Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Я.Г. Кухаренко и Екатеринодарский войсковой сад

17.05.2009. Количество просмотров: 389

О.Г. Садковская,
Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д. Фелицына

Полковника Якова Герасимовича Кухаренко (1800–1862) многие знают как одного из первых писателей и этнографов Черномории. Но основным родом его деятельности все-таки была воинская служба на благо Российского государства. В 1852–1856 гг. он – исполняющий должность наказного атамана Черноморского казачьего войска. В его обязанности вошла забота и о недавно образованном в Екатеринодаре войсковом саде.

Заложен сад был весной 1849 г. при участии войскового садовника Якова Бикельмейера и находился под его присмотром. Решение о его создании было утверждено 13 февраля (Все даты даны по старому стилю) 1850 г. императором Николаем I. Главенствующее наблюдение за объектом, согласно указу, возложили на войсковое начальство, в частности – на исполняющих должность наказных атаманов.

Вступив в должность атамана, Я.Г. Кухаренко обратился к проблемам войскового сада лишь в 1853 г. Своим распоряжением от 7 октября 1853 г. (за № 11502) он приказал выделить в ведение директора войскового сада подполковника Поповича и садовника Бикельмейера 9 мальчиков казачьего сословия, круглых сирот, для изучения садоводства. Одежда и довольствие им назначались за счет суммы ежегодного содержания войскового сада. После повышения цен в войске на все припасы этих денег стало не хватать, поэтому по предписанию (№ 2569) главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом генерал-адъютанта князя Баратянского (от 29 августа 1856 г) им стали выдавать (с 17 мая сего года) провиант крупою и солью – на счет возврата сумм от будущих доходов войскового сада. Эта система содержания учеников садовника казачьим войском сохранялась и в 60-е годы ХIХ в.

После окончания контракта 13 февраля 1854 г. Я. Бикельмейер уезжает из Екатеринодара в селение Камянку Каменец-Подольской губернии, а заложенный его трудами сад-питомник приходит в упадок из-за отсутствия профессионального присмотра. Год он стоял без садовника…

С 1 февраля по 29 октября 1855 г. им занимался немец, почетный гражданин Август Шлоснер, присланный в Екатеринодар по совету директора Никитского ботанического сада. За это время им по предписанию генерал-майора и кавалера Я.Г. Кухаренко была сделана ревизия сада. В питомнике насчитывалось: 10 723 взрослых растения – из них 355 фруктовых деревьев, 349 цветущих кустарников, 10 019 виноградных кустов – и 1 667 саженцев на школах. Изучив этот отчет садовника, Я.Г. Кухаренко предложил Войсковому правлению 4 ноября 1855 г. следующее: «Излишние дерева, а также и другие растения и семена цветов, продавать желающим из войсковых обывателей. Вследствие сего покорнейше прошу Войсковое Правление сделать надлежащее об этом распоряжение. Причем иметь в виду: определить каждого рода дереву, растению и прочее цену; продажу поручить садовнику по разрешениям одного из Асессоров Правления, с обязательством продавца отчёт нести и ответственность, и постановить правило, куда обращать вырученную сумму. Относительно продажи и цены, как будет намечено, сделать известия по Войску, чрез оповещение в объявлении, с обозначением, к кому имеет, должны желающие приобрести из сада дерево, растения и прочие».

Однако А. Шлоснер не справился с возложенной на него ответственностью. Он загубил посаженный ещё Я. Бикельмейером и дающий плоды виноградник, за что был уволен войсковым начальством. Последующие попытки найти садовника для войскового сада не увенчались успехом. На опубликованные объявления по Черноморскому войску никто не откликнулся, и сад оставался без садовника.

Император Николай I утвердил решение об основании в Черноморском казачьем войске близ Екатеринодара войскового сада. Но задерживалось принятие его Положения и Штата. Поэтому 7 августа 1855 г. командующий войсками правого крыла Кавказской линии генерал-майор Г.И. Филипсон направил письмо (№ 1887) в канцелярию Черноморского войска – с просьбой представить ему сведения о состоянии зданий войскового правления, расположенных на территории Екатеринодарского войскового сада. Уже 10 августа войсковой архитектор войсковой старшина Е.Д. Черник составил рапорт (№ 139). Он – подробный источник о том, где и в каком состоянии находились первые войсковые учреждения в период службы Я.Г. Кухаренко. Поэтому приведем его полностью.

