Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

П.П. Короленко о российской колонизации Северо-Западного Кавказа

20.07.2011. Количество просмотров: 227

Л.В. Бурыкина, кандидат исторических наук,
доцент кафедры отечественной истории Адыгейского государственного университета,
старший научный сотрудник Адыгейского республиканского
ордена «Знак Почета» института гуманитарных исследований им. Т. Керашева

Северо-Западный Кавказ с момента его освоения человеком до настоящего времени привлекает к себе внимание исследователей не только благодатным климатом и богатейшими природными условиями, но и значимостью для государственной экономики, своеобразием социальной и этнической структуры, богатством и яркостью историко-культурного наследия. Изучение истории региона профессионалами и краеведами, начало которого связывают с переселением запорожцев и донцов в Прикубанье на рубеже ХVIII–ХIХ вв., имеет устойчивые и многоплановые традиции [1].

Одним из выдающихся исследователей истории Северо-Западного Кавказа был архивариус войскового архива Кубанского казачьего войска Прокофий Петрович Короленко (1834–1912 гг.). Родился он в станице Павловской в семье черноморского казака. Получив домашнее образование, службу начинал рядовым казаком [2]. Его перу принадлежат более тридцати работ, посвященных российской колонизации Северо-Западного Кавказа: «Черноморцы» (СПб., 1874), «200-летие Кубанского казачьего войска» (Харьков, 1896), «Некрасовские казаки» (Екатеринодар, 1899), «Первоначальное заселение черноморскими казаками Кубанской земли» (Известия общества любителей изучения Кубанской области. Екатеринодар, 1899. Вып. 1), «Атаманы бывшего Черноморского (ныне Кубанского) казачьего войска» (Кубанский сборник. Екатеринодар, 1891. Т. 2), «Горские поселенцы в Черномории» (Известия общества любителей изучения Кубанской области. Екатеринодар, 1902. Вып. 3), «Турецкие эмигранты в Кубанской области» (Кубанский сборник. Екатеринодар, 1905. Т.11), «Материалы по истории Кубанского казачьего войска» (Кубанский сборник. Екатеринодар, 1908. Т. 13), «Переселение казаков за Кубань. Русская колонизация на Западном Кавказе» (Кубанский сборник. Екатеринодар, 1911. Т. 16) и др.

На протяжении всей научной деятельности П.П. Короленко состоял членом пяти научных обществ: Общества любителей изучения Кубанской области (ОЛИКО), Кубанского областного статистического комитета (КОСК), Одесского общества истории и древностей (ООИД), Харьковского историко-филологического общества (КИФО), Таврической Ученой Архивной комиссии (ТУАК).

В 1879 г. был организован и начал работу КОСК. Значительная часть его научно-краеведческой деятельности была связана с исторической проблематикой. В комитете работали известные историки-краеведы Ф.А. Щербина, Е.Д. Фелицын, В.С. Шамрай и др. По данным адрес-календаря Кубанской области, Короленко занимал должность помощника председателя и был почетным членом комитета [3]. С начала работы комитет стал регулярно выпускать «Кубанские сборники» и «Кубанские календари». В 1911 г. в «Кубанском сборнике» была опубликована одна из лучших работ историка, посвященная переселению казаков за Кубань [4].

В 1897 г. в Екатеринодаре было создано ОЛИКО. В работе общества была заметна деятельность товарища председателя правления П.П. Короленко. По воспоминаниям Б.М. Городецкого, «это человек уже почтенного возраста, всегда задумчивый и малоразговорчивый» [5]. По инициативе Короленко ОЛИКО проделало большую работу по сохранению и перевозке в Екатеринодар станичных архивов [6]. В декабре 1899 г. Прокофием Петровичем на заседании общества был прочитан доклад «О необходимости собирания архивных материалов по истории Кубанских казаков». Историк эту проблему остро чувствовал, так как сам был архивариусом. На ХII Археологическом съезде в Харькове в 1902 г. им был прочитан доклад «Войсковой архив Кубанского казачьего войска», вызвавший огромный интерес [7]. Как видный деятель, внесший вклад в изучение истории края, П.П. Короленко в мае 1900 г. был избран почетным членом ОЛИКО [8]. По просьбе правления общества Короленко написал труды «Первоначальное заселение черноморскими казаками Кубанской земли», «Екатеринодарский войсковой сбор», «Горские поселенцы в Черномории» и др. [9]. Характерной чертой исторических исследований П.П. Короленко является то, что они базируются на богатейшем архивном материале.

