Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Заселение территории современного Абинского района Краснодарского края азовскими казаками в 1863 году

09.07.2013. Количество просмотров: 80

Пономарёв Виктор Петрович –
педагог дополнительного образования Дома
детского творчества, г. Абинск, Россия


На завершающем этапе Кавказской войны появилось «Положение о заселении предгорий западной части Кавказского хребта кубанскими казаками и другими переселенцами из России», утверждённое 10 мая 1862 г. Для новых поселений отводилось 136 000 десятин земли от Кубани на севере до Главного Кавказского хребта на юге, от Адагума на западе и до Большой Лабы. Предполагалось поселить 17 000 семейств из расчёта по 4 человека в каждой семье. Большую часть переселенцев – 12 562 семьи – должно было выставить Кубанское войско, а остальные – из Азовского и Донского казачьих войск [2,206 т. 37. (1862). СПб., 1865. Ст. 38256]. Переселение азовских казаков на Северо-Западный Кавказ наиболее подробно исследовали дореволюционный кубанский историк П. П. Короленко и современный украинский историк из г. Запорожье Л. М. Маленко [5; 6]. Данное же сообщение, составленное на основе документов ГАКК, посвящено заселению в 1863 году азовскими казаками станиц, ныне входящих в состав Абинского района Краснодарского края.

Уже в конце мая 1862 года в Натухайском округе переселенцы из Азовского и Кубанского казачьего войск при поддержке Адагумского отряда под командованием П. Д. Бабыча стали возводить 11 новых станиц. Половина их строилась на местах бывших укреплений: Варениковская, Гостагаевская, Раевская, Новороссийская, Неберджаевская, Крымская. Все они составили Адагумскую кордонную линию.

Командующий войсками Кубанской области граф Н. И. Евдокимов предполагал в том же году возвести ещё одну станицу у бывшего Абинского укрепления, упразднённого в апреле 1854 года. В ходе покорения Западного Закубанья войска Адагумского отряда построили Абинский укреплённый лагерь к северу от разрушенных бастионов. Сюда 13 мая 1862 года из Адагумского укрепления перевели штаб-квартиру Крымского пехотного полка [3, ф. 252, оп. 2, д. 397, л. 112]. Необходимость возведения станицы на месте бывшего укрепления на р. Абин была продиктована, прежде всего, военно-стратегическими соображениями. От укрепления вверх по реке, через бывшее Николаевское укрепление и ущелье реки Адегой проходила колёсная дорога, построенная генералом А. А. Вельяминовым в 1836 г. Через перевал Нако ныне Кабардинский перевал) она выводила самым коротким путём на берег Черного моря [3]. С западной стороны к Абинскому укреплению через горные хребты подходила Константиновская дорога. Её построил до начала Крымской войны адмирал Л. М. Серебряков, как участок дороги от Новороссийска до Екатеринодара [4]. Именно здесь и рассчитывал командующий создать ещё один опорный пункт Адагумской кордонной линии, поселив 250 семей азовских казаков. Но возвести станицу Абинскую в 1862 году только силами Адагумского отряда не удалось «по непредставляющейся возможности относительно материальных средств» [1, ф. 252, оп. 2, д. 396, л. 121].

В начале января 1863 г. в Главном штабе Кавказской армии возник проект возведения 21 станицы со стороны восточного берега Чёрного моря, в том числе и 11 станиц на пространстве между Абином и Хаблем. Из последних предполагалось сформировать Шапсугский казачий полк. Однако командующий Кавказской армией великий князь Михаил Николаевич не утвердил это наименование и в документах, начиная с 25 марта 1863 года, полк называется уже Абинским. Подполковник В. Е. Фролов уже в начале апреля приступил к формированию полка. Он был снабжён подробной инструкцией по устройству новых станиц, «имеющих поступить в его ведение и исполнить все подробности дела по водворению жителей» [1, ф. 252, оп. 2, д. 857, л. 93, 95]. Следует отметить, что высшее начальство отказалось от возведения в 1863 г. трёх станиц: Пшадской, Геленджикской и Кабардинской, а станицы Абинскую, Шапсугскую, Эриванскую, Мингрельскую, Ахтырскую, Хабльскую, Грузинскую и Ильскую предполагалось заселить казачьими семьями из войск – Кубанского, Азовского, Донского, а также женатыми нижними чинами Кавказской армии и государственными крестьянами. Станица Абинская должна была устроиться исключительно азовскими казаками [Там же, л. 47–48].

