Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Территории казачьих войск и сообществ (XV–XX вв.)

09.02.2010. Количество просмотров: 375


А. М. Авраменко


Наиболее ранние упоминания в источниках о русском и украинском казачестве связаны с пограничной территорией лесостепи и степного «порубежья». Первоначальной организационной формой казачьей вольницы были отдельные отряды-ватаги, смело проникавшие вглубь степных просторов, но не терявшие связи с родными местами, ибо они служили источником пополнения людьми и необходимыми припасами. Порою, под влиянием различных обстоятельств, казаки переходили с Днепра на Дон и обратно, с Дона на Терек, Волгу или Яик и т.д. Поселения казаков возникали в различных речных системах и в дальнейшем, когда оформлялась войсковая территория, её конфигурация во многом определялась как бассейном главной реки, так и давлением соседних государств, стремившихся расширить свои пределы.

Во второй половине XV – в начале XVI вв. в верховьях р. Южный Буг, возле рр. Соб и Синюха, по Роси и Тясмину, а на днепровском левобережье – по Трубежу, Суле, Псёлу и др. рекам появилось немало слобод и хуторов, жители которых называли себя казаками [1]. Приблизительно тогда же появляются казачьи поселения и на Дону, а рязанские казаки упоминаются даже в 1444 г. [2]. Все эти районы были лесостепным и степным порубежьем, где собирались ватаги разноплемённой вольницы, с явным преобладанием восточнославянского элемента. Но при этом исторические судьбы украинского и российского казачества во многом различались.

Старосты пограничных городков Канева и Черкас, возглавляя местных казаков, наносили удары по татарским хищникам, грабившим Украину. Черкасское и Каневское староства долго считались главным районом украинского казачества, поэтому в России с XVI в. понятия «черкашенин», «черкас» стали употребляться для обозначения всего украинского казачества, а позднее и вообще украинцев [3]. Этих казаков иногда называли днепровскими, а казаков Северской земли – «севрюками». Уже тогда казаки пользовались самоуправлением и даже добились определённых привилегий, хотя польско-литовские власти пытались загнать казачество в рамки ограниченного реестра, раз уж не удавалось пресекать уход в казаки крестьян и мещан, стремившихся избавиться от растущего социального гнёта. Магнаты, создавая свои надворные войска, включали туда и собственные казачьи отряды. Но значительно бóльшая часть казачества уходила на Низ (земли в нижнем Поднепровье, за порогами), где ватаги со временем создали Запорожскую Сечь – важнейший организационный и военный центр народной вольницы. Сечь была пульсирующим сердцем казачьей жизни: отсюда волны восстаний разливались по Украине, сюда же и откатывались в случае поражений. Основным районом обитания запорожцев был «Великий Луг» – непроходимые днепровские плавни со множеством заросших островов, от Хортицы до Микитина Рога.

Запорожский Кош, как военная организация, возможно сложился в 30–50 гг. XVI в. [4]. Наиболее часто в тот период казаки жили на острове Томаковка (60 км южнее Хортицы), покрытом лесом. Однако вопрос о первой Сечи остаётся спорным: одни историки считают первой Сечью зáмок на острове Малая Хортица, построенный Д.Вишневецким в 1553-56 гг. [5] и разрушенный татарами и турками в 1557 г. (Ю.А.Мыцык, В.И.Сергийчук, В.Серчик, Л.Подгородецкий и др.), другие не видят оснований считать это укрепление Сечью (В.Б.Антонович, Д.И.Яворницкий, В.А.Голобуцкий, Г.Я.Сергиенко и др.). Приблизительно с 60–70-х гг. XVI в. Сечь находилась на о. Томаковка, но в 1593 г. была разрушена татарами. В том же году Сечь появилась на о. Базавлук (Бузулук), в 1638 или 1639 г. была перенесена в урочище Микитин Рог [6], а в 1652 г. – на о. Чертомлык [7]. В 1709 г. по приказу Петра I Сечь была разгромлена, но уцелевшие запорожцы воссоздали её у впадения р. Каменка в Днепр, близ границы Крымского ханства, а в 1711 г. вынуждены были перенести её в Алёшки и находились в подданстве хана. Около 1730 г. запорожцы вновь перебрались на Каменку [8], а в 1734 г. получили разрешение российского правительства вернуться в места своего прежнего пребывания (что было обусловлено необходимостью заручиться поддержкой казаков в ожидавшейся русско-турецкой войне) и основали т.н. «Новую Сечь» у р. Подпильной, недалеко от места, где находилась когда-то Чертомлыкская Сечь.

Территория, контролируемая сечевиками, не могла иметь стабильных границ, но её пределы со 2-й половины XVII в. доходили на западе до р. Синюха, на севере – до городов Чигирин и Кременчуг, реки Орель, впадающей в Днепр, охватывали на востоке район р. Самара до Муравского шляха, по которому татары совершали грабительские набеги на север. После 1711 г., когда Россия вынуждена была уступить эти земли Крымскому ханству, запорожцы, как новые подданные хана, контролировали территорию вплоть до низовья р. Дон. В период Новой Сечи царское правительство стало сокращать территориальные пределы «Вольностей Запорожских»: в 30–50 гг. XVIII в. некоторые земли были изъяты для Украинской укреплённой линии, а также под поселение славян и других переселенцев из Балканского полуострова, в результате чего были созданы Славяносербия и Новая Сербия. Южнее последней была выделена полоса земли для Новослободского казачьего полка, а в 1746 г. территория к востоку от р. Кальмиус была передана Войску Донскому. На запорожской земле создавались российские укрепления, в том числе у самой Сечи. Казаки понимали, что это делается не только для укрепления российских границ, но и для обуздания своеволия запорожцев, а в перспективе можно было ожидать и раздачи земель помещикам. Всё это вызывало острое недовольство, но богатая казачья старши́на стремилась не допустить конфликта с Петербургом, что грозило потерей привилегий и доходов.

Земли Войска Запорожского считались общевойсковой собственностью, и любой казак мог заниматься земледелием, скотоводством, рыболовством, охотой, пчеловодством в местах, которые никем до него не были заняты. Но реальными преимуществами обладали зажиточные запорожцы, хозяйствовавшие в собственных зимовниках (хуторах) и нанимавшие работников. В период Новой Сечи территория Запорожья делилась на палáнки (административно-территориальные округа). В 30–40 гг. их было не более пяти, но позднее количество паланок возросло до восьми (Бугогардовская, Ингульская, Кальмиусская, Кодацкая, Орельская, Прогноинская, или Прогноевская, Протовчанская и Самарская). Центром паланки была слобода, где находилась местная администрация с небольшим гарнизоном [9]. В 1775 г. по распоряжению Екатерины II Запорожская Сечь была ликвидирована генералом П.А.Текелием (Текелли, или Текеличем), а казаки должны были стать мирными поселянами. Однако значительная часть казаков ушла в турецкие владения. Запорожские земли были включены в состав Новороссийской и Азовской губерний, а с 1784 г. – в Екатеринославское наместничество.

Тем временем запорожцы, ушедшие в Турцию, были взяты под покровительство султаном, надеявшимся использовать казаков в своих интересах. Правительство Екатерины II требовало вернуть их или удалить от российских границ, и в 1777 г. турки отвели запорожцам для поселения «Вилковский остров» в дельте Дуная. Запорожцы начали строить свою Сечь в урочище Караорман. Но после их стычек с жившими поблизости казаками-некрасовцами (см. ниже) и неоднократных жалоб последних, турецкие власти перевели около 2 тыс. запорожцев в устье р. Серет, между Галацем и Браиловом. В августе 1778 г. Сечь была основана в междуречье Днестра и Южного Буга с центром сначала в Кучурганах, а позже у с. Коса Велика на левом берегу Днестровского лимана. Но российское правительство опасалось появления мятежной Сечи близ своих границ и оказало жесткий нажим на Турцию. Согласно Айналы-Кавакской конвенции в 1779 г. запорожское войско было формально распущено турками, а около 1781–1782 гг. казакам снова разрешили поселиться в низовьях Дуная, где они жили отдельными рыбацкими ватагами [10].

Такая неопределенность положения побудила значительную часть запорожцев перебраться в австрийские владения (в низовья р. Тиса, на стыке областей Банат и Бачка) [11]. Однако стремление Австрии поставить вольнолюбивых казаков под жёсткий контроль вызывало недовольство, и бывшие запорожцы стали возвращаться в низовья Дуная.

Тем временем, с 1785–86 гг. появилась Задунайская Сечь с центром в Катырлезе, на левом берегу Георгиевского гирла. Там она находилась до 1795 г., когда после неоднократных вооруженных конфликтов с некрасовцами была переведена турками в Сеймены (на правом берегу Дуная, между Силистрией и Гирсово). Здесь находился Кош Запорожский до 1812 г., хотя борьба с некрасовцами за устье Дуная продолжалась, так как обладание им давало большие выгоды для рыболовства. В 1803 г. запорожцы вновь отбили Катырлез, но через два года некрасовцы выбили их оттуда и заставили вернуться в Сеймены [12]. В 1812 г., заручившись нейтралитетом турок и воспользовавшись внутренним расколом среди некрасовцев, задунайские запорожцы начали новую войну и к 1814 г. сумели захватить главный центр некрасовцев – с. Большой Дунавец (Дунавцы), что заставило последних покинуть Дельту Дуная. В этом центре теперь разместилась последняя Сечь, просуществовавшая до 1828 г. [13]. Но бывшие запорожцы не имели компактной территории в Дельте: их владения располагались чересполосно.

