–85.
16. Там же. – Л. 83–84.
17. Полное собрание законов Российской империи. – Т. XXV. – Собрание второе. – Отделение первое. – СПб., 1850. – № 37916. – С. 114–115.
18. Даль В. Толковый словарь. – Т. III. – 1882. – С. 18.
19. ГАКК. Ф. 318. Оп. 2. Д. 319. Л. 30–31.
20. Полное собрание законов Российской империи. – Т. XXХVII. – Собрание второе. – Отделение первое. – С. 81–83; Отделение третье. Приложение. – СПб., 1850. – № 37916. – С. 14–15.
21. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 2203. Л. 122.
22. Даль. Толковый словарь. – Т. 1. – М., 1955. – С. 232.
23. Известия Общества любителей изучения Кубанской области (ИОЛИКО). – Выпуск II. – 1900. – С. 240.
24. ГАКК. Ф. 355. П. 75. Приказы по войску Кубанскому за 1874 г. Приказ № 275.


Конференция «Научно-творческое наследие Ф.А. Щербины и современность», 2004 г. Краснодар

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // Екатеринодар

Рейтинг@Mail.ru