Очередные партии азовцев начали готовиться к переселению в Закубанье с осени 1862 г. С конца ноября стали прибывать казаки, сменившиеся со службы в Сухумской и Константиновской морских станциях. К исходу апреля 1863 г. все назначенные в переселение казачье семьи продали своё жилье в основном государственным крестьянам, «вольноотпускным» и временнообязанным крестьянам Екатеринославской губернии [1, ф. 252, оп. 2, д. 1280, л. 1114]. Приказ о переселении первой партии азовских казаков на Кавказ в 1863 г. накáзный атаман Азовского войска генерал-майор К. Ф. Решетилов отдал 19 апреля. Семейства, не имеющие средств для сухопутного следования, пожелали переправиться морем. Эта партия из 16 семей во главе с урядником из станицы Петровской Григорием Куликом в порту Бердянска погрузилась на паровую шхуну «Эльбрус». Всего было 77 человек при поклаже 500 пудов, погрузка которой обошлась переселенцам в 14 рублей серебром [Там же, л. 1089, 1097]. Согласно рапорту командующего Абинским полком подполковника В. Е. Фролова в штаб войск Кубанской области, первая партия азовских переселенцев урядника Г. Кулика из укрепления Константиновского в сопровождении войск Натухайского военного округа благополучно прибыла в Абинский укрепленный лагерь 8 мая 1863 года, «которая там поставлена на водворение до прибытия остальных» [1, ф. 252, оп. 2, д. 857, л. 359]. Остальные семьи азовских казаков последовали в Закубанье сухопутным путем. Наказный атаман К. Ф. Решетилов разделил оставшиеся 488 семей на 3 партии. При этом он учитывал настойчивые просьбы казаков следовать постанично, «не разделяясь с родными и не смешиваясь с жителями других станиц» [Там же, л. 311].

Число офицеров, определённых для переселения, составлялось из расчёта 1 на каждые 100 семейств. Во главе первой партии был поставлен есаул Д. Подгурский, его помощником был хорунжий Е. Гладкий. Вторую партию возглавили сотники Кравченко и Сердюков, а третью – сотник Чернов. 24 апреля 1863 г., накануне выхода первой партии из станицы Никольской начальник станицы урядник Волик передал прибывшему в тот день есаулу Д. Подгурскому по «портионному» списку под квитанцию всех переселенцев с их обозом, а также войсковые регалии: два войсковых знамени с грамотами и два запорожских пернача, хранившихся в Николаевской церкви. Перначи вывезли азовцы ещё из Задунайской Сечи, а знамёна были пожалованы в разное время за службу уже после возвращения из Турции. Так, большое белое войсковое знамя с чёрным орлом и надписью «за храбрость при переправе в 1828 году через реку Дунай» пожаловали Азовскому войску при Высочайшей грамоте 1 июля 1844 года. В 1856 году азовцы получили Георгиевское войсковое знамя с надписью: «за храбрость и примерную службу в войну против французов, англичан и турок 1853–1856 годов» [8]. Вместе с войсковыми регалиями Д. Подгурскому надлежало забрать с собой и православные святыни, которые передал ему священник Никольского молитвенного дома отец Иоанн Дементьев. Среди описи церковного имущества обращает на себя внимание «серебряный ящик со святыми мощами, икона Сербской Божьей Матери на дереве» и два колокола весом по 40 пудов [1, ф. 252, оп. 2, д. 1280, л. 1275].

Первая партия казаков станицы Никольской выступила 26 апреля 1863 г. Она состояла из 182 семей, в которых насчитывалось 976 душ обоего пола. Обоз был сформирован из 327 воловьих и конных возов. Вторая партия, в состав которой вошли 152 казачьих семейства и два офицерских станицы Покровской, всего 706 душ обоего пола, отправилась 30 апреля. К ней присоединилась группа из 52 семейств станиц Петровской, Стародубской и Новоспасской. В этом обозе было также свыше трёхсот воловьих и конных возов. Третья партия из 154 семей во главе с сотником Черновым выступила 3 мая того же года [1, ф. 252, оп. 2, д. 857, л. 359]. Маршрут следования пролегал через Александровский уезд Екатеринославской губернии и земли Войска Донского через Ростов-на-Дону. От Ростова через станицы Аксайскую и Ольгинскую казаки проследовали к «границе Черноморского войска по направлению к станице Старощербиновской». Переправу через Кубань осуществляли у Новоекатериновского поста и далее по Хабльской кордонной линии прибывали в укрепленный лагерь на реке Хабль. Всего пришлось преодолеть 566 вёрст, делая в сутки по 20 вёрст, не считая днёвок [1, ф. 252, оп. 2, д. 1280, л. 1129, 1382].