Многие казаки тяготились тем, что вынуждены были подчиняться своим бывшим врагам – притеснителям христианской веры, а потому некоторые из них нелегально возвращались на родину, хотя наблюдалась и обратная миграция. В условиях начавшейся новой русско-турецкой войны, в декабре 1806 г. российское командование сформировало новое казачье войско из вернувшихся на Украину задунайских запорожцев, а также беглых украинских и русских крестьян, примкнувших к казакам. Оно было утверждено указом Александра I 20 февраля 1807 г. под названием Усть-Дунайского Буджакского казачьего войска. Узнав об этом, многие недавно закрепощенные крестьяне из соседних местностей стали бежать от своих помещиков, стремясь быть зачисленными в войско. Напуганное правительство поспешило в сентябре того же года новое войско ликвидировать, но около 500 казаков было переселено на Кубань и включено в Черноморское казачье войско. Остальные усть-дунайцы расселились в придунайских степях юго-востока Бессарабии и стали именоваться усть-дунайскими и буджакскими поселенными казаками. Во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг. казачье войско в этой местности было восстановлено под названием Дунайского. В него были записаны бывшие казаки, а также переселенцы из Балканского региона, служившие ранее волонтёрами в русской армии, – греки, сербы, болгары, албанцы, а в 1836 г. – даже цыгане. С наступлением мирного времени войско было оставлено для охраны границ по Дунаю, Пруту и черноморскому побережью. В 1856 г., после окончания Крымской войны, Россия потеряла устье Дуная и Южную Бессарабию, где находилась часть земель Дунайского войска, а в 1857 г. последнее было переименовано в Новороссийское. Конфигурация войсковой территории несколько изменилась, но земли 10 станиц и хуторов никогда не составляли компактный массив, не выходя за пределы Аккерманского уезда [14]. Указом 3 декабря 1868 г. Новороссийское казачье войско было упразднено, что вызвало недовольство казаков и даже антиправительственные выступления [15].

В начале войны 1828–1829 гг. турецкие власти потребовали, чтобы Задунайская Сечь готовилась к действиям против русских войск. Кошевой атаман О.М.Гладкий отправил в Силистрию полк из протурецки настроенных казаков, а со сторонниками России (1000–1500 чел., включая семьи), вышел в море на лодках, добрался до Измаила и перешел на сторону российской армии. Турки ответили репрессиями, сурово покарав оставшихся казаков и их семьи, а Сечь на этот раз была окончательно ликвидирована. Из казаков О.М.Гладкого был создан пятисотенный Дунайский казачий полк, преобразованный 4 апреля 1829 г. в Отдельное запорожское войско. После того, как российские войска заняли Северную Добруджу, семьи казаков по большей части вернулись за Дунай. Только в 1830 г. 275 семей бывших запорожцев (1106 чел.) были переселены в Днепровский уезд Екатеринославской губернии, а служащие казаки Гладкого остались при Дунайской флотилии. Но уже тогда многие запорожцы, отказываясь ехать вглубь России, начали возвращаться в Добруджу, т.е. на турецкую территорию. Поэтому в ноябре 1831 г. казаки Гладкого были сняты со службы и войско получило земли в Александровском уезде Екатеринославской губернии по восточному берегу р. Берда в районе её впадения в Азовское море [16]. Войско было переименовано в Азовское. Наказный атаман и войсковая канцелярия находились в станице Петровской.

С 1837 г. обсуждался вопрос о переселении азовских казаков на восточное побережье Черного моря, либо в окрестности Анапы (где генерал А.И.Будберг предлагал создать из них Закубанское казачье войско). В ходе окончания Кавказской войны, с 1862 г. азовских казаков стали переселять в Закубанье в создававшиеся новые станицы Кубанского казачьего войска. В связи с начавшимися волнениями (некоторые казаки даже ушли в Турцию) и окончанием войны на Кавказе, с 1864 г. переселяться разрешили только добровольцам, и указом 11 октября 1864 г. Азовское казачье войско было упразднено [17].

Иначе сложилась судьба тех запорожцев, которые после ликвидации Сечи в 1775 г. остались на Украине. Угроза новой войны с Турцией заставила правительство создавать новые казачьи формирования, не допуская, однако, возрождения казачьей вольницы. В 1787 г. по инициативе князя Г.А.Потёмкина началось создание казачьего войска из бывших запорожцев, получившего в 1788 г. название Войска верных казаков и в том же году переименованного в Черноморское казачье войско. После окончания русско-турецкой войны 1787–1791 гг. оно получило вначале земли между Днестром и Южным Бугом, примыкавшие к Черному морю, но в 1792 г. войску была пожалована территория между рр. Кубань и Ея, включая «остров Таман» (ныне – Таманский полуостров). Переселение черноморских казаков, из которых бывшие запорожцы составляли меньшинство, осуществилось в 1792–1794 гг., после чего была определена и восточная граница кубанской «Черномории». В 1860 г. из Черноморского и части Кавказского линейного казачьих войск было образовано Кубанское казачье войско.

Запорожье было районом классической украинской казачьей вольницы, но в период народных восстаний происходило массовое «показачивание» населения, а Б.Хмельницкому в 1648 г. удалось даже создать на Украине гетманскую державу, делившуюся на полковые округа. В зависимости от ситуации количество полков менялось, как и их границы. На карте № 1 показаны центры полков, существовавших в XVII–XVIII вв. на украинских землях, включая Слобожанщину. В ходе военных действий против Речи Посполитой гетманы некоторое время контролировали часть белорусских земель, где также создавались казачьи полки: Турово-Пинский, Белорусский (Чаусский), Мозырский, Быховский. В гетманской державе Запорожская Сечь оставалась на особом положении, как островок вольницы, не всегда подчиняясь распоряжениям гетманской администрации.

В период после падения гетмана И.Выговского на Украине развернулась ожесточённая борьба между сторонниками польской, российской и турецкой ориентации, а Андрусовское перемирие 1667 г., расколов Украину, предопределило и разные судьбы казачества. На территории Речи Посполитой последние казачьи полки были ликвидированы в 1712 г., а на российских землях существовали две основные категории украинских казачьих полков – первые входили в состав т.н. «Гетманщины», назывались малороссийскими и были упразднены в 1775–1782 гг., вторые именовались черкасскими, а затем слободскими и существовали с 50-х гг. XVII в. до 1765 г. (Сумской, Ахтырский, Харьковский, Изюмский, Острогожский, а на раннем этапе и Балаклейский полк). В отличие от Левобережной Украины («Гетманщины»), слободские полки создавались украинскими переселенцами на российской территории и изначально подчинялись российской администрации. Слободскую Украйну активно заселяло и русское население, что сказалось на формировании особого русско-украинского говора и культурных традиций. В 1753 г. Сенат постановил создать Новослободское казачье поселение, протянувшееся узкой полосой к югу от Новой Сербии (для защиты последней от татарских набегов) на землях запорожских казаков между рр. Днепр и Синюха. Но фактически Новослободский казачий полк был создан лишь во второй половине 1750-х гг., а уже в 1764 г. был упразднён [18].

С ликвидацией слободских полков местные казаки стали официально именоваться «войсковыми обывателями», со временем став одной из категорий государственных крестьян. Казаки Гетманщины, составлявшие значительную часть населения образованных позже Полтавской и Черниговской губерний, составили особую сословную группу «малороссийских казаков», фактическое положение которых также приближалось к государственным крестьянам. Однако правительство не забывало о казачьих традициях местного населения, и в период войн иногда здесь формировалось ополчение в виде малороссийских казачьих полков. Так было в 1812 г., когда в Полтавской губернии было создано 9 таких полков, а в Черниговской – 6. Кроме того, в Киевской и Подольской губерниях тогда же было создано Украинское казачье войско из 4 полков, а в районе украинского Полесья появились отряды «лесных казаков» из казённых лесничих. Все эти формирования вскоре после разгрома Наполеона были упразднены. Малороссийское казачье ополчение создавалось властями также в 1831 г. для подавления Польского восстания (8 конных полков, 2 из которых в 1832 г. были переведены на Кавказ и позже вошли в состав Кавказского линейного казачьего войска), в 1855 г. для участия в Крымской войне (6 конных полков) и в 1863 г. для подавления Польского восстания (3 конных полка). Из малороссийских казаков Полтавской и Черниговской губерний правительство вызывало добровольцев для переселения в Черноморское казачье войско, что значительно пополнило численность последнего в 1809–1811 и 1821–1825 гг.

В 1774 г. на р. Южный Буг был поселён полк из молдаван, валахов и задунайских христиан (создан турками, но во время войны перешёл на сторону России). В 1775 г. на р. Ингулец был поселен навербованный казачий полк майора Касперова (именовался также «Нововербованным», «Новонабранным» и «Вербованным»), созданный во время войны с Турцией из славян-иностранцев. Из тех и других, а также из крестьян, купленных правительством у местных помещиков, в 1785 г. создан Бугский конный казачий полк (в 1787–1796 гг. входил в состав Екатеринославского казачьего войска). В 1803 г. этот полк, а также болгарские и прочие южнославянские переселенцы, обращённые в казаков, составили Бугское казачье войско из 3 полков. Территория войска состояла из двух частей – Вознесенской и Красносельской. Первая располагалась по р. Южный Буг, между Вознесенском (центр войска) и Николаевом, вторая находилась севернее Елисаветграда и включала 19,5% войсковых земель, но зато население этой группы станиц составляло 40,6% численности войска [19]. В 1817 г. Бугское войско было ликвидировано, причём два полка были преобразованы в уланские и вошли в состав военных поселений [20].

Угроза войны с Турцией при нехватке регулярных войск на юге России заставляла правительство создавать новые казачьи формирования. Так, по указу от 3 июля 1787 г. русских однодворцев бывшей Украинской линии обратили в казаков и составили из них казачий корпус, названный вскоре Екатеринославским. В корпус, именовавшийся также Екатеринославским казачьим войском, были включены, кроме того, бугские казаки, обращённые в казаков поселяне польских имений Г.А.Потёмкина, старообрядцы Екатеринославского наместничества, мещане и цеховые городов Екатеринославского, Вознесенского и Харьковского наместничеств, Екатеринославский конный казачий полк, а также жители Чугуева и соседних селений (в т.ч. калмыки). Войско, состоявшее из 10 полков, получило для поселения земли между рр. Ингул и Южный Буг. После ряда преобразований оно было расформировано в 1796 г. [21], а в 1802 г. казаки бывшего Екатеринославского войска были переселены на Кубанскую линию и основали станицы Ладожскую, Тифлисскую, Казанскую, Темижбекскую, составившие Кавказский казачий полк.

Война с Турцией в 1787–1791 гг. и пребывание значительной части запорожцев в подданстве султана вынудили российское правительство создать видимость возрождения казачества на Украине. В числе прочих мер, 1790 г. из Александрийского и Херсонского легкоконных полков был сформирован Херсонский казачий полк, а Полтавский легкоконный преобразован в Полтавский казачий полк, вскоре переименованный в Казачий Булавы Великого Гетмана полк. После окончания войны, в 1792 г. оба полка были вновь переформированы в легкоконные [22].

Несколько обособленное положение занимали чугуевские и бахмутские казаки. В 1701 г. из бахмутских, торских и маяцких казаков для охраны местных соляных источников была создана Бахмутская казачья кампания. В 1748 г. она была преобразована в Бахмутский конный казачий полк, ставший с 1764 г. регулярным Луганским пикинерным полком. В Чугуеве ещё в 1638 г. поселилась большая группа украинских казаков, но после бунта в 1641 г. почти все они ушли. Тогда там были поселены стрельцы, ставшие со временем чугуевскими казаками. В конце 70-х гг. XVII в. в Чугуеве и его окрестностях поселилась группа крещёных калмыков, а в 1700 г. из живших там казаков и калмыков, а также донских и яицких казаков, служивших в Орле, Курске и Обояни, была создана пятисотенная команда т.н. «сведенцев», переформированная в 1749 г. в Чугуевский (в 1787–1789 гг. именовался Екатеринославским) конный казачий полк. В 1769 г. из чугуевских казаков, не вошедших в этот полк, были созданы Чугуевская легкоконная команда (с 1789 г. – Конвойный князя Г.А.Потёмкина конный казачий полк) и 2 сотни казаков Петербургского легиона (с 1776 г. – Придворная Чугуевская казачья команда, включённая в 1796 г. в состав Лейб-Гусарского-и-Лейб-Казачьего полка). Недолго пробыв в составе Екатеринославского казачьего войска, в 1793 г. Чугуевский, Конвойный и Малороссийский конный казачий полк (создан из рекрутов в 1790 г.) армии Г.А.Потёмкина были переименованы в 1-й, 2-й и 3-й Чугуевские конные казачьи полки. После ряда преобразований, в 1800 г. остался лишь один Чугуевский казачий полк, с 1803 г. ставший Чугуевским казачьим регулярным, а с 1808 г. – уланским полком [23].

Если территория Запорожья была вытянута вдоль владений Крымского ханства и Речи Посполитой, находясь, словно между молотом и наковальней, то бескрайние степные просторы к югу от Московского государства предопределили иную конфигурацию Земли Войска Донского. В первое время вольные казачьи ватаги, как и служилые («городовые») казаки, по-видимому, находились в лесостепном порубежье от литовских владений до Поволжья – в районах, где была организована сторожевая служба для защиты от татарских набегов. Там же селились и служилые татары, перешедшие на службу к русским князьям. Продвигаясь далеко на юг по Дону и его притокам, казаки меняли места обитания в поисках источников существования и в борьбе с отрядами татар и ногайцев [24], по-видимому, укрываясь в случае необходимости в пойменных лесах, на островах среди болот и в прочих зарослях. Уже в конце XVI в. известно более трех десятков казачьих поселений-городков по Дону, Хопру, Медведице, Северскому Донцу, а в 90-е гг. того же века были основаны городки в низовьях Дона и на Маныче [25]. Среди них особенно важную роль играли Раздорский и Черкасский. Во второй половине XVI в. разрозненные общины донских казаков объединились в своеобразную военную и общественную организацию, которая с начала XVII в. стала называться Войском Донским [26].

Среди донских казаков выделялись «низовые», жившие в низовьях Дона и считавшиеся «старыми», «домовитыми», а также «верховые», проживавшие на Среднем Дону, по Хопру, Бузулуку, Медведице, Иловле, где преобладала «голытьба», или «голутвенные казаки». Постепенно эта территориальная специфика сглаживалась. Границы Земли Войска Донского раньше всего определились на стыке с владениями Крымского ханства близ Азова. По мере заселения степных просторов Юга России и усиления государственного контроля над этими территориями устанавливались и уточнялись рубежи казачьих земель и в других регионах (первоначально по рекам). В конце XVII в. возник спор между Войском Донским и Изюмским слободским казачьим полком за бахмутские соляные промыслы, но после подавления Булавинского восстания 1707–1709 гг. у Войска Донского были изъяты эти спорные территории, а также земли по рр. Айдар, Деркул, Елань, Терса и др. (главным образом, на северо-западе и севере) [27]. В результате донское казачество потеряло около 1 млн. десятин [28]. В 1746 г. по Указу Сената граница между Донским и Запорожским войсками была определена по р. Кальмиус, но территориальные споры между ними продолжались вплоть до ликвидации Сечи в 1775 г., что привело к закреплению юго-западной границы донских владений по Кальмиусу [29]. Окончательно границы Войска Донского были определены во время генерального межевания в 80-90-х гг. XVIII в., но в последующем несколько изменились. В 1803 г. Войску были пожалованы земли по рекам Ея, Ельбузд, Кагальник, Чубурка и Чубур и «суходольными изломанными границами до Азовского моря», в 1817 г. – земли между рр. Ея и Ельбузд взамен небольших участков, уступленных соседним губерниям [30], а в 1887 г. в состав Области Войска Донского (такое название установлено в 1870 г.) были включены Таганрогское градоначальство и Ростовский уезд Екатеринославской губернии.

С 1694 г. часть калмыков официально получила статус донских казаков, причём были определены земли под калмыцкие кочевья. С 30-х гг. XVIII в. донские калмыки были в административном отношении разделены на 3 улуса [31], а в 1806 г. на юге и юго-востоке Земли Войска Донского выделено «Калмыцкое кочевье», называвшееся также Калмыцким округом [32]. В 1877 г. округ был реорганизован, причем сотенное управление было заменено станичным, а в 1886 г. последовала новая реорганизация, с изменением границ, и округ стал именоваться Сальским [33].

Донские казаки неоднократно, как по своей воле, так и по распоряжению правительства, переселялись в другие регионы, вливаясь в новые и существовавшие прежде казачьи войска: Аграханское, Волгское, Кубанское, Амурское, Уссурийское и др. Особенно велика роль донцов в заселении Кавказской линии. Только в первой половине XIX в. сюда было переселено с Дона свыше 5 тыс. казачьих семей (около 20 тыс. чел. обоего пола) [34]. Войско Донское в этом смысле оказалось донором для ряда казачьих войск, но тем не менее оставалось крупнейшим среди них.

В Поволжье вольные казаки появились, по-видимому, сразу после присоединения к России Казанского и Астраханского ханств. В конце царствования Ивана IV на Волге было 2 казачьих городка – на Самарской луке и в районе переволоки между Волгой и Доном. Для борьбы с «воровскими» казаками московское правительство посылало войска и строило города, в которых размещались служилые люди, в т.ч. «городовые» казаки. Вольные казачьи ватаги вынуждены были уйти отсюда на рр. Терек и Сунжу, либо на р. Яик (где в 1580 г. атаман Нечай захватил главную ставку ногайцев – Сарайчик), либо за Уральские горы (казаки Ермака). С тех пор в Поволжье долгое время пребывали лишь служилые казаки, приписанные к различным городам.

В 1732–1733 гг. из переселённых донских казаков, а также выходцев из Великороссии и Малороссии, было создано Волгское казачье войско, в районе между Дмитриевском (Камышином) и Царицыном. Впоследствии часть казаков этого войска была переведена на Терек, а остальные вместе с камышинской, саратовской и царицынской городовыми командами были причислены к Астраханскому казачьему войску, созданному в 1817 г. Станицы последнего тянулись по Волге от Саратова до Астрахани, но войсковые земли не представляли собою компактной территории, будучи разбросанными в Астраханской, Саратовской, а затем и Самарской губерниях.

Очень сложно происходило формирование территорий казачьих войск на Северном Кавказе. Старейшее войско здесь образовали казаки, поселившиеся в районе рр. Терек и Сунжа в конце XVI в. По преданию, ещё в 1520 г. часть рязанских казаков из Червлёного Яра спустилась по Волге в устье Терека и положила начало терским и гребенским казакам. Есть версия о причастности к ним и новгородских «ушкуйников», что означает даже более древнее происхождение гребенцов. Под давлением спускавшихся с гор чеченцев в 1680 г. гребенские казаки вынуждены были переселиться из-за р. Сунжа на правый берег Терека, а в 1711 г. – на левый берег, где образовали Гребенское казачье войско. В 1722–1724 гг. из терских и донских казаков было создано Аграханское казачье войско в районе слияния рр. Аграхань и Сулак (у Каспийского побережья). Но большая смертность из-за природно-климатических условий и изменения во внешней политике вынудили правительство ликвидировать это войско, а казаков переселить в 1736 г. в район Кизляра. При этом бывшие терские казаки составили здесь Терско-Кизлярское войско, а бывшие донские – Терско-Семейное войско. Последнее в 1746–1755 гг. входило в состав Гребенского войска. В последующем создавались Моздокская горская команда из кабардинцев, из донцов и волгских казаков был создан Моздокский полк (1770 г.), а в 1776 г. малочисленные Волгское, Гребенское, Терско-Кизлярское и Терско-Семейное казачьи войска, Моздокский и Астраханский (создан в 1750 г. из городовой команды) казачьи полки были объединены в Астраханское казачье войско. В 1777 г. с Дона на Азово-Моздокскую линию переселили Хопёрский полк и также включили в новое войско. Но опыт оказался неудачным, и в 1786 г. Гребенское, Семейное (Терско-Семейное), Терское (Терско-Кизлярское) и Волгское войска были выделены из Астраханского войска (остатки последнего в 1799 г. были преобразованы в Астраханский казачий полк, на базе которого в 1817 г. войско было воссоздано) и составили т.н. «поселенных Кавказской линии казаков». В эту категорию не вошёл выделенный тогда же из войска Моздокский казачий полк.