В работе «Первоначальное заселение черноморскими казаками Кубанской земли» Короленко подчеркивает, что в 1792 г. российское правительство приступает к практической реализации плана военно-казачьей колонизации Правобережной Кубани. Его составной частью являлось переселение черноморских казаков на остров Тамань, формально пожалованный войску еще в январе 1788 г. Однако делегация черноморцев, отправленная в марте 1792 г. в Санкт-Петербург, ходатайствовала о выделении большего количества земель. Вместо скромной Тамани войско претендовало на земли всего Кубанского края между двух морей до донских пределов и Моздокской линии. На весну 1792 г. было намечено передвижение казачьих судов на Тамань. Но в мае поступило донесение от генерала-аншефа Коховского с подробным описанием Тамани, в котором отмечалось, что этих земель для Черноморского войска будет явно недостаточно. В результате высочайшей грамотой от 30 июня 1792 г. войску Черноморскому в вечное владение пожаловали «остров Фанагорию, со всей землей, лежащей на правой стороне Кубани, от устья ея к Усть-Лабинскому редуту, так чтобы с одной стороны р. Кубань, с другой же Азовское море до Ейского городка служили границей войсковой земли» [10].

Проект о переселении казаков на Кубань, по мнению П.П. Короленко, преследовал несколько целей: во-первых, черноморские казаки сменяли русские регулярные полки на южных рубежах, где русские помещики неохотно брались за освоение земель, ибо постоянно над ними витала угроза со стороны турок и адыгов Северо-Западного Кавказа; во-вторых, царизм устранял с Украины беспокойный казачий элемент, который еще не утратил былых традиций запорожской вольницы и причинял немало неприятностей местным помещикам и петербургской знати; в-третьих, имперское правительство надеялось, что казаки, поставленные в совершенно другие условия, будут вынуждены усердно нести пограничную службу на Кубани уже хотя бы потому, что им придется защищать от набегов свои семьи, свои казачьи селения и что в новом колонизируемом крае от былой запорожской строптивости не останется и следа [11].

П.П. Короленко рассматривает переселение черноморцев на Кубань под командованием капитан-бригадира П. Пустошкина, войскового полковника К. Кордовского, атамана З. Чепеги, войскового судьи А. Головатого, полковников И. Юзбаши и Л. Тиховского, А. Шульги, полкового есаула Черненко, полкового хорунжего Орлова и войскового есаула Сутыги по двум направлениям: через Тамань и с севера через р. Ею. Первые 38 черноморских куреня получили прежние, Сечевые названия. Общее число переселенцев-казаков в Черномории к концу 1794 г. составило 25 тысяч человек [12]. Вместе с тем текучесть казачества в Черномории была довольно значительной. Это объяснялось и трудностями процесса переселения, и очень большими потерями в результате болезней и стычек с адыгами. П.П. Короленко отмечает, что убийственный климат прикубанских болот, высокая влажность воздуха, обилие комаров и как следствие — повальные эпидемии малярии среди поселенцев, пустынная местность, безлюдье, отсутствие путей сообщения с населенными местностями убивали дух черноморцев, изнуренных и обедневших далеким переселением. По далеко неполным данным эти потери определялись 15% всего населения и без того немногочисленного края [13].

Вместе с тем расселение казачества на землях Северо-Западного Кавказа возрастало. Несмотря на то, что целью поселения казаков в регионе была охрана границы, каковой являлось течение р. Кубань, черноморцы не сбились исключительно к этой реке, а расселились по всей «пожалованной» им территории от Кубани до Еи. Приходившие в последствии казаки размещались или по первым 40 куреням или по новым, учреждавшимся смотря по надобности.

В предисловии к работе «Переселение казаков за Кубань. Русская колонизация на Западном Кавказе» П.П. Короленко подчеркивает, что цель его труда – «собрать возможно более материалов о переселении казаков Кубанского войска в Закубанский край и выяснить те события, какие происходили при этом переселении» [14]. При этом автор опирается на документы, добытые им в течении сорока девяти лет. Автор скрупулезно анализирует основные проекты колонизации Закубанья, как реализованные, так и несбывшиеся, уделяя особое внимание инициативам генералов А.И. Баратинского, Д.А. Милютина, Н.И. Евдокимова по усилению темпов колонизации «русским элементом» закубанских земель.

