Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Административно-территориальное деление Кубани и Причерноморья

09.02.2010. Количество просмотров: 985


А. М. Авраменко


Физико-географические особенности нашего региона, а также поэтапное присоединение отдельных его частей к России во многом предопределили формирование административно-территориального деления кубанских и причерноморских земель.

Изучая историю отдельных городов, станиц и посёлков, мы обнаруживаем их в разные годы в составе различных административных единиц. Часто сопоставление статистических данных становится невозможным из-за изменившихся границ территорий, сильные расхождения в цифрах за разные годы в одной и той же административной единице может объясняться не бурным ростом экономики или населения, а изменением конфигурации изучаемой территории. Это заставляет предварительно выяснить историю формирования данной территории и её границ.

В конце XVIII в. Правобережье Кубани было заселено украинскими и русскими казаками. В 1792–94 гг. на территорию от р. Кубань до Азовского моря и р. Ея переселилось Черноморское казачье войско, административным центром которого стал Екатеринодар. Восточная граница земли, отведённой черноморцам, не была законодательно определена: предполагалось, что она будет установлена местной администрацией. Казачья верхушка решила проблему вполне традиционным способом: землемер В.Колчигин, командированный таврическим губернатором, не смог устоять перед ощутимым финансовым поощрением со стороны черноморского войскового атамана и ставил межевые знаки в полном соответствии с претензиями черноморских вождей. Если от Изрядного источника (между станицами Васюринской и Воронежской) граница Черномории шла строго на север, то затем она всё более отклонялась к северо-востоку и востоку, весьма значительно увеличивая территорию войсковой земли.

В 1794 г. Черномория была разделена на 5 округов: Екатеринодарский, Фанагорийский, Бейсугский, Ейский и Григорьевский (см. карту). Но в условиях крайне низкой плотности населения и бездорожья в степных просторах ещё долго внутренние административные границы носили условный характер и даже куренные селения неоднократно меняли своё местоположение. В 1802 г. вместо 5 округов в Черномории было создано 4: Екатеринодарский, Бейсугский, Таманский и Ейский, с полным изменением границ округов. В 1842 г. было утверждено «Положение о Черноморском казачьем войске», согласно которому количество округов сократилось до трёх (Екатеринодарский, Ейский, Таманский), а куренные селения были переименованы в станицы, по образцу Войска Донского.

К востоку от Черномории по правому берегу Кубани с 1794 г. стали селиться донские казаки, образовавшие Кубанский казачий полк (станицы Усть-Лабинская, Кавказская, Григориполисская, Прочноокопская, Воровсколесская и Темнолесская). В 1802 и 1804 гг. рядом поселили русских однодворцев, бывших некоторое время казаками упразднённого Екатеринославского войска. Они составили Кавказский полк (станицы: Ладожская, Тифлисская, Казанская, Темижбекская и Воронежская). Так появились 2 линейных казачьих полка, охранявших часть Кавказской укреплённой линии от хищнических набегов. В 1825 г. поблизости был поселён ещё один линейный полк – Хопёрский (станицы: Баталпашинская, Беломечётская, Невинномысская, Барсуковская, Бекешевская и Карантинная, вскоре переименованная в Суворовскую). Для ликвидации возникшей чересполосицы полковые территории были изменены, например, Усть-Лабинская станица перечислена в Кавказский полк, Темижбекская – в Кубанский и т.д. Эти три полка были подчинены командующему войсками на Кавказской линии (ему в 1820-е годы подчинили и Черноморское войско), а в гражданском отношении зависели от начальника Кавказской области, областного правления и начальства Ставропольского уезда. Но на практике почти все решения принимались военным ведомством.

