Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Жилищное строительство в первых казачьих поселениях на Кубани

08.11.2010. Количество просмотров: 648


В.Я. Онищенко,
доцент Академии маркетинга и социально-информационных технологий – ИМСИТ

Первые отряды казаков-черноморцев прибыли на Кубань во второй половине 1792 г. Из Приднестровья в Черноморию они добирались несколькими отрядами морским и сухопутным путями. Отряд полковника Саввы Белого, обогнув Крым на лодках и других судах, высадился у Тамани 25 августа 1792 г. Основной состав ЧКВ во главе с кошевым атаманом Захарием Чепегой отправился в путь 2 сентября 1792 г. в обход Азовского моря и 23 октября прибыл к Ейской Косе. Третий отряд повёл Контантин Кордовский через Крым. В путь он выступил 4 сентября, в порт Еникале (Керчь) прибыл 23 октября, а в район Темрюка, переправившись через Керченский пролив, 1 ноября 1792 г. Этим же путём пришли отряды войскового судьи Головатого – к лету, есаула Черненко – к осени 1793 г.

Всего в Черноморию прибыли до 25 тысяч первопроходцев, в том числе – до 17 тысяч строевых казаков; остальные – женщины, дети, старики, инвалиды (Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска: в 2-х томах. – Екатеринодар, 1913.). Первые годы все они жили практически в открытой степи. Единственное укрытие от непогоды – тент над повозкой, которая была далеко не у всех переселенцев. Поэтому жилищное строительство для первопроходцев становилось вопросом жизни.

Ф.А. Щербина описывает не только военные успехи казаков-черноморцев, но и их нравы, обычаи, жилищно-бытовые условия, их подходы к военному и гражданскому строительству. Опираясь на это наследие, а также на архивные документы и собственные наблюдения, нам удалось обобщить опыт жилищного строительства в первых казачьих поселениях на Кубани.

Приоритетным у казаков было военное строительство: оно велось вдоль границы, протяжённость которой до 250 вёрст. Заняв 24 укрепления, построенные солдатами русской армии под руководством А.В. Суворова, казаки приспособили их к своим манерам взаимодействия с неприятелем. Одновременно строили новые кордоны, батареи, сторожевые посты, пикеты, причалы для судов войсковой флотилии. При всех этих военных объектах сооружались казармы – жилища для казаков-пограничников. Самый крупный военный объект – войсковой град-крепость Екатеринодар – начали строить в сентябре 1793 г. в урочище Карасунский Кут, назвав в честь Екатерины Великой.

Гражданское строительство начиналось сразу же по мере прибытия семей к месту будущей зимовки и продолжалось при каждом перемещении куреней по Черномории. Известно, что размежевание её земель было завершено лишь к началу 1794 г., а весной были определены места для первых 40 куренных селений. Одно из них, примыкающее к граду-крепости, назвали Екатерининским, другое Березанским – в честь победы над турками у острова Березань. Остальные 38 получили названия, которые носили запорожские курени.

На местах будущих селений практически в открытом поле собиралось до пятисот и более человек, большинство из которых женщины, дети, старики, инвалиды. Свободные от службы строевые казаки и всё трудоспособное население куреней спешно строили навесы, загоны и базы для скота, копали колодцы. Располагались семьями или отдельными группами.

Самое доступное жильё – шалаши и землянки. Чтобы соорудить шалаