Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Переселение Черноморского казачьего войска для защиты южных рубежей Российской империи

04.11.2011. Количество просмотров: 568

Л.Д. Федосеева, кандидат исторических наук,
доцент кафедры Отечественной истории
Адыгейского государственного университета

Во второй половине XVIII в. обострилась борьба России с Османской империей из-за черноморской проблемы. В этой борьбе Северо-Западный Кавказ рассматривался Портой как плацдарм для нападения на Россию с юга и дальнейшего продвижения на Кавказ. Русско-турецкая война должна была решить, где будет проходить граница, кто будет командовать на Северо-Западном Кавказе. По окончании русско-турецкой войны 1768–1774 гг. был заключен Кючук-Кайнарджийский договор, по которому Россия получала выход к Черному морю, и восстанавливались ее права на Азов. Ногайцы, которые кочевали на правобережье Кубани, были признаны независимыми от Османской империи. Но Турция не смирилась с поражением. Крымский хан Давлет-Гирей в 1775 г. отказался признать подписанный с Россией договор. В ответ на это в декабре 1776 г. Екатерина II решает создать прочную линию укреплений по р. Кубань. В 1777 г. туда был послан А.В. Суворов. За короткий срок была создана целая сеть крепостей, под прикрытием которых жители Прикубанья вели торговлю лошадьми, скотом, маслом и другим товаром.

Таким образом, турецкий султан в 1779 г. был вынужден подтвердить условия Кючук-Кайнарджийского договора, однако, маневры в регионе продолжались. В декабре 1783 г. после удачных действий российских войск под командованием А.В. Суворова Турция подписала соглашение о разделе сфер влияния на Северо-Западном Кавказе, по которому все правобережье Кубани отходило России. Указом от 28 февраля 1792 г. российское правительство приняло под протекторат народы Северного Кавказа. В повестку дня встали вопросы укрепления новой границы по р. Кубань и освоения присоединенных территорий. В связи с этим Екатерина II приняла решение о переселении на правобережье Кубани Черноморского казачьего войска, сформированного в 1787 г. из казаков Запорожской Сечи, прекратившей свое существование в 1775 г.

После официального утверждения Черноморского казачьего войска Екатерина II поручила в 1788 г. Г.А. Потемкину решить вопрос о войсковой территории по собственному усмотрению, но с учетом желаний казаков, якобы хотевших поселиться в «Керченском куту или на Тамани» [1].

Выделяют несколько причин переселения казаков. Одной из них являлось то, что Тамань в те времена была совершенно заброшенным местом. На эту территорию никто не претендовал. «С одной стороны к этой местности прилегали владения воинственных черкесов, с другой омывало ее море, с третьей проходил лишь правительственный тракт из России на Кавказ и только с четвертой, северной стороны от России и на некотором расстоянии от границ таманских окрестностей, находились владения Донского казачества. Местность, следовательно, была обособленная, изолированная, и едва ли были охотники поселиться в соседстве с черкесами, а донцы имели свои земли …» [2].

Черноморская земля хранила в себе естественные богатства. В прежние времена многие казаки часто посещали эти места. Они ходили на Азовское побережье с промысловыми целями, занимались здесь рыболовством и звериной охотой. Много раз и турецкое, и русское правительства удаляли запорожцев с этой территории. Таким образом, Тамань всегда привлекала своими удобными и плодородными землями.

Главной же причиной переселения казаков была необходимость охранять новую государственную границу Российской империи от воинственных местных народов. Перечисленные причины подкреплялись тем, что черноморцы, в свою очередь, имели неустойчивый статус на Буге и Днестре.

Конечно же, переселить такую огромную массу людей было очень сложной задачей. Поэтому правительство стремилось выработать четкий план переселения. Для составления топографического описания земель была послана делегация во главе со старым запорожцем, премьер-майором Мокием Семеновичем Гуликом, которая 8 июня 1792 г. составила подробную инструкцию. В ней были отмечены пределы территории, на которую претендовали казаки. М.С. Гулик составил первое статистическое описание края. Этот документ представлял собой таблицу из пяти вертикальных граф, в каждой из которых сосредотачивались различные сведения. В первой –отмечены места стоянок, названия рек, лиманов, озер, а также расстояние между ними. Во второй – вычислена приблизительная площадь; в третьей – качество воды, в четвертой – описание растительности, в пятой – хозяйственная пригодность степей. Эти сведения позволяли лучше ориентироваться при заселении территории. Племена ногайцев, по предложению Г.А. Потемкина, переселялись частью на р. Куму, частью – на левый берег р. Молочные Воды.

Екатерина II удовлетворила требования казаков двумя грамотами от 30 июня и 1 июля 1792 года. «…Мы потому, желая воздать заслугам войска черноморского, утверждением всегдашнего его благосостояния и доставлением способных к благополучному пребыванию всемилостливейше пожаловали оному в вечное владение состоящий в области Таврической остров Фанагория со всей землею, лежащей на правой стороне р. Кубани от устья ее к Усть-Лабинскому редуту, так, чтобы с одной стороны р. Кубань, а с другой же – Азовское море до Ейского городка служили границей войсковой земли» [3].

Жалованная грамота являлась весьма неопределенной. Точно обозначались лишь западные и северные границы территорий. Остальные же разграничения Екатерина II поручала Кавказскому, Таврическому и Екатеринославскому губернаторам с участием депутатов Черноморского и Донского казачьих войск. Общая площадь пожалованных земель составила 30691 квадратную версту. Екатерина II также даровала казакам право свободной торговли вином, войсковое знамя и различные регалии. В то же время екатерининская грамота ограничивала часть традиционных казачьих свобод, подчиняя войско российской государственной системе. «Желаем мы, чтобы земское управление сего войска, для лучшего порядка и благоустройства, соображаемо было с изданным от нас учреждениями об управлении губерний. Мы предоставляем правительству войсковому расправу и наказания впадающих в погрешности в войске, но важных преступников повелеваем для осуждения по законам отсылать к губернатору Таврическому», – отмечалось в грамоте [4].

Правительство выдало 30 тысяч рублей для переселяющихся в Черноморию казаков. Особенно много выделялось вдовам с детьми, которые потеряли своих мужей в сражениях. Все военнослужащие казаки получали пропитание по сентябрь 1793 г.

Екатерина II 13 июля 1792 г. благословила черноморцев на переселение хлебом-солью. На этом приеме А. Головатый дал клятву не только царице, но и всей России. Он произнес вещие слова: « Мы воздвигнем грады, населим села, сохраним безопасность пределов. Наша преданность и усердие…, любовь к Отечеству пребудут вечно…» [5]. И казаки сдержали клятву.

Переселение началось еще до получения грамоты Екатерины II. Состояние местности, куда предстояло переселяться, соответствовало хозяйственному укладу и занятиям бывших запорожцев. Кубань и другие реки изобиловали разными породами рыбы. На болотах обитала различная птица – гуси, лебеди, журавли, кулики. В лесах водились лисицы, зайцы, свиньи. Земля была богата великолепными пастбищами. Степной чернозем был очень пригоден для выращивания зерновых.

Переселение шло двумя путями. Первым на Тамань прибыл казачий флот с артиллерией под командованием Саввы Леонтьевича Белого. Флотилия состояла из 51 судна. С С.Л. Белым прибыли 3 847 человек в сопровождении бригадира и капитана флота Павла Васильевича Пустошкина. 15 августа 1792 г. из Петербурга прибыл А. Головатый. А уже 25 августа черноморцы прибыли к берегам Тамани. С этого дня казаки начали устраиваться на новой родине. Пушки и артиллерийские припасы сосредотачивались в крепости Фанагории. Часть казаков отправилась для наблюдения за черкесами в устье Кубани. За морскими переселенцами двинулись два пехотных полка под командованием Константина Кордовского, которые перешли через Крым и начали строить курени на зиму. Численность черноморцев, которых привел К. Кордовский, составила 600 человек.

2 сентября 1792 г. в путь двинулся отряд во главе с атаманом З.А. Чепегой. Путь этого отряда был самым длинным и трудным. Переселенцы шли через Днепр и Буг, они должны были обойти Азовское море и землю Донского войска. Таким образом, они подходили к землям с северной стороны. Только через два месяца черноморцы подошли к р. Ея, которая являлась границей выделенных им земель. Захарий Чепега решил остановиться на зиму в Ханской крепости. Здесь имелось много хороших пастбищ для лошадей, достаточно камыша для топлива и рыбные места. В Ейском укреплении было достаточно провианта. Сюда прибыло примерно 2075 человек. Ранней весной черноморцы вновь отправились в путь. В Карасунском Куте на берегу реки Кубань они позже основали город Екатеринодар. По примеру запорожского коша здесь была построена крепость и по сечевому уставу – курени для холостого товарищества. В центре крепости позже они построили Свято-Троицкую походную церковь. Сейчас на этом месте возвышается каменная церковь.

Остальные части войска во главе с Антоном Головатым в течение всей осени и зимы готовились к передвижению на Кубань. Черноморцы должны были ликвидировать свои хозяйственные дела и имущество, которое нельзя было брать с собой на Кубань. Покупателей казачьего добра было мало, а желающих взять его даром, насилием и грабежом, наоборот, очень много. Помещики и местные власти препятствовали выселению черноморцев и задерживали на местах. «А. Головатый сносился по этому поводу с А.В. Суворовым, Екатеринославским, Херсонским и Таврическим губернаторами, а для ограждения населения от насилий на местах оставил есаула Черненко» [6]. Отряд оставшихся черноморцев А. Головатый разделил на две части. Первую он поручил сопровождать Тиховскому. Они должны были идти по маршруту Чепеги. Другая часть состояла из трех колонн пехоты и легкого обоза, ее повел полковник Юзбаши. Они двинулись через Таврическую губернию на Керчь и Тамань. 15 июля выступил сам А. Головатый с последним войском. Через месяц они были уже на Тамани. Но партией А. Головатого массовые переселения не закончились. Отдельно в Черноморию двинулись и массы «сиром» – бездомных и бесхозяйственных казаков, одиночек. «Сиром» были целые сотни. «После окончания турецкой войны «сирома» разбрелись на заработки по разным местам юга и продолжали жить вдали от войска или вне его контроля в то время, когда производились массовые переселения войска на Кубань…» [7].

На новое местожительство перешло не все войсковое население. Одни казаки сами не пошли на Кубань и осели за Бугом. У других не было средств к передвижению. Третьих же не пустили помещики при поддержке местной администрации. Именно таких казаков было больше всего. Численность переселившихся в течение 1792–1793 гг. точно установить невозможно. В рапорте вице-губернатору Таврической губернии Габлизу 19 сентября 1793 г. войсковое правительство доносило, что предоставить в войсковую коллегию сведения о состоянии войска не может. А. Головатый 16 марта 1795 г. рапортовал графу Зубову, что на Кубань переселилось до 17 тысяч казаков и 8 тысяч женщин. Это 30% от бывших запорожцев, 40% свободных людей. А еще 30% явились на Кубань сами, без содействия со стороны правительства [8].

После того, как закончилось переселение, перед правительством встала новая проблема – расселение прибывших казаков. Необходимо было разместить население на территории, которая не была хозяйственно освоена. Помимо этого требовалось еще охранять границы и вводить порядки внутреннего управления краем.

В 1794 г. атаман Захарий Чепега, войсковой судья Антон Головатый и войсковой писарь Тимофей Котляревский составили и подписали «Порядок общей пользы». Этот документ заключал в себе принципы организации войска, основы землепользования и расселения. По нему вся территория делилась на пять округов: Екатеринодарский, Фанагорийский в Тамани, Бейсугский в районе Бейсуга и Челбас до Ачуева, Ейский по р. Ея с прилегающими местами, Григорьевский со стороны Кавказского наместничества. В каждый округ назначались: полковник, есаул, хорунжий и писарь. Каждое управление имело свою печать с изображением. Окружное управление подчинялось войсковому правительству во главе с атаманом. «Каждый мужчина обязан был иметь военное оружие во всякой чистоте исправное, на случай наглого военного времени или воровским образом на войсковых жителей и проезжающих по сей земле посторонних российских людей неприятельского нападения, имущественные конно и неимущественные пеше к поражению неприятеля были на всякий час в готовности» [9].

Согласно «Порядка общей пользы», население располагалось в 40 куренях. Курени выбирались по жеребьевке. Куренные атаманы избирались ежегодно 29 июня, в день Петра и Павла. Все казаки подчинялись атаману. 21 марта 1794 г. была составлена ведомость, по которой каждый курень получал свое место поселения. Также был разработан четкий план их разбивки. Улицы должны были быть по десять трехаршинных саженей, дворы – по двадцать в ширину и более сорока в длину. В центре селения отводилось место для церкви.

1794 г. считается началом основания куренных селений. Численность населения в куренях была различной. «В 1794 году в Васюринском курене было 893 человека мужского пола и 144 – женского. А в Тимашевском и мужского и женского населения всего 308 человек» [10].

Таким образом, переселение казаков было довольно сложным, но необходимым процессом. В ходе его осваивались новые, богатые земли. Казачество из вольницы превращалось в воинское сословие, которое стало частью государственной системы и надежным защитником южных рубежей Российской империи.


Литература:


1. Трехбратов Б.А. История Кубани. Краснодар, 2000. С. 129.
2. Щербина Ф.А. История кубанского казачьего войска: в 2-х тт. Краснодар, 1992. Т. 2. С. 499.
3. Хрестоматия по истории Кубани / Под общ. ред. Малышева В.П. Краснодар, 1975. С.56.
4. Трехбратов Б.А.Указ. соч. С. 131.
5. Берлизов А. Два века созидания // Кубанские новости. 1992. 22 авг. С. 3.
6. Щербина Ф.А. Указ. соч. С. 512.
7. Там же. С. 513.
8. Трехбратов Б.А. Указ. соч. С.133.
9. Там же. С. 137.
10. Дабижев Н. Ты помнишь, как все начиналось…? // Комсомолец Кубани. 1991. №12. С.4.

Источник: Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 6 / М.Е. Галецкий, Н.Н Денисова, Г.Б. Луганская; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; отдел славяно-адыгских культурных связей Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т. Керашева.– Майкоп: Изд-во АГУ, 2011.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // Переселение и обустройство

Рейтинг@Mail.ru