Переселенцев ожидали трудности, связанные с неудобным расположением станиц. Нередко отсутствовал даже колесный путь к станице, царило бездорожье. Трудно было подвести провиант, особенно в горной местности. Хлебопашество возможно было лишь на низменных местах, в основном в ущельях горных рек. Горные реки во время сильных дождей, выходя из берегов, уносили весь неубранный хлеб и заготовленное сено новоселов. Из-за недостатка корма, перемены климата и диких зверей наблюдался значительный падеж рогатого скота. Изнуряли переселенцев сильнейшие неурожаи в горной местности. Слабое питание, непривычный климат, уныние и тоска от безотрадной жизни часто вели к болезням и смерти новоселов. Особенно тяжелым было положение станиц, основанных у морских берегов. Зная о таких бедствиях, некоторые из переселенцев, дойдя до предгорий, не хотели идти далее в горы, но местное начальство «не церемонилось уже с такими и гнало их насильно в те места, которые были уже им назначены для постоянного места жительства» [15].

Несмотря на трудности и лишения, 1861–1864 гг. были временем усиленной колонизации Северо-Западного Кавказа, стремящейся не только охватить весь край, но и «очистить» труднодоступные его части от адыгов. Всего с 1861 по 1865 гг. в Закубанский край было переселено до 16 000 семейств, то есть почти столько, сколько требовалось «Положением о заселении предгорий Западной части Кавказского хребта Кубанскими казаками и другими переселенцами из России» (17 000 семейств) [16].

П.П. Короленко отмечает, что с занятием предгорий Кавказа заканчивается военно-казачья колонизация исследуемого региона. Дальнейшее расселение казачества по краю является уже результатом внутреннего перераспределения наличного населения. Российское правительство, осуществляя политику военно-казачьей колонизации, стремилось создать для себя на Северо-Западном Кавказе не только прочную социальную базу, но и иметь постоянный источник военных сил для дальнейшего укрепления своего политического и экономического положения в этом регионе. П.П. Короленко называет казаков «вечными пионерами русских окраин» [17].

П.П. Короленко внес существенный вклад в исследование истории колонизации Северо-Западного Кавказа. Главным достоинством его трудов является накопленный им огромный фактический материал, что позволяет относиться к ним как к самостоятельному историческому источнику.



Примечания:


1. История Кубани: Библиографический указатель литературы, вышедшей в досоветский период. Краснодар, 1992.
2. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 670. Оп. 1. Д. 19. Л.л. 17,18.
3. Адрес-календарь // Кубанский календарь на 1898 г. Екатеринодар, 1898. С. 39.
4. Короленко П.П. Переселение казаков за Кубань. Русская колонизация на Западном Кавказе // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1911. Т. 16. С. 265–576.
5. Городецкий Б.М. Общество любителей изучения Кубанской области за 25 лет существования (1897 – 16 октября 1922) // Известия ОЛИКО. Краснодар, 1922. Вып. VII. С. 12.
6. Там же. С. 15.
7. Короленко П.П. Войсковой архив Кубанского казачьего войска // Труды Археологического съезда в Харькове 1902 г. М., 1905. С. 63–92.
8. Протоколы заседаний ОЛИКО // Известия ОЛИКО. Екатеринодар, 1901. Вып. 3. С. 10.
9.Известия ОЛИКО. Екатеринодар, 1899. Вып. 1. С. 53–63, 69–74.
10.ГАКК. Ф. 254. Оп. 1. Д. 312. Л. 29.
11. Короленко П.П. Первоначальное заселение черноморскими казаками Кубанской земли // Известия общества любителей изучения Кубанской области. Екатеринодар, 1899. Вып. 1. С. 38, 39.
12. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 163. Л. 7.
13. Короленко П.П. Атаманы бывшего Черноморского (ныне Кубанского) казачьего войска // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1891. Т. 2. С. 4, 5.
14.Короленко П.П. Переселение казаков за Кубань... С. 265.
15.Там же. С. 395.
16.Там же. С. 501.
17.Там же. С. 292.



Источник: Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 5/ред.-сост.: М.Е. Галецкий, Н.Н. Денисова, А.Ю. Муляр; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; Отдел славянской культуры Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т. Керашева. – Майкоп: ООО «Качество», 2010.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // Переселение и обустройство

Рейтинг@Mail.ru