В 1832 г. из 9 линейных полков, простиравшихся до Каспийского моря, было создано Кавказское линейное казачье войско (КЛКВ), занимавшее пограничную полосу Кавказской области. Остальную территорию области занимали селения государственных крестьян, кочевников, некоторая часть земли принадлежала помещикам и др. Но в 1833–48 гг. многие казённые селения были превращены в казачьи станицы, что значительно увеличило территорию КЛКВ. Полковые округа объединялись в бригады. С 1841 г. началось расширение территории войска за счёт Закубанья: на р. Лаба были основаны станицы, образовавшие Новую, или Лабинскую Линию. Соответственно, прежняя территория войска именовалась Старой Линией. По мере усиления КЛКВ создавались новые линейные казачьи полки: Ставропольский, Лабинский, Урупский; их нумерация и принадлежность к бригадам менялась. Разграничение сферы полномочий военной и гражданской администрации позволило в 1847 г. преобразовать Кавказскую область в Ставропольскую губернию, а прежние округа стали уездами (Ставропольский, Пятигорский и Кизлярский), но казачьи станицы по-прежнему подчинялись КЛКВ.

Горское население Закубанья и Причерноморья делилось на племена и находилось вне российской юрисдикции. Лишь в некоторых пограничных районах были созданы приставства: Нижне-Прикубанское, Тахтамышевское, Карачаевское и закубанских ногайцев, где приставами были российские офицеры, контактировавшие с местной родо-племенной знатью. Согласно Адрианопольскому договору, завершившему русско-турецкую войну 1828–29 гг., восточное побережье Чёрного моря от Анапы до Абхазии было признано российским. Здесь в 1830–42 гг. были построены укрепления и форты, составившие Черноморскую береговую линию. В условиях Крымской войны в 1854–55 гг. пришлось эту линию ликвидировать и лишь в самом конце Кавказской войны (в 1860–64 гг.) черноморское побережье было вновь присоединено к России.

Окончание военных действий на Северо-Западном Кавказе сопровождалось изгнанием большинства местных горцев в Турцию, и лишь согласившиеся признать российское подданство были поселены в аулах по левому берегу Кубани и Лабы. На завоёванной территории создавались казачьи станицы, управление которыми строилось по образцу КЛКВ, а границы полковых округов и бригад постоянно менялись по мере продвижения российских войск. На короткий срок учреждались и вскоре исчезали новые приставства и округа. Нестабильность административного устройства усложняла управление краем.

В 1860 г. произошла радикальная реформа: была образована Кубанская область, куда вошло правое крыло Кавказской линии и Черномория; остальная территория Северного Кавказа составила Терскую область и Ставропольскую губернию. В конце того же года Черноморское казачье войско и 6 бригад КЛКВ (Кавказская, Лабинская, Урупская, Кубанская, Хопёрская и Ставропольская) были объединены в Кубанское казачье войско, а остальные 4 бригады составили Терское казачье войско. Это позволило эффективнее координировать действия войск на завершающем этапе Кавказской войны. Но ещё долго Черномория сохраняла значительные отличия от остальной территории области: здесь абсолютно преобладал украинский язык, постепенно превратившийся в кубанский говор, сохранялись украинские традиции.

В 60-е годы административное устройство бывшей Черномории резко отличалось от Старой и Новой Линии, а также присоединённого Закубанья. Если в Черномории границы округов до 1870 г. оставались стабильными, то прочая часть Кубанской области распределялась между 6 бригадами и 6 самостоятельными полками. Наконец, часть станиц Кубанского казачьего войска находилась за пределами Кубанской области – в Ставропольской губернии и на черноморском побережье (Шапсугский береговой пеший батальон), где в 1866 г. был учреждён самостоятельный Черноморский округ. К тому же продолжалось реформирование управления горскими и ногайскими аулами: в 1865 г. вместо Верхнекубанского, Бжедуховского и Абадзехского военно-народных округов было создано 5 окружных управлений, где сохранялось местное самоуправление.

Окончание войны на Кавказе и реформы, проводимые в России в 60–70-е годы, позволили ввести на Кубани новую систему административно-территориального деления, призванную внедрить в казачьем крае общеимперскую систему гражданского управления. В 1870 г. Кубанская область была разделена на 5 уездов (Баталпашинский, Ейский, Екатеринодарский, Майкопский и Темрюкский), делившихся на 2–3 полицейских участка. В том же году 12 станиц на территории Ставропольской губернии и станицы Шапсугского батальона на территории Черноморского округа были переведены в гражданское состояние, после чего все станицы Кубанского казачьего войска находились в пределах Кубанской области. В 1876 г. появились 2 новых уезда (Закубанский и Кавказский), что привело к радикальному изменению всех уездных границ, менявшихся и после этого. Вместе с тем, создавались участки следователей окружного суда, мировые судебные округа, акцизные, благочиннические (церковные) и прочие округа, границы которых изменялись исходя из ведомственных интересов без всякого согласования с уездным делением. Наконец, в 1878 г. было радикально изменено и военно-казачье деление: территория Кубанского казачьего войска была разделена на три военных отдела, что полностью отрывало военную администрацию от гражданской, хотя та и другая подчинялась одному лицу – начальнику Кубанской области, бывшему одновременно наказным атаманом Кубанского казачьего войска.

Изменение политического курса при Александре III сказалось и на управлении казачьими регионами. В 1888 г. вместо уездов в Кубанской области учреждены 7 отделов (Баталпашинский, Ейский, Екатеринодарский, Кавказский, Лабинский, Майкопский и Темрюкский) с совершенно другими границами. Теперь территории отделов формировались исключительно в соответствии с мобилизационными задачами Кубанского казачьего войска: в каждый отдел входили один или два полковых округа. Так, учреждение в 1889–90 гг. нового (Черноморского) полкового округа тут же привело к сильным изменениям границ отделов, причём Черноморский полковой округ вошёл в состав Кавказского отдела, а из последнего в состав Лабинского отдела был передан Кубанский полковой округ. Постоянно происходили и передачи отдельных станиц из одного отдела в другой. Территории новых административных единиц стали крайне нерациональными для гражданского управления и местного населения. Например, жители станиц Старомышастовской, Пластуновской, Платнировской, Медвёдовской, Тимашевской должны были обращаться к вышестоящему начальству не в соседний Екатеринодар, а в далёкую станицу Кавказскую, где находился центр отдела.

Черноморский округ, созданный в 1866 г., заселялся очень медленно из-за отсутствия дорог, непривычных условий хозяйствования и нездоровой (в то время) местности. Здесь охотно селили армян, греков, молдаван, грузин, немцев, чехов, эстонцев и иных поселенцев, что создавало значительную этническую пестроту и формировало особый местный менталитет. Хотя округ числился в составе административных единиц Закавказья, его временно подчинили начальнику Кубанской области. Опыт оказался неудачным – для кубанской администрации округ был лишней обузой, и в 1896 г. его преобразовали в самостоятельную Черноморскую губернию с центром в Новороссийске. Эта губерния, наименьшая в России по населению и по площади, была разделена не на уезды, а на округа – Новороссийский, Туапсинский и Сочинский. Ещё в 1884 г. из Черноморского округа в состав Кубанской области были переданы город Анапа и соседние деревни Варваровка и Павловка. Но в 1904 г. указанные деревни на севере, а также Гагринская дача на юге были включены в состав Черноморской губернии, что в последнем случае переносило южную границу на р. Бзыбь.

В начале XX века продолжались незначительные изменения границ между отделами Кубанской области, в 1902 г. управление Ейского отдела было переведено в станицу Уманскую, в 1910 г. Темрюкский отдел был переименован в Таманский (центром отдела с 1897 г. стала станица Славянская). Вплоть до революции 1917 г. управление и землевладение сохраняли сословный характер. Населённые пункты невойсковых жителей («иногородних») на приобретённых в собственность землях объединялись в волости, горские аулы сохраняли самоуправление, но все они подчинялись атаманам отделов и областной администрации.

Революция 1917 г. быстро привела к появлению взаимоисключающих систем территориального управления (советы, гражданские комитеты, атаманское правление). Вскоре прежний жёсткий централизм сменился другой крайностью – стремлением к максимальному суверенитету, вплоть до полного отделения от центра. В марте – апреле 1918 г. были образованы Черноморская, а затем и Кубанская советская республика. В тот же период возникли также Ставропольская, Терская, Донская республики. Такой «парад суверенитетов» имел гибельные последствия и делал беззащитными слабые «республики» в условиях гражданской войны и иностранной интервенции. Поэтому уже 30 мая произошло образование единой Кубано-Черноморской республики, а 7 июля – Северо-Кавказской советской республики (с центром в Екатеринодаре). Но уже в августе 1918 г. эти административные эксперименты прервались в связи с падением советской власти в регионе. Кубанское краевое правительство восстановило дореволюционные административно-территориальные структуры, назвав область Кубанским краем. Возродилась и Черноморская губерния.

Вновь советская власть в регионе утвердилась лишь весной 1920 г. Теперь уже не могло быть и речи о широких местных свободах. Политика «военного коммунизма» вновь привела к жёсткому централизму. Кубанскому областному революционному комитету была подчинена как Кубанская область, так и Черноморская губерния. В связи с этим уже с 29 марта ревком стал именоваться Кубано-Черноморским. Управляемая территория также стала именоваться Кубано-Черноморской областью, хотя никаких постановлений на этот счёт не было оформлено документально.

Ликвидация Кубанского казачьего войска неизбежно вела к полному пересмотру всей системы местного административно-территориального деления. Некоторое время на Кубани происходило стихийное дробление административных единиц. Отдельные ведомства для большего удобства выполнения своих задач стали делить территорию отделов на районы (военные, милицейские, продовольственные и другие). Территориально они не совпадали, что вносило путаницу. Екатеринодарская отдельская комиссия по районированию предложила разделить отдел на 8 единых районов, но предложение не было одобрено, т.к. назревала общая реформа всей структуры управления краем. Но пока не имелось ни достаточных средств, ни опыта. Тем не менее локальные преобразования продолжались бесконечно. В мае 1920 г. Кубано-Черноморский ревком переименовал Черноморскую губернию в округ, а с ноября началось разукрупнение отделов: вместо Таманского отдела появилось три новых (Темрюкский, Тимашевский, Славянский). Но вскоре опять началось укрупнение: в 1922 г. Темрюкский отдел был ликвидирован и присоединён к Славянскому, а в январе 1923 г. Тимашевский отдел был разделён между соседними отделами.

В ноябре 1920 г. Лабинский отдел был переименован в Армавирский, а 7 декабря Екатеринодарский отдел получил новое название в связи с переименованием областного центра в г. Краснодар. Постоянно менялись границы административных единиц всех уровней, но все эти преобразования не приводили к принципиальным изменениям: структура управления оставалась пёстрой и громоздкой. В целях унификации повсеместно стали создаваться волости (как и везде в России). При этом совершенно не учитывались местные особенности и традиции. Если для крестьян здесь не было ничего нового, то казачество воспринимало нововведение как крушение привычного уклада. Такая унификация вполне соответствовала проводимой политике расказачивания.

Весьма неустойчивым было в 1920–24 гг. и административно-территориальное деление Черноморской губернии. В мае 1920 г. она стала округом Кубано-Черноморской области, в связи с чем, вместо прежних округов (Новороссийского, Туапсинского и Сочинского), было создано 8 волостей. Вскоре Гагринская волость была передана Сухумскому округу Грузии (4 марта 1921 г. он был превращён в Абхазскую ССР), а 31 декабря 1928 г. к Абхазии отошло ещё 4 сельсовета Сочинского района. В Черноморском округе раньше, чем в прочих местностях Кубано-Черноморской области, стали создаваться районы, некоторые из них делились на волости.

Другой стороной административных преобразований было создание национальных автономий. Это было бы положительным явлением, если бы касалось только тех народов, которые образовали новые автономные округа, области, республики. Но нередко эти административные единицы оказывались нежизнеспособными из-за острой нехватки специалистов и даже просто грамотных людей, а также рабочих. Поэтому в состав национальных автономий включали и обширные районы, населённые русскими, не считаясь с их мнением. Исходя из утопической идеи пролетарского интернационализма, большевистское руководство стремилось пробудить к политической активности представителей всех народов, даже находящиеся на крайне низкой стадии развития. В.И.Ленин требовал решительно бороться с великорусским шовинизмом, но считал, что русские должны терпимо относиться к проявлениям местного национализма. В результате создавались искусственные льготы только за принадлежность к определённой народности. Со временем это стало приводить к фактической дискриминации в автономиях всех жителей, не принадлежащих к «титульной» народности. В перспективе было неизбежно образование правящей национальной элиты, которая стала со временем препятствовать проникновению в свои ряды «чуждых элементов» (за исключением номенклатурных работников, присылаемых из центра). Так одна историческая несправедливость заменялась на другую. Целые районы казачьих станиц оказались искусственно включёнными в состав автономных областей и республик, а всякое проявление недовольства в условиях коммунистической диктатуры рассматривалось как контрреволюционная вылазка.

В начале 1921 г. была создана Горская АССР (которая в скором времени распалась из-за внутренних национальных и клановых противоречий), и этой автономии сразу была передана южная часть Баталпашинского отдела, населённая горцами. Через год Кубано-Черноморский ревком своим постановлением передал только что образованной Карачаево-Черкесской автономной области 7 казачьих станиц и ряд селений того же отдела, не считаясь с мнением славянского населения. 27 июля 1922 г. на левом берегу Кубани на части территорий Краснодарского и Майкопского отделов была создана Черкесская (Адыгейская) автономная область. Поразмышляв ещё, почти через месяц, название поменяли наоборот: Адыгейская (Черкесская) АО. На этой территории не было городов, и административные учреждения временно были размещены в Краснодаре. Такая территориальная автономия не могла решить все проблемы: адыги, проживавшие вне пределов этой области, не имели возможности поддерживать свои культурные традиции, зато в границах автономной области, где у них были несомненные привилегии, оттеснялось на второй план славянское население. Оптимальным вариантом могла бы стать национально-культурная автономия, не замыкающаяся в определённых границах, а ориентированная на этнокультурные группы и общины. Но такую идею большевики полностью отвергали ещё со времён полемики с бундовцами, т.к. это якобы разобщало рабочий класс, препятствовало интернациональному единству и поощряло национализм. Опыт истории показал, что именно национально-территориальная автономия, создавая неоспоримые преимущества лишь одному народу, неизбежно культивировала националистические настроения.

Постановлением Президиума ВЦИК от 3 августа 1928 г. Адыгейская (Черкесская) АО была переименована в Адыгейскую. В 1934 г. она вошла в состав Азово-Черноморского края, выделившегося из Северо-Кавказского, а в 1937 г. – в состав Краснодарского края. 10 апреля 1936 г. Адыгея была значительно увеличена «в целях создания целостности территории Адыгейской автономной области». Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться в надуманности такой формулировки, т.к. почти все присоединённые земли не соединяли две части области, а примыкали к ней с юга. На этой новой территории проживало главным образом славянское население (в том числе в Майкопе), в результате чего адыгейцы оказались национальным меньшинством в своей же автономной области. Зато в Адыгее появился город – Майкоп, куда и был перенесён центр из Краснодара. Заметим, что проводимые перетряски мало что меняли в жизни простых людей. Представители разных народов жили рядом, общались, перенимали опыт, дружили, ценили лучшее друг в друге. Причины этнических конфликтов следует искать не в особенностях того или иного народа, а в недальновидной политике руководства. Именно это сеет недоверие и вражду там, где прежде мирно уживались представители разных этносов.

Коренная ломка административно-территориального деления началась с 1924 г. XII съезд партии (апрель 1923 г.) поставил задачу упростить, удешевить и приблизить к массам советский аппарат управления. Госплан и административная комиссия ВЦИК стали разрабатывать новую структуру административно-хозяйственного деления. Уже в июне 1924 г. Президиум ВЦИК принял постановление о районировании Юго-Востока, в связи с чем повсеместно создавались округа и районы. Так, вместо Кубано-Черноморской области было образовано 4 округа: Армавирский, Кубанский, Майкопский и Черноморский. Отделы и волости ликвидировались. Тогда же некоторые районы попали в состав Донского и Сальского округов.

Окружная система тоже оказалась недолговечной и просуществовала до середины 1930 года. По-прежнему менялись границы округов, постоянно создавались и упразднялись районы и сельсоветы, что лишь усиливало путаницу и принимало характер стихийного бедствия. Тем не менее, в апреле 1929 г. XVI конференция ВКП(б) приняла решение углублять децентрализацию оперативных функций управления при одновременной централизации планирования и руководства в основных вопросах. XVI съезд партии (июнь-июль 1930 г.) одобрил решение ЦК ВКП(б) об упразднении округов, что было санкционировано постановлением Президиума ВЦИК и Совнаркома СССР в июле и ознаменовало начало нового этапа. Теперь основным звеном социалистического строительства был объявлен район. В результате сложилась крайне нерациональная структура: все русские округа были ликвидированы, и огромный Северо-Кавказский край, простиравшийся от Чёрного моря до Каспийского и включавший Донские степи, стал делиться на 87 районов, без каких-либо промежуточных звеньев управления. Такая «децентрализация» в условиях усиления жесточайшего централизма и становления административно-командной системы была обречена на неудачу. Неизбежным было разукрупнение огромных территорий, и в январе 1934 г. Северо-Кавказский край был разделён на Азово-Черноморский (с центром в Ростове-на-Дону) и Северо-Кавказский. В свою очередь, 13 сентября 1937 г. Азово-Черноморский край был разделён на Ростовскую область и Краснодарский край.

Все попытки привести административное деление в соответствие с экономическими районами были обречены на неудачу, так как невозможно наперёд предсказать, как будут меняться размещение промышленных предприятий, транспортная сеть, плотность населения. Это зависит от многих факторов, порою неожиданных. За рубежом нередко границы штатов, провинций, департаментов остаются стабильными на протяжении столетий. И в этом есть свои преимущества. Частный капитал создаёт свои структуры управления экономикой, не зависящие от административных и даже государственных границ, а незыблемость границ позволяет выработать устойчивые традиции. Частая перемена границ делает невозможным сопоставление статистического материала, собранного во время переписей и различных обследований, без чего немыслимы объективный анализ тенденций развития и научно обоснованное планирование. Постоянная смена подчинённости позволяет чиновникам легче создать видимость работы, уйти от ответственности, а в случае необходимости найти «объективные» причины для оправдания своей некомпетентности. Бесконечная административно-территориальная чехарда и преобразовательский зуд тяжёлым бременем ложились на государственный бюджет и в конечном итоге не привели к реальным положительным результатам.

Накануне Великой Отечественной войны продолжались многочисленные изменения районных границ на уровне сельсоветов, в 1939–1940 гг. были созданы новые районы – Верхнебаканский, Упорненский, Пашковский, Майкопский, Варениковский, Туапсинский, Апшеронский, ликвидированы Ванновский и Незамаевский районы, изменился статус отдельных населённых пунктов (например, в самостоятельную административную единицу был выделен Армавир). Сразу после освобождения региона от немецких оккупантов в 1943 г. была ликвидирована Карачаевская АО, вследствие чего к Краснодарскому краю отошло 144 тыс. гектаров. В 1945 г. Шапсугский район, из-за нескольких изменений границ ставший Шапсугским только по названию, был переименован в Лазаревский.

Послевоенная разруха и нищета колхозов и совхозов заставила провести в стране укрупнение сельсоветов, колхозов и даже районов. В 1953 г. в Краснодарском крае (без Адыгеи) было упразднено 24 района (из 72) и изменены границы 36 районов, происходило массовое объединение сельсоветов. Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР 1956–57 гг. значительно расширили права крайисполкома в образовании, упразднении, передаче из одного района в другой сельсоветов, посёлков; в переименовании сельсоветов и т.п., чем тут же воспользовались местные власти – многочисленные (хотя и не всегда разумные) переименования произошли в сентябре 1957 – мае 1958 гг. Так, в 1957 г. Кагановичский район был переименован в Калининский, а его центр (станица Поповичевская) утратил историческое название, унаследованное от Запорожской Сечи, и превратился в станицу Калининскую. В 1961 г. станица Екатериновская произвольно была переименована в Крыловскую, хотя в составе Ленинградского района уже имелась станица Крыловская. Так на карте Кубани исчезло ещё одно название куренного селения, перенесённое сюда бывшими запорожцами. В 1956 г. упразднён Нефтегорский район, в 1961 г. Пластуновский район переименован в Динской. В 1957 г. в связи с возвращением карачаевцев на Кавказ была создана Карачаево-Черкесская АО, в состав которой из Краснодарского края передали часть Псебайского и Лабинского районов.

В 1962 г. по стране прокатилась новая волна укрупнения, в крае были упразднены районы: Псебайский, Ярославский, Советский, Успенский, Спокойненский, Тульский (последний отошёл к Адыгее). Эксперименты и импровизации Н.С.Хрущёва привели к тому, что менее чем через год (с февраля 1963 г.) последовало ещё одно укрупнение: в крае теперь осталось только 18 сельских и 2 промышленных района, не считая городов. В результате 21 район исчез с карты края (без учёта Адыгеи). Многие районы оказались непомерно большими и уже 3 марта 1964 г. были восстановлены Кореновский, Курганинский и Ленинградский районы, а в 1965 г. всё административно-территориальное деление края возвратилось к прежним формам и в конце 60-х годов приобрело стабильность. Преобразования административно-территориального характера были теперь редкими. Так, был повышен статус ряда населённых пунктов, городами краевого подчинения стали Горячий Ключ, Белореченск, Крымск. В 1975–78 гг. в крае вновь появились Мостовской, Успенский, Калининский, Крыловской, а в 1980 г. – и Гулькевичский районы.

«Перестройка» и «парад суверенитетов» в конце советской эпохи привели к отделению Адыгеи от Краснодарского края: 5 октября 1990 г. сессия Адыгейского областного Совета народных депутатов провозгласила Адыгейскую АССР, Верховный Совет РСФСР принял закон 3 июля 1991 г. о преобразовании Адыгейской АО в ССР Адыгея в составе России, а 24 марта 1992 г. Верховный Совет Адыгеи постановил ССР Адыгею впредь именовать Республикой Адыгея. В современной России все автономии получили права, о которых в советские времена не смели мечтать. Но это вовсе не укрепило федерацию, а породило новые проблемы. Федеративный договор от 31 марта 1992 года, предоставил республикам значительно большие права, чем русским областям и краям. В последнее время часто поднимается вопрос о неудовлетворительности современного административно-территориального деления в России. Стремление повысить эффективность управления в стране привело к созданию в 2000 году федеральных округов. Краснодарский край оказался в составе Южного федерального округа.


Текст, написанный в 2004 г. для учебника по истории Кубани для студентов края (под редакцией В.Е. Щетнёва). Вариант, сданный в издательство. Использован параграф из уже опубликованного пособия по истории Кубани XX века: «Область – округ – край: административно-территориальные перестройки».

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // История административного деления

Рейтинг@Mail.ru