Для закрепления новой границы после присоединения Крымского ханства к России в 1792–1794 гг. по среднему течению р. Кубань были поселены около 3 тыс. донских казаков, образовавших вместе с частью волгских казаков Кубанский полк. В 1799 г. Волгское казачье войско, почти полностью к тому времени переселённое на Кавказ, было преобразовано в Волгский полк. Чуть позже по верхнему и среднему течению Кубани поселились казаки упразднённого Екатеринославского войска, из которых в 1803 г. создан Кавказский казачий полк. В 1824 г. из Моздокской горской команды, казаков Луковской станицы (бывшие донцы), Екатериноградской станицы Волгского полка, а также нескольких русских и осетинских селений образован Горский полк. В 1826 г. Хопёрский полк переселён в район верхней Кубани и верхней Кумы. А в 1832 г. все казачьи полки и войска на Кавказской линии, кроме Черноморского, были объединены в Кавказское линейное казачье войско, причём бывшие Гребенское, Терско-Семейное и Терско-Кизлярское войска были переименованы в Гребенский, Терский и Кизлярский полки. В 1836 г. 2 Малороссийских казачьих полка (сформированы в 1832 г.) были поселены на Военно-Грузинской дороге. Один из них вскоре был переименован во Владикавказский полк, а в 1842 г. они были объединены в один полк и включены в состав Кавказского линейного казачьего войска. В начале 40-х гг. XIX в. создание новой кордонной линии по р. Лаба расширило территорию этого войска, и в 1841 г. был сформирован Лабинский казачий полк. А в 1845 г. из переселенцев от разных линейных станиц и от Войска Донского, поселённых на р. Сунжа, сформирован Сунженский полк. В 1850 г. территория войска увеличилась за счёт присоединения к нему четырёх военных поселений Кавказской линии.

В последние годы Кавказской войны создавались новые станицы и казачьи полки на бывших горских землях, а завершение борьбы с Шамилем привело к радикальной реорганизации в 1860 г.: 4 бригады Кавказского линейного казачьего войска образовали Терское казачье войско, а 6 бригад вместе с Черноморским казачьим войском объединились в Кубанское казачье войско. Соответственно, была разделена и обширная Ставропольская губерния: часть её вместе с Закубаньем и территорией Черноморского казачьего войска составила Кубанскую область, другая часть вместе с покорёнными горскими землями Северо-Восточного Кавказа (главным образом, бассейн р. Терек) составила Терскую область. Ставропольская губерния резко сократилась по площади, но в 1870 г. последние 13 казачьих станиц, остававшихся на её территории (в т.ч. от Терского войска – станица Железноводская), были переданы в губернское ведомство, а местные казаки должны были выселиться в закубанские станицы или стать мирными поселянами. После этого земли Кубанского и Терского казачьих войск не выходили за пределы Кубанской и Терской областей. Территория последней постепенно увеличивалась за счёт Ставропольской губернии: в 1866 г. в область был передан Моздок, в 1867 г. – Кизляр с частью уезда, в 1868 г. – Георгиевск, в 1874 г. – Пятигорский уезд, а в 1888 г. – Караногайское приставство.

Первыми казаками, поселившимися в кубанских владениях Крымского ханства, были староверы (в т.ч. «некрасовцы»), бежавшие с Дона в конце XVII – начале XVIII вв., спасаясь от репрессий. Они образовали первое Кубанское казачье войско и жили в особых городках. Большинство из них со временем перебрались дальше в турецкие владения, когда присоединение Прикубанских степей к России становилось всё более реальным. Некрасовцы ушли в устье Дуная и Анатолию, а после поражения в борьбе с запорожцами переселились из устья Дуная к устью р. Марица (у Эгейского моря) и в северо-западную часть Малой Азии, оставаясь верными подданными турецких султанов. Лишь в XX в. отдельные группы некрасовцев возвратились на родину и были поселены на Кубани, Дону и в Ставрополье [35].

После присоединения Крымского ханства к России и выселения ногайцев, Прикубанская степь опустела, а в 1792–1794 гг. сюда было переселено Черноморское казачье войско. Вскоре были установлены его границы, включавшие территорию между рр. Кубань и Ея. Восточнее были размещены линейные казачьи полки, и весь северокавказский рубеж России по рр. Кубань и Терек был надёжно прикрыт сплошной полосой казачьих поселений от Азовского и Черного морей до Каспийского моря. На заключительном этапе Кавказской войны казачьи войска сыграли особую роль в подавлении сопротивления горцев, когда на покорённых землях создавались новые станицы. Образование Кубанской области и Кубанского казачьего войска в 1860 г. путём слияния Черноморского и 6 бригад Кавказского линейного казачьих войск, а также заселение Закубанья при участии казаков различных войск резко изменило ситуацию в регионе. Кубанское казачье войско стало вторым по численности после Донского.

Войсковая территория и границы области неоднократно менялись. В 1864–1868 гг. 12 станиц Шапсугского берегового батальона, размещавшиеся на Черноморском побережье, входили в Кубанское казачье войско, но затем они были переданы в состав Черноморского округа и перестали быть казачьими. В 1870 г. не входившие в состав Кубанской области 12 станиц Кубанского войска были переданы Ставропольской губернии и также обращены в гражданское состояние. В 1882 г. несколько изменилась граница между Кубанской и Терской областями в пределах юртов станиц Ессентукской и Суворовской. В 1884 г. из Черноморского округа (с 1896 г. – губерния) в Кубанскую область были перечислены г. Анапа и соседние деревни Варваровка и Павловка, но в 1904 г. последние вновь отошли к Черноморской губернии. Изменялась и войсковая территория в пределах области. В 1889 г. войску были пожалованы крупные казенные лесные дачи, а позже – нагорная полоса, тянувшаяся по северному склону Кавказского хребта.

К числу старейших казачьих войск относится Яицкое или Уральское. После разгрома «воровских» казаков (среди которых преобладали донцы) на Волге царскими войсками в 1577 г. часть казаков ушла на северный берег Каспийского моря. В 1580 г. они разгромили столицу ногайцев и поднялись вверх по р. Яик, где в 1581 г. основали Яицкий городок /Добавить о Кош-Яике/ (с 1622 г. находился на месте современного Уральска [36] и составили вольное казачье войско, принятое в 1613 г. в подданство Московского государства. Вскоре царская грамота подтвердила право казаков владеть Яиком от верховьев до устья. Но уже с 1647 г. купцы Гурьевы с разрешения правительства начали строить крепость в устье реки, что ущемляло интересы казачества. В дальнейшем всё же г. Гурьев остался в пределах войсковых земель, а ныне переименован казахстанскими властями в Атырау, хотя казахи не имели никакого отношения к основанию города.

Долгое время казаки жили скученно в одном лишь Яицком городке, выезжая оттуда для рыболовного и иного промысла. Впоследствии часть яицких казаков перебралась на жительство ещё в 2 городка – Илецкий и Сакмарский, отдельно от остального войска [37]. Казаки, поселившиеся в 1-й четверти XVII в. в низовьях р. Илек и составившие самостоятельную общину, именовались Илецким войском, но в 40-е гг. XVIII в. были включены в состав Яицкого войска [38]. В 1775 г. последнее было переименовано в Уральское «для совершенного забвения» об участии его в восстании Е.И. Пугачёва, о чём просили казаки, оставшиеся верными правительству. В условиях эмоционального подъёма после свержения самодержавия в 1917 г. казаки приняли решение о восстановлении исторического названия войска, но в дальнейшем всё же оно продолжало именоваться Уральским.

В 1811 г., в связи с переносом границы на юг от Оренбурга и образованием Новоилецкого района, станица Илецкая была передана Оренбургскому казачьему войску, но в 1819 г. Уральскому войску возвращены Илецкая и Сакмарская [39] станицы (последняя вновь отошла к Оренбургскому войску в 1869 г.) [40]. В 1868 г. создана Уральская область, включившая значительную часть казахской степи, но войсковые земли по-прежнему оставались на правом берегу р. Урал от станицы Бородинской до Каспийского моря и частично по правому берегу р. Илек. Начальником области стал наказный атаман Уральского казачьего войска. Ещё в 1801 г. с разрешения царского правительства перекочевала в район между рр. Волга и Урал казахская Букеевская орда. С тех пор уральским казакам пришлось не только охранять внешнюю границу по реке, но и обороняться от «внутренней» орды, совершавшей хищнические набеги с тыла. В 1828 г. была обмежёвана граница между Букеевской ордой и Уральским казачьим войском по р. Большой Узень, через Камыш-Самарские озёра и р. Малый Узень до р. Курхай. Уральские казаки считали спорные земли своими, т.к. здесь они давно занимались рыболовством и звероловством и построили 5 форпостов и хутора при них, но астраханский гражданский губернатор от имени специальной комиссии, созданной для наделения кочующих народов землями, указал на необоснованность казачьих притязаний. В 1873 г. проведено новое размежевание уральских казачьих земель с Букеевской ордой: межа прошла по Курхайскому прорану [41] до Пороховинского на Каспийском море, затем – к форту Сломихину у оз. Рыбный Сакрыл [42]. А в советское время, в соответствии с проводившейся тогда политикой развития национальных автономий в ущерб интересам русского народа, а также с целью ликвидации казачества, в состав казахской территории были переданы исторические земли уральского казачества, оказавшиеся между Букеевской ордой и остальным Казахстаном.

В отличие от Уральского, Оренбургское казачье войско было образовано искусственно и оказалось самым разнородным по своему составу. Создание сложной системы оборонительных линий от Самары до Уральских гор в 30–40-е гг. XVIII в. для защиты российских границ от набегов кочевников потребовало объединения различных местных иррегулярных формирований в новое казачье войско. Основу его составили городовые казачьи команды и дворяне, переведённые из Уфы, Самары, Алексеевска, все «пришельцы» и «сходцы», беглые, самовольно поселившиеся в новых крепостях по линии, новокрещёные мещеряки (мишари), переселённые сюда малороссийские казаки, отставные солдаты, казаки Исетского войска (существовало в 1736-1748 гг. на Исетской линии [43], «охотники» из яицких и сибирских казаков. В 1748 г. все казачьи части Оренбургской губернии были соединены в Оренбургское нерегулярное (позже – казачье) войско, во главе с войсковым атаманом, а в 1755 г. из его состава выделен Оренбургский казачий корпус, прочее же казачье население предназначалось для гарнизонной и линейной службы.

В 1798 г. всё население нерегулярных (позже – иррегулярных) команд Оренбургской губернии было территориально разделено на 24 кантона, из которых 5 – оренбургских казачьих (только они составляли Оренбургское казачье войско), 2 – уральских казачьих, 1 ставропольский калмыцкий, 11 башкирских и 5 мещерякских. Все кантоны подчинялись генерал-губернатору.

В 1811 г. пограничная линия в районе Оренбурга была отодвинута далеко на юг, за Илецкую Защиту, и стала проходить от Нежинского форпоста на юго-запад по р. Бердянка, далее по рр. Курала и Илек до его устья и Илецкого городка [44]. Здесь появилась Новоилецкая линия, заселённая оренбургскими казаками. В 1819 г. казаки Каргалинской станицы переведены в податное сословие, а Илецкая и Сакмарская станицы – в состав Уральского войска (последняя оставалась там до 1869 г.). В 1832 г. казачьему войску была дополнительно нарезана 15-вёрстная полоса с внутренней стороны по всей протяжённости Оренбургской линии, а в 1840 г. всё население прилинейных районов было обращено в казачье сословие. Согласно Положению от 12 декабря 1840 г. Оренбургское казачье войско получило статус самостоятельной военно-административной единицы со своей территорией, куда были включены земли из Оренбургского, Верхне-Уральского, Троицкого и Челябинского уездов, за исключением городов.

В 1835–1845 гг. была создана и заселена так называемая Новая линия, протянувшаяся от Орской крепости на северо-восток до Березовского отряда. Это позволило сократить протяжённость границы в степи более чем на 100 вёрст и эффективнее бороться с набегами кочевников. Образовавшийся между старой и новой линиями обширный Новолинейный район (4,3 млн. десятин) был передан Оренбургскому казачьему войску. Сюда переселяли казаков из внутренних кантонов Уфимского и Бузулукского уездов (их станицы упразднялись), солдат расформированных линейных пехотных батальонов (с зачислением их в казаки), башкир, казаков упразднённого в 1842 г. Ставропольского калмыцкого войска, казаков-нагайбáков (крещёные татары, жившие ранее в Бакалинском и Белебеевском уездах Уфимской губернии) [45] и др. В 1835 г. к войску причислили 2 Тептярских полка (из тептярей и бобылей [46] Уфимской и Вятской губерний, нёсших казачью службу), преобразованных тогда же в 1-й Оренбургский казачий полк (в 1841 г. переименован в Уфимский казачий, а в 1845 г. упразднён). 4 мая 1843 г. был издан указ о зачислении всех крестьян Оренбургского, Троицкого и Челябинского уездов в казаки. Остальные местные государственные крестьяне были обращены в казаки указом от 2 апреля 1853 г. Продвижение на юг российских границ позволило в 1862 г. обратить в гражданское состояние селения башкир, входивших в состав войска, а в 1865 г. и мещеряков. В 1865 г. Оренбургская губерния была разделена на Уфимскую и Оренбургскую, причем в последнюю вошли и земли Оренбургского казачьего войска, а губернатор был наказным атаманом того же войска. В 1871 г. кордонная стража была снята с Оренбургской линии.

В 1579 г. часть «воровских» волжских казаков, во главе с атаманом Ермаком, поступила на службу к приуральским солепромышленникам и купцам Строгановым для защиты их от набегов сибирских татар. Разгром казаками Ермака Сибирского ханства в 1581–1585 гг. положил начало присоединению к России огромных просторов от Уральских гор до Тихого океана. В авангарде русской колонизации шли т.н. «промышленники» и казаки-землепроходцы, открывавшие новые земли, строившие первые остроги и зимовья, куда свозился собранный ясак с местного населения. Центрами управления, где размещались воеводы, были города Тобольск, Тюмень, Томск, Пелым, Берёзов, Красноярск, Енисейск, Иркутск, Якутск и др. Сибирские служилые (или городовые) казаки, не составлявшие тогда единого войска, соответственно, назывались по городам, где находился воевода: тобольские, томские и т.д. В число казаков здесь входили служилые татары, беломестные, выписны́е, а затем и линейные казаки [47], пленные, ссыльные и т.д.

В 1716 г. по р. Иртыш началось создание Сибирской кордонной линии, для защиты которой привлекались казаки от разных городовых команд. Позднее для защиты от набегов джунгар и киргиз-кайсаков (казахов) были созданы Ишимская, Пресногорьковская, Бийская, Иртышская, Колывано-Кузнецкая, Бухтарминская линии. Постепенно из казаков этих линий сложилось Сибирское казачье войско (окончательно оформлено в 1808 г. как Сибирское линейное казачье войско, с 1861 г. – Сибирское казачье войско, с центром в Омске), куда и перевели большинство городовых казаков. Территория войска тянулась узкой полосой (10–32 км) от восточного рубежа Оренбургского казачьего войска до р. Иртыш и далее по реке почти до китайской границы. В 1861 г. к Сибирскому войску причислены Тобольский казачий конный полк, Тобольский казачий пеший батальон и Томский городовой казачий полк. В связи с продвижением на юг российской границы, в 1868 г. 11-й и 12-й полковые округа были обращены в гражданское состояние, за исключением Берёзовских, Сургутских и Нарымских казаков, из которых были образованы пешие казачьи команды (упразднены в 1881 г.). В то же время, в глубине казахских степей создавались новые казачьи укрепления, станицы и выселки, а их юртовые земли были разбросаны, как островки в бескрайнем море [48]. С 1868 г. территория Сибирского казачьего войска входила в учреждённую тогда же Акмолинскую и Семипалатинскую (учреждена в 1854 г.) области, подчинённые генерал-губернатору Западной Сибири (он же – наказный атаман казачьего войска). В 1882 г. вместо Западно-Сибирского генерал-губернаторства было создано Степное, в состав которого вошла и Семиреченская область (в 1897 г. возвращена в Туркестанское генерал-губернаторство).

В 1867 г. из 9 и 10-го полковых округов Сибирского казачьего войска было создано Семиреченское казачье войско [49], с центром в г. Верный (ныне Алма-Ата). Наказный атаман нового войска стал военным губернатором созданной тогда же Семиреченской области. Территория войска не была компактной, а станичные юрты были разбросаны в современных пределах юго-восточного Казахстана и северо-восточной Киргизии. Основанные здесь казачьи укрепления выступали гарантом прекращения междоусобных войн и экспансионистских притязаний соседних феодально-деспотических государств [50], что способствовало экономическому и культурному прогрессу в регионе.

В Забайкалье русские казаки впервые проникли в 1644 г., а после заключения в 1689 г. Нерчинского договора с Китаем в Сибири были сформированы 2 казачьих полка, размещённые в Селенгинске и Верхнеудинске. Лишь в 1851 г. из разрозненных частей было образовано Забайкальское казачье войско (с центром в г. Чита), в состав которого вошли: Забайкальский городовой казачий полк (создан в 1822 г. из Нерчинской и Верхнеудинской казачьих городовых команд), верхнеудинские станичные казаки, пограничные русские казачьи команды (особенно интенсивно городовых казаков переселяли на границу в 1752–1754 и 1772 гг. [51]), Тунгусский казачий полк (сформирован в 1760 г. из эвенков, или тунгусов), 4 бурятских полка (сформированы в 1764 г.), именовавшихся по названиям селенгинских бурятских родов: Ашебагатский, Цонголовский, Атагановский и Сатраловский [52]. Из-за малочисленности русских казаков главными защитниками границы в Забайкалье оказались буряты и тунгусы. В 1851 г. была учреждена и Забайкальская область, губернатор которой стал наказным атаманом Забайкальского казачьего войска. В 1857–1858 гг. войско получило во владение пограничные земли, принадлежавшие русским, тунгусским и бурятским казакам, земли Забайкальского городового полка, станичных казаков Верхнеудинского округа, а также крестьян, живших по пограничной линии и зачисленных в казаки. Вскоре были обращены в казачество также крестьяне, жившие по рр. Аргунь, Ингода, Шилка, Нерча, Борзя, Онон, Унда [53]. Всё войско делилось на конное и пешее: в южной степной полосе, главным образом вдоль китайской и монгольской границ, комплектовались 6 конных полков, а севернее и северо-восточнее, где преобладали леса и горы (по долинам рр. Газимур, Унда, Онон, Ингода и др.) – 12 пеших батальонов. В 1888 г. деление войска на конные и пешие отделы было отменено. С 1872 г. русские казаки Забайкальского войска были разделены на самоуправляющиеся станичные общества из нескольких посёлков каждое. В начале ХХ в. площадь войсковых земель составляла около 9 млн. десятин (16% площади всей области). Владения же Нерчинского округа Кабинета Его Величества в той же области превышали 24 млн. десятин, что многим казакам казалось несправедливым, а потому порою спорные или необмежёванные кабинетские земли самовольно захватывались казаками.

По инициативе генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьёва, в связи с угрозой нападения англо-французского флота на Приамурье, с 1854 г. началось переселение на р. Амур части казаков Забайкальского войска, а в 1858 г. были созданы Амурская область и Амурское казачье войско (центр – г. Благовещенск). С 1860 г. это войско стало создавать казачьи поселения по р. Уссури для охраны новой границы с Китаем, а в 1889 г. из его состава выделено особое Уссурийское казачье войско, располагавшееся в Приморской области. Земли Амурского войска тянулись узкой полосой вдоль левого берега Амура от слияния Шилки и Аргуни до устья Уссури. Земли Уссурийского войска тоже тянулись узкой полосой вверх по р. Уссури до её верховьев и от оз. Ханка по сухопутной границе до морского побережья. В 1894 г. Приамурский генерал-губернатор и войсковой наказный атаман Приамурских казачьих войск С.М.Духовской своим распоряжением передал в пользование Амурскому и Уссурийскому казачьим войскам свыше 14,9 млн. десятин. Эти земли, получившие название «отвод Духовского», стали значительным источником войсковых доходов, но были изъяты в 1914 г. [54].

Создание казачьих войск на рубежах Сибири и Дальнего Востока приводило к сокращению казачьих городовых команд. Уже к концу XVII в. в Сибири образовалась значительная группа казачьих детей, формально имевших право «верстаться» в службу, но фактически они были в неопределённом положении между служилыми людьми и крестьянством, не всегда имея возможность реализовать своё право. Лишь в 1703 г. были составлены первые «штаты» сибирских городовых команд [55], но постепенно они сокращались. В середине XVIII в. уже бóльшая часть городового казачества была переведена на кордонные линии. В 1798 г. в Иркутске был увеличен штат и сформирован пятисотенный казачий полк [56]. В 1802 г. на службе состояли казачьи команды: Тарская, Пелымская, Туринская, Тюменская-русская, Тюменская-татарская, Томская, Нарымская, Берёзовская, Енисейская, Тобольская-русская, Тобольская-магометанская, Красноярская, Кузнецкая, Сургутская, Туруханская, Нерчинская, Олёкминская, Якутская, Охотская, Нижне-Камчатская, Петропавловская, Большерецкая, Верхнекамчатская, Тигильская (5 последних – на Камчатке). В 1810 г. все казаки, служившие в Сибири и на границе с Китаем (пограничные забайкальские команды, составлявшие тогда 3 отделения, или дистанции – Харацайскую, Тункинскую и Цурухайтуйскую), были сведены в городовые команды, находившиеся в ведении Министерства внутренних дел. В 1812 г. из расформированного Камчатского гарнизонного батальона, а также Верхне- и Нижне-Камчатских казачьих команд созданы Камчатская конная и Гижигинская пешая городовые казачьи команды.

В 1822 г., согласно разработанному М.М.Сперанским уставу, команды городовых сибирских казаков были переформированы в 7 городовых казачьих конных полков: Тобольский (команды гг. Тюмень, Тобольск, Тара, Тура, Берёзов, Сургут, Пелым Тобольской губернии), Сибирский татарский (Тобольск, Тюмень, Томск), Томский (Томск, Кузнецк, Нарым), Енисейский (Красноярск, Енисейск, Туруханск), Иркутский, Забайкальский (Нерчинск, Верхнеудинск), Якутский (Якутск, Охотск, Гижигинск). Остальные сибирские казачьи команды получили название станичных казаков, а на прежнем основании сохранились Камчатская и Верхотурская казачьи команды. В 1825 г. все военные поселяне Сибири были обращены в станичные казаки. В 1836 г. Якутский городовой конный казачий полк преобразован в пеший. В 1849 г. Тобольский и Сибирский татарский городовые казачьи конные полки переданы в Военное министерство, причём из Сибирского татарского образован Тобольский конный казачий полк, а из прежнего Тобольского, а также Сибирского линейного №1 батальона и Тобольской, Томской и Туринской инвалидных команд сформирован Тобольский пеший казачий батальон.

В 1851 г. Иркутский и Енисейский городовые конные казачьи полки подчинены Военному министерству, переформированы и названы Иркутским конным казачьи полком (из казаков бывшего городового полка, станичных казаков Иркутского и Нижнеудинского округов и казаков Тункинского отделения китайской пограничной линии, называвшихся также Пограничным казачьим войском [57]), и Енисейским конным казачьим полком (из казаков бывшего городового полка и станичных саянских и абаканских казаков). В том же году Забайкальский городовой конный казачий полк вошёл в состав Забайкальского казачьего войска. В 1861 г. Томский городовой конный казачий полк и Тобольские казачьи: конный полк и пеший батальон включены в состав Сибирского казачьего войска. В 1868–1881 гг. обращены в податное сословие тобольские, томские, калтайские, верхотурские, берёзовские, сургутские и нарымские казаки. А Иркутский и Енисейские полки в 1871 г. были преобразованы в 2 казачьи сотни: Иркутскую и Красноярскую. В 1904–1906 гг. и с 1914 г., в связи с военным временем, они были развёрнуты в казачьи дивизионы трёхсотенного состава. В 1917 г. были созданы Енисейское и Иркутское казачьи войска, упразднённые в конце гражданской войны.

После упразднения городовых полков и команд к 1917 г. сохранились лишь Якутский городовой казачий пеший полк и Камчатская городовая казачья конная команда, подчинённые Министерству внутренних дел. При своей крайней малочисленности Якутский полк контролировал огромную территорию северо-восточной Азии. Его отдельные команды в разное время находились в Якутске, Гижигинске, Охотске, Олёкминске, Верхоянске, Вилюйске, Верхне-, Средне- и Нижне-Колымске, Анадырске, Зашиверске, Жиганске, Усть-Янске, Ожогинске, Аяне, в Удском укреплении, при Алданском перевозе [58]. В середине XIX в. была упразднена Гижигинская сотня и полк стал четырёхсотенным. В течение 1851–1858 гг. гижигинская казачья команда была переведена в подчинение Камчатского военного губернатора, хотя и после этого в Гижигинске продолжали служить якутские казаки [59]. В 1852 г. часть якутских казаков из Охотской сотни была переведена на службу в Петропавловский порт.

Пополнение казачьих войск за счёт представителей различных народов и их совместная служба сглаживали былые противоречия и формировали боевое братство. Оказавшись в новых для себя условиях, русские казаки роднились с местным населением, впитывая в себя лучшие его качества. В свою очередь, представители иных этносов, нёсшие нелегкую казачью службу, приучались к дисциплине и совместно со всеми казаками обеспечивали мир всем народам России [60]. Наиболее активные элементы враждующих порою этносов при иных обстоятельствах могли бы стать ведущими силами сепаратизма, но, образуя единый сплав в казачестве, они же становились оплотом стабильности многонационального государства. В совокупности территории казачьих войск оказались надёжным защитным поясом России, обеспечивавшим её безопасность от беспокойных соседей. При этом, некоторые народы, в силу особенностей своего быта и географического положения, длительное время находились на положении отдельных казачьих войск.

В XVII в. в низовья Волги перекочевали с востока калмыки. Даже вступив в подданство России, они порою совершали набеги на российские селения, но постепенно участие в совместных походах с казаками и регулярными войсками изменило ситуацию, и к концу XVIII в. в десяти различных местах возникли калмыцкие казачьи поселения, в которых проживало 12% всего калмыцкого народа [61]. Ещё в конце 1670-х гг. образовалось такое поселение в Чугуеве, другая группа калмыков в начале XVIII в. кочевала у р. Миус и входила в состав Павловского конного казачьего полка, а впоследствии перебралась вместе с полком в низовья р. Дон. Туда же был переведён Николаевский казачий полк из «охочих людей», пополненный в конце 1720-х гг. калмыками. С января 1737 г. полк стал называться Азовским казачьим, а с 1769 г. – Дмитриевским конно-казачьим, т.к. охранял крепость Св. Димитрия Ростовского. После расформирования полка в 1777 г., служившие в нём калмыки были переданы в состав Войска Донского, но самовольно ушли к группе калмыков, кочевавших у рр. Берда и Каратыш. Тогда в 1778 г. их поселили на Новой Днепровской линии – у границы с Крымским ханством. В 1803 г. бóльшая часть чугуевских и беляевские калмыки были переселены и причислены к Войску Донскому. Последние с 1670-х гг. кочевали у местечка Беляево на р. Самара (приток Днепра), а затем под названием доломановских калмыков служили в Ростовском казачьем полку. В 1801–1806 гг. все проживавшие на Дону калмыки получили казачий статус. Основная их масса обитала в районе рр. Б.Гашун, Сал, Маныч, Б. Куберла – в пределах так называемого «Калмыцкого кочевья» (см. выше).

С 1737 г. началось переселение крещёных калмыков на Закамскую линию. Их центром стала построенная тогда же крепость Ставрополь на Волге. Указами 1737–1738 гг. устройство ставропольских калмыков было приведено к типу казачьих войск, и они назывались казаками Ставропольского ведомства, или Ставропольским калмыцким войском [62]. В 1756–1757 гг. около 3 тыс. калмыков бежало из Джунгарии, разгромленной Китаем, и вскоре они пополнили собою Ставропольское войско (в 1760–1780 гг. именовалось корпусом), состоявшее теперь из 11 рот. Территория ставропольских калмыков находилась в бассейне рр. Черемшан и Сок, в пределах Симбирской губернии. В 1798 г. в Оренбургском и Уральском казачьих войсках, а также в землях башкир, мещеряков (мишарей) и ставропольских калмыков была введена кантонная система управления. Ставропольское калмыцкое войско составило один кантон (округ), а войсковой атаман был и кантонным начальником. По «Положению» 1803 г. Ставропольское войско было обязано выставлять тысячный полк и состояло теперь из 10 рот, делившихся на 34 улуса. По указу 1842 г. ставропольские калмыки подлежали переселению на Новую Оренбургскую линию (см. выше), и в следующем году Ставропольское войско было ликвидировано. В результате эта группа калмыков растворилась по станицам так называемого Новолинейного района и пополнила собою Оренбургское казачье войско.

В 1725 г. началось зачисление калмыков, кочевавших у р. Яик, в состав Яицкого казачьего войска. С 1746 г. калмыков стали зачислять в Оренбургское войско [63]. В 1750 г. был сформирован Астраханский конный казачий полк (ядро будущего войска), в состав которого включили местных казаков, крещёных калмыков и татар. С 1777 г. крещёных калмыков-казаков стали переселять на р. Терек в Моздокский казачий полк [64]. Но самая многочисленная часть калмыков, кочевавших в Астраханской губернии, долго оставалась вне рядов казачества. Лишь в сентябре 1917 г. местные калмыки были приняты в Астраханское казачье войско, а в декабре в урочище Яшкуль было провозглашено создание Калмыцкого казачьего войска [65], но начавшаяся вскоре гражданская война не позволила завершиться этому процессу.

С середины XVI в. вооружённые отряды башкир и мещеряков привлекались для содействия русским войскам, а с 1798 г. они были превращены в военное сословие казачьего типа и образовали 11 башкирских (с 1803 г. – 12) и 5 мещерякских кантонов в Оренбургской, Пермской, Вятской и Саратовской губерниях. В 1834 г. они были объединены в Башкиро-Мещерякское войско, а нижние чины именовались казаками. В 1855 г. в его состав были включены тептяри и бобыли (см. выше), а само войско было переименовано в Башкирское. Продвижение русских границ в Среднюю Азию позволило постепенно освобождать башкир, мещеряков, тептярей и бобылей от несения кордонной службы, а в 1865 г. Башкирское войско было расформировано [66]. Немало башкир и мещеряков участвовало в заселении присоединённых к России степей и было включено в состав Оренбургского, Уральского, Сибирского казачьих войск. А в 1919 г. некоторые лидеры башкирского национального движения объявили об образовании Башкирского казачьего войска, хотя осуществить эту идею им тогда не удалось [67].

Будучи интернациональным по своей природе, казачество всё же состояло и состоит преимущественно из русских и украинских православных людей. В народных представлениях регулярная армия была связана с ненавистной «солдатчиной», палочной дисциплиной, казачество же воспринималось как средоточие вольницы и удали молодецкой. Весьма распространённым явлением поэтому было «искание казачества» закрепощёнными крестьянами, стремившимися доказать своё казачье происхождение и на этом основании освободиться от неволи. Так, в 1855 г. часть Киевской губернии охватила волна «показачивания» крестьян, своеобразно воспринявших манифест о создании сухопутного ополчения.

При недостаточной численности регулярных войск во время тяжёлых войн правительство вынуждено было использовать подобные настроения для формирования ополчений, принимавших порою форму казачьих. Так, в 1788 г. для участия в войне против Швеции генерал Салтыков создал Ямской казачий полк (1000 чел.) из ямщиков Вологодской, Костромской, Московской, Новгородской, Псковской, Смоленской, Тверской и Ярославской губерний (расформирован в 1797 г.) [68]. А в 1812 г., на основании манифеста о созыве внутреннего ополчения от 18 июля, в самых различных регионах страны были созданы формирования, названные казачьими: граф Дмитриев-Мамонов создал из своих людей Московский казачий полк (с 1813 г. – уланский, в 1814 г. расформирован); в Петербургской губернии созданы 1-й казачий регулярный волонтёрский полк (вначале назывался «Волонтёрным графа Доливейра», а затем «Волонтёрным Яхонтова») и 2-й, именовавшийся также «Волонтёрным Боде» (оба полка расформированы в 1814 г.); в Московской губернии были сформированы – 1 конный и 8 пеших казачьих полков, в Тверской – 1 конный и 5 пеших, в Ярославской – 1 конный и 4 пеших, во Владимирской – 6 пеших, в Рязанской – 1 конный и 4 пеших, в Калужской – 1 конный и 5 пеших, в Симбирской – 1 конный, в Полтавской – 13 конных и 7 пеших, в Черниговской – 3 конных (не считая упоминавшихся выше 15 малороссийских конных казачьих полков из Полтавской и Черниговской губерний!), в Лифляндской – 1 конный, в Тульской – 2 конных, 4 пеших полка и 2 конно-артиллерийских полуроты, в Вятской – 3 сотни конных казаков, в Херсонской – пятисотенная казачья дружина Бугских казаков и казачий эскадрон, созданный помещиком В.П.Скаржинским. Все эти части были распущены по домам 28 октября 1814 г. [69]. Если вспомнить казаков-землепроходцев, осваивавших Сибирь в XVII в., основная масса которых происходила из северных русских земель (в том числе поморы), а также многочисленных крестьян и отставных солдат из самых различных местностей России, пополнявших ряды казачества, то становится понятным, насколько глубокий смысл содержится в словах Л.Н.Толстого – «вся история России сделана казаками».

Судьбы русского и украинского казачества во многом оказались различны. Если первое из них царское самодержавие стремилось превратить в свою опору и использовать для укрепления российских границ и поддержания внутреннего порядка, то второе вызывало подозрения в сепаратизме (ибо украинское казачество имело опыт создания своей государственности в XVII в.). К тому же наличие казачества на Украине воспринималось властями как препятствие в расхищении помещиками богатейших земель и закрепощении местного крестьянства. Исчезновение угрозы татарских набегов из Крымского ханства позволило вскоре приступить к ликвидации казачества на Украине. Напротив, напряжённая обстановка на азиатских рубежах России, бесконечная война на Кавказе, – всё это вызывало потребность в укреплении казачьих войск, территории которых прикрывали Россию от ударов.

Память о казачьем прошлом и о старых казачьих вольностях оказалась неистребимой, и в 1917 г. во многих местностях Украины и Кубани возникло массовое «вольно-казачье» движение. Ещё раньше, в преддверии первой мировой войны, популярность казачества в народе породила идею в Галиции создать украинские национальные формирования в составе австро-венгерских войск для борьбы против России, в надежде добиться в перспективе автономии или даже независимости Украины. Этому предшествовало создание ряда общественно-политических организаций – Украинского Сечевого Союза, Общества Сечевых стрелков и т.д., с весны 1914 г. во Львове издавались «Запорожские вести», а в начале войны был сформирован Легион Украинских сечевых стрелков (УСС) «для вооружённой расправы с москалями», состоявший из куреней и сотен, «Кош УСС», «Сводная станица УСС» [70]. В дальнейшем, создавая свои вооружённые силы, Центральная Рада Украинской Народной Республики ввела казачьи звания, наименования подразделений, атрибутику и элементы униформы. Эти же традиции использовались Украинской Державой гетмана П.П.Скоропадского и Директорией. В 1938–1939 гг. существовала так называемая «Карпатская Сечь» – вооружённые силы автономной Карпатской Украины в составе Чехословакии, на короткий срок ставшей самостоятельной Карпатской Украинской Республикой [71] и ликвидированной венгерскими войсками. С началом вторжения фашистских войск в СССР, украинские националисты создали «Полесскую Сечь», самораспустившуюся 16 февраля 1942 г. [72]. Бандеровская Украинская Повстанческая Армия также использовала казачью терминологию. Однако внедрить казачьи традиции на Западной Украине не удалось.

В отличие от Украины, территории каждого из казачьих войск России в 1917 г. представляли собой единую земельную общину со сложившейся структурой самоуправления. В условиях начавшегося развала страны и гражданской войны некоторые казачьи войска создавали свои государственные образования [73], оказавшиеся в тех условиях нежизнеспособными. В Советской России и СССР, как известно, проводилась политика расказачивания, сопровождаемая чудовищными репрессиями. Произвольно перекраивались границы союзных республик и различных автономных образований, в результате чего казаки оказывались на территории Казахстана, Чечни, Адыгеи, Карачая и т.д. на положении людей второго сорта, ибо приоритет отдавался развитию «титульных наций». Вместе с тем, в 20–30-е годы в казачьих регионах комплектовались кавалерийские части, в которых значительную часть личного состава представляли казаки, а в 1936 г. ЦИК СССР отменил для казачества все ранее существовавшие ограничения в отношении их службы в Красной Армии, после чего на Дону, Кубани, Тереке и в Оренбуржье началось создание казачьих территориальных кавалерийских дивизий [74]. В период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. было создано немало новых, в т.ч. добровольческих, казачьих кавалерийских и пластунских частей, что объяснялось как военной необходимостью, так и политическими соображениями. После войны все они были расформированы. Возрождение казачества началось в СССР лишь в 1989 г., причём в России этот процесс сразу стал гораздо более массовым движением, чем на Украине.

Десятилетиями правящая в Украинской ССР коммунистическая номенклатура пресекала «излишний» интерес общественности к казачеству, и лишь весной 1991 г. в Харькове при Украинском фонде культуры была создана инициативная группа для возрождения слободского казачества, в августе в Коммунарске (ныне – г. Алчевск Луганской области Украины) появилось Алчевское землячество казаков во главе с атаманом, в декабре того же года на острове Хортица состоялась Кошевая Рада Запорожского казачества, а в Киеве гетманом Украины был избран В.М.Чорновил [75]. Так началось возрождение украинского казачества на современном этапе. Эти и созданные позднее казачьи структуры носят характер общественных организаций, не являются частью вооружённых сил Украины, не претендуют на какую-либо территориальную автономию и пользуются поддержкой официальных властей. В Казахстане, напротив, власти относятся враждебно к возрождению казачьих сообществ, подвергая дискриминации его представителей даже на территориях, где столетиями жили не казахи, а уральские и сибирские казаки, не говоря уже о семиреченских. И только в России казачье движение привело к возрождению на новой основе реально действующих казачьих войск и иных территориальных обществ. К концу 1999 г. только в государственный реестр внесено 10 войсковых и 7 отдельских казачьих обществ общей численностью около 500 тыс. человек. Казаки ныне несут службу в 17 казачьих соединениях и воинских частях, на 14 сторожевых кораблях, на 42 пограничных заставах [76]. Территориально современные казачьи войска и общества России охватывают самые разные местности, далеко выходя за пределы исторических территорий дореволюционных казачьих войск, ибо вследствие репрессивных депортаций и прочих явлений советской истории многочисленные представители казачества расселились по всей России и далеко за её пределами. Однако потенциал казачества современные российские власти используют явно недостаточно и нерационально. Во многом это объясняется разнородностью самого казачьего движения, но не меньшую роль играет сущность современного правящего режима, стремящегося превратить казачество лишь в послушный инструмент внутренней политики.

Примечания.