«Вследствие указа Войскового Правления от 9 августа за № 6474 я по внимательном осмотре всех зданий, занимаемых Войсковым Правлением, нашел, что один из флигелей, занимаемый Присутствием, Контрольным отделением, Казначейством и канцеляриею Прокурора есть рубленный под тесовую крышею, обмазан по облицовке глиною; флигель этот довольно ветхий; флигель, занимаемый Гражданскою и Исполнительною экспедициями, турлучный, на столбах, под тесовою крышей, совершенно ветхий и грозит падением. Флигель, занимаемый Хозяйственною экспедициею и комиссией Продовольствия, турлучный, также ветхий, а флигель, занимаемый Регистратурою, турлучный, хотя бы при починке мог существовать, но при других ветхих он бесполезен. Флигеля эти под камышовою крышею, на всех этих зданиях крыши неспособные, в особенности досчатые, требующие совершенного перекрытия, у двух турлучных домов столбы подгнили, стены покосились, полы и потолки ненадежны, вообще же во всех флигелях оконные переплеты гнилые, дверные полотна покороблены, печи устроены довольно дурно и не дают достаточной теплоты, так что занятия в этих флигелях во время зимы совершенно невозможны по чрезвычайному холоду и сырости.

Для проведения в должный порядок сказанных флигелей необходимо капитальное исправление, которое потребует чрезвычайных издержек, и что издержки эти будут превышать стоимость самих построек, – да притом же в настоящее время невозможно и думать об исправлении каких по позднему времени, так и по тому, что в наличности нет строительных материалов; почему во избежание неудобства и напрасной траты я бы полагал – гораздо выгоднее для войсковой казны нанять помещение под Войсковое Правление у частных лиц до постройки зданий Войскового Присутствия мест, а существующие постройки, как они не соответствуют своему назначению, сломать, чего требует сама местность для расширения войскового сада, согласно утвержденного проекта, а могущий вынуться по разломе годный материал сдать в Войсковую экономию для употребления на ремонтирование турлучных войсковых помещений, а негодный обратить на топливо...»

Эта инспекция войскового сада была последней в период пребывания Я.Г. Кухаренко в должности и. д. наказного атамана Черноморского казачьего войска.

Поиск садовника для сада продолжался.

В феврале 1857 г., после получения чина прапорщика корпуса лесничих и по распоряжению Департамента Военных поселений в Екатеринодар для несения службы прибыл Василий Рубашевский, пансионер Черноморского казачьего войска в Лесном институте. Войсковое правление предписало ему (журнал от 27 февраля 1857 г.) принять в свое ведение Екатеринодарский войсковой сад с командою и учениками (6 человек). Лесничего не сильно волновал фруктовый питомник, поэтому он не уделял ему много времени и не составлял требуемые высшим начальством отчеты.

6 июля 1858 г. Войсковое правление Черноморского казачьего войска в рапорте (№ 7121) генерал-лейтенанту Г.И. Филипсону дало отчет об истории создания сада (с подробнейшим описанием принятых и разработанных документов); истории смены садовников и войскового начальства, отвечающего за сад; истории обучения и содержания учеников при саде. А также предложило назначить на должность смотрителя сада вместо лесничего Рубашевского отставного есаула Александра Шелеста и вновь вернуться к рассмотрению вопроса об утверждении Положения и Штата для Екатеринодарского войскового сада.

В докладной записке от 14 августа 1858 г. исправляющему должность наказного атамана Черноморского казачьего войска генерал-майору и кавалеру Л.И. Кусакову А. Шелест описал его плачевное состояние. Деревья, посаженные ещё Я. Бикельмейером, не были высажены со школ. Заросшие питомники и образцовый сад больны раком. Неправильно обрезанные виноградные лозы совсем не плодоносят. Виноградные прессы не закуплены, а построенный погреб пустует. Дома, предназначенные под уничтожение, не снесены…

Он предложил программу по улучшению положения в саду и брался её выполнить, если войско возьмет его на должность садовника с окладом 400 рублей в год и назначит человека для ведения бумаг и составления отчетности. К докладной записке прилагался цветной «План Войскового сада Черноморского казачьего войска в г. Екатеринодаре», подписанный войсковым архитектором старшиной Е.Д. Черником.

Территория сада делилась на две почти равные части: северную, где предполагалось устроить «сад в английском вкусе» с аллеями, цветником, беседкой, скамейками, и южную, которую составил бы сад-питомник с засаженными деревьями, виноградниками, школами, огородом, погребом для вина. В нижней части сада предполагалось сделать несколько небольших прудов и обводной канал для спуска лишней воды в реку Кубань. Просьба есаула А. Шелеста была удовлетворена. И он взялся за работу.

29 января 1862 г. император Александр II утвердил «Штат» и «Положение о управлении войсковым садом Кубанского казачьего войска».

3 октября 1864 г. «Кубанские областные ведомости» № 24 сообщили: Екатеринодарский войсковой сад приведен в порядок и открыт для гулянья. То есть получил статус парка. А 1 октября 1874 г. сад был передан в ведение Екатеринодарской городской управы – то есть стал городским.

Для сада наступила новая пора жизни, превратившая его в излюбленное место отдыха горожан и гостей столицы Кубанской области. Этого не произошло, если бы в 50-е годы XIX в. исправляющий должность наказного атамана Черноморского казачьего войска Я.Г. Кухаренко не уделял бы внимания Екатеринодарскому войсковому саду.


Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Сев. Кавказа. История и современность», 2008 год, г. Краснодар

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // Екатеринодар

Рейтинг@Mail.ru