Согласно Положению от 10 мая 1862 г., переселенцы перед выходом получили денежные пособия из войсковых сумм для обустройства на новых землях и дополнительно к этому «кормовые деньги» и пособия из станичных сумм. В пути для них производился бесплатный отвод квартир, пастбищ, водопоев, а также давались «от обывателей подводы под заболевающих». «Кормовые деньги» выдавали на руки главам семей на 30 дней следования из расчёта: взрослому (от 7 лет) по 15 копеек, а ниже этого возраста по 7,5 копейки в сутки. Семействам отставных казаков по особому распоряжению командующего войсками Одесского военного округа было выдано по 50 рублей из войсковых сумм, а офицерским семействам по 150 рублей [1, ф. 252, оп. 2, д. 857, л. 360].

28 мая 1863 г. первая партия благополучно прибыла в Хабльский лагерь, а в первых числах июня есаул Д. Подгурский привёл все 182 семейства в лагерь на Абине, где уже обустраивались первые 16 семей. Таким образом, у бывшего Абинского укрепления в течение первого года было поселено 1088 человек: 1023 – из Азовского войска и 65 – из станиц бывшего Черноморского войска (Старощербиновской и Марьянской), а также станицы Царской (ныне Новосвободной) [1, ф. 352, оп. 1, д. 12, л. 61]. 1 июня вторая партия из 206 семейств вступила на берег Хабля и сразу стала размещаться внутри Хабльского станичного окопа на размеченных участках. Немного позже к ним присоединились 2 семьи нижних чинов и семья хорунжего Садлуцкого из Кубанского казачьего войска. Ещё в ведомости «О числе семейств, водворенных в станицах Абинского полка», значится одна семья из государственных крестьян, одна семья из кантонистов и семья отставного коллежского регистратора [1,ф. 252, оп. 2, д. 858, л. 82–84]. Подполковник В. Е. Фролов назначил сотника Кравченко начальником станицы, сотник Сердюков вступил в должность полкового адъютанта, а хорунжий Садлуцкий стал заседателем полкового правления. 7 июня в Хабльский лагерь прибыла самая малочисленная партия сотника Чернова. Часть её отправили, в уже строящуюся станицу Ильскую, где были размещены 131 семья бывших черноморских и 92 семьи линейных казаков во главе с хорунжим Шелестом [7]. 50 семейств вошло в состав станицы Грузинской.

25 июня 1863 г. Абинский полк был окончательно сформирован, и, согласно штатному расписанию, в нём значилось 2 штаб-офицера, 18 обер-офицеров, 89 урядников и 1756 казаков. Все казаки были распределены по пяти конным сотням. Первая сотня состояла из жителей станицы Хабльской, вторая – Ильской, третья – Антхырской и Грузинской, четвертая – Абинской, пятая – Шапсугской, Эриванской и Мингрельской [1, ф. 352, оп. 1, д. 1х, л. 5–6]. По приказу военного министра Д. А. Милютина станица Хабльская стала военно-административным центром: в ней расположились штаб Абинского полка и полковое правление [2, т. 38. (1863). СПб., 1866. Ст. 40026]. Об окончательном водворении всех прибывших переселенцев подполковник В. Е. Фролов рапортовал в штаб войск Кубанской области 10 июля 1863 года. Но только в середине октября было закончено строительство всех домов [1, ф. 252, оп. 2, д. 858, л. 216–218].

Источники и литература

1. Государственный архив Краснодарского края.
2. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е.
3. Акимченков Г. Ф. Геленджикская кордонная линия: эволюция экологической ситуации со времен Кавказской войны до наших дней // Историко-археологический альманах. Вып. 5. Армавир-Москва, 1999. С. 107–108.
4. Ерёменко А. К., Подыма К. И. Именем России нареченный. М., 1988. С. 48.
5. Короленко П. П. Азовцы // Киевская старина. 1891. Т. 34. С. 54–74, 171–194.
6. Маленко Л. М. Азовське козацьке військо (1828–1866). Запоріжжя, 2000.
7. Шкуро В. И. Формирование населения Северского района в период его
первоначального заселения (2-я пол. XIX века) // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1999 год. Дикаревские чтения (6). Краснодар, 2000. С. 58.
8. Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. Т. II. Екатеринодар, 1913. С. 351.


Кубань-Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия. Выпуск 5. / Сост. А. М. Авраменко. - Краснодар – Киев: ЭДВИ, 2011. 352 с.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // Переселение и обустройство

Рейтинг@Mail.ru