1. Голобуцький В.О. Запорозьке козацтво. К., 1994. С.104.
2. Иловайский Д. История России. Собиратели Руси. М., 1996. С.233-234, 506.
3. Голобуцький В.О. Вказ. праця. С.110.
4. Там же. С.124.
5. Там же. С.130.
6. Телегiн Д.Я. Часи козацькі. Сiчi Запорозькі. К., 1997. С.74-75; Чухлiб Т. Микитинська Сiч (1639-1652 рр.). // Козацькі Сiчi (нариси з історії українського козацтва XVI–XIX ст.). К.–Запорiжжя, 1998. С.67.
7. Телегiн Д.Я. Вказ. праця. С.83.
8. Історiя українського вiйська. [Т.1]. Львiв, 1992. С.278-279.
9. Голобуцький В.О. Вказ. праця. С.495.
10. Сапожников И.В. Материалы по исторической географии дельты Дуная (к 170-летию ликвидации Задунайской Сечи). Одесса–Ильичёвск, 1998. С.12.
11. Україна. Історичний атлас. 8 клас. К., 1998. С.19. Карта 5.
12. Сапожников И.В. Указ. соч. С.13.
13. Там же. С.16.
14. РГВИА. Ф.330. Оп. 64. № 230. Карта земель Новороссийского казачьего войска. 1857 г.; Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Бессарабская область. Ч.1–2. Сост. А.Защук. СПб., 1862. Карта.
15. Радянська енциклопедiя iсторiї України. Т.3. К., 1971. С.251.
16. РГВИА. Ф.330. Оп.64. № 29. План, представляющий часть греческих земель Мариупольской округи. С показанием отмежеванных из оной земель Всемилостивейше пожалованных Азовскому войску...1836 г.; Там же. № 30. План земли Азовского казачьего войска.
17. Сапожников И.В. Указ. соч. С.25-26; Радянська енциклопедiя iсторiї України. Т.1. К., 1969. С.36; Отечественная история: История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Т.1. М., 1994. С.37.
18. Шишмарев В.Ф. Романские поселения на юге России. Л., 1975. С.34-35, 46.
19. Подсчитано по: РГВИА. Ф.405. Оп.1. Д.8. Лл.185–195 об., 222.
20. Казин В.Х. Казачьи войска: Справочная книжка императорской Главной Квартиры. Репринтное издание. [Б.м.], 1992. С.16.
21. Там же. С.17; Шишмарев В.Ф. Указ. соч. С.65.
22. Казин В.Х. Указ. соч. С.30.
23. Там же. С.13–15.
24. Мининков Н.А. Донское казачество в эпоху позднего средневековья (до 1671 г.). Ростов н/Д., 1998. С.50–51.
25. Там же. С.51.
26. Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов н/Д., 1961. С.214.
27. Атлас Ростовской области. М., 1973. С.30.
28. Пронштейн А.П. Указ. соч. С.31.
29. Там же. С.28.
30. Агафонов А.И. Область Войска Донского и Приазовье в дореформенный период. Ростов н/Д., 1986. С.22.
31. Шовунов К.П. Калмыки в составе российского казачества (вторая половина XVII–XIX вв.). Элиста, 1992. С.38, 41.
32. Пронштейн А.П. Область Войска Донского // Советская историческая энциклопедия. Т.10. М., 1967. Стб.395; Шовунов К.П. Указ. соч. С.72–74.
33. Шовунов К.П. Указ. соч. С.95–96.
34. Агафонов А.И. Указ. соч. С.40.
35. Подробнее см.: Сень Д.В. Социальная и военно-политическая история некрасовских казаков (1708 г. – конец 1920-х гг.): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Краснодар, 1999.
36. Казин В.Х. Указ. соч. С.215. Согласно «Советской исторической энциклопедии» Яицкий городок был перенесен на место современного Уральска в 1613 г. (Т.14. М., 1973. Стб.856).
37. Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до ХХ века. М., 1996. С.326–327.
38. Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Т.2. М., 1996. С.338.
39. Казачий городок Сакмарск был основан яицкими казаками в конце XVII в. (См.: История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов XIX в. Уфа, 1997. С.185. М.К. Любавский считал датой его основания 1725 г. – См.: Любавский М.К. Указ. соч. С.330), но позже Сакмарская станица была причислена к Оренбургскому войску.
40. Казин В.Х. Указ. соч. С.217–218.
41. Проран – узкий залив, лиман, далеко вдающийся в сушу, узкая протока между островками или рукавами реки. См.: Мурзаев Э.М., Мурзаева В.Г. Словарь местных географических терминов. М., 1959. С.183–184.
42. Бекмаханова Н.Е. Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии. Последняя четверть XVIII – 60-е годы XIX в. М., 1980. С.103–104. У Н.Е.Бекмахановой название форта Сломихина дано неточно.
43. Казин В.Х. Указ. соч. С.236. В энциклопедии «Отечественная история...» указан 1738 г. как дата создания Исетского войска (См.: Т.2. С.384).
44. История Оренбуржья: Учеб. пособие. Оренбург, 1996. С.101.
45. Худобородов А.Л. Нагайбаки (Из истории казачества Урала). Челябинск, 1992. С.5–6.
46. Бобыли – сословная податная категория, сложившаяся из переселившихся в башкирские земли «припущенников» – марийцев, татар, чувашей, удмуртов и мордвы. Из припущенников сформировалось и сословие тептярей, известное только в Башкирии. См.: История Башкортостана... С.202–203.
47. Ивонин А.Р. Городовое казачество Западной Сибири в XVIII – первой четверти XIX в. Барнаул, 1996. С.5.
48. Атлас Азиатской России. СПб., 1914. Карты №№ 34, 37.
49. Н.Е.Бекмаханова пишет, что в 1850 г. из Сибирского линейного войска выделилось Семиреченское казачье войско, размещавшееся в Семиречье и Зайсанском крае, но в другом месте монографии указывает 1867 г. (Бекмаханова Н.Е. Указ. соч. С.185, 193).
50. Ярков А.П., Галицкий В.Я. Казачество Кыргызстана: История и традиции // Урало-сибирское казачество в панораме веков. Томск, 1994. С.76.
51. Смирнов Н.Н. Слово о забайкальских казаках: Исторический очерк-хроника. Волгоград, 1994. С.27–28.
52. Сергеев О.И. Казачество на русском Дальнем Востоке в XVII–XIX вв. М., 1983. С.38.
53. Смирнов Н.Н. Указ. соч. С.35, 38.
54. Уссурийское войско: история и современность. Владивосток, 1999. С.15, 19, 47.
55. Ивонин А.Р. Указ. соч. С.25-27 и др.
56. Смирнов Н.Н. Указ. соч. С.29; К.М. Иркутские городовые казаки // Иркутский казак [Вып.2]. 23 апреля – 6 мая 1935 г. Харбин, 1935. С.28.
57. Малых К.[С.] Тункинский острог и тункинские казаки // Иркутский казак. [Вып.2]. С.22.
58. Чертков А.С. Якутское казачество во второй половине XIX – начале ХХ вв. М., 1996. С.20-21, 24.
59. Там же. С.22–23.
60. Смирнов Н.Н. Указ. соч. С.380; Иванов В.Д. Исторический опыт взаимоотношений уссурийских казаков с приграничным населением сопредельных территорий (Вторая половина XIX – начало ХХ века) // Первая общероссийская научно-практическая конференция «Казачество как фактор исторического развития России». Санкт-Петербург, 19–21 ноября 1999 г.: Документы и материалы. СПб., 1999. С.109–110; Омельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991. С.131; Судавцов Н.Д. Национальные основы формирования казачества // Возрождение казачества (история, современность, перспективы). Тезисы докладов... Ростов-на-Дону, 1995. С.29–30; Матвеев В.А. Казачество северокавказской окраины в системе российских государственных отношений: история и современность // Там же. С.54.
61. Шовунов К.П. Указ. соч. С.63–64.
62. Н.Е.Бекмаханова почему-то считает датой основания Ставропольского калмыцкого войска 1708 г. (См.: Бекмаханова Н.Е. Указ. соч. С.115).
63. Бекмаханова Н.Е. Указ. соч. С.115.
64. Шовунов К.П. Указ. соч. С.42–55, 58, 60–65 и др.
65. Ленивов А. К истории образования Калмыцкого казачьего войска в 1917 году (Историческая справка) // Голос казака: Журнал возрождения казачества. Ростов н/Д., 1993. №1. С.11.
66. История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов XIX в. Уфа, 1997. С.341–362.
67. Трут В.П. Проекты организации новых казачьих войск в начале ХХ века и попытки их образования в 1917–1919 годах // Первая общероссийская научно-практическая конференция «Казачество как фактор исторического развития России». Санкт-Петербург, 19–21 ноября 1999 г.: Документы и материалы. СПб., 1999. С.219.
68. Казин В.Х. Указ. соч. С.32.
69. Там же. С.35–36.
70. Історія українського війська (від княжих часів до 20-х років ХХ ст.). Львів, 1992. С.297, 345, 353.
71. Історія українського війська. 1917–1995. Львів, 1996. С.468–481.
72. Там же. С.510.
73. Венков А.В. Казачьи государственные образования в 1917–1918 годах // Первая общероссийская научно-практическая конференция «Казачество как фактор исторического развития России». Санкт-Петербург, 19–21 ноября 1999 г.: Документы и материалы. СПб., 1999. С.71–72.
74. Воскобойников Г.Л. Казачество в Красной Армии в 20-е – 30-е гг. ХХ в. // Кубанское казачество: три века исторического пути. Краснодар, 1996. С.51–54; Перехов Я.А. Казачество и Красная Армия (20-е гг.) // Там же. С.185–187.
75. Таболина Т.В. Возрождение казачества. 1989–1994. Истоки. Хроника. Перспективы. Т.I. М., 1994. С.606, 612, 619.
76. Макаров В.В. Казачество и власть: путь к очевидному // Первая общероссийская научно-практическая конференция «Казачество как фактор исторического развития России». Санкт-Петербург, 19–21 ноября 1999 г.: Документы и материалы. СПб., 1999. С.15.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // История административного деления

Рейтинг@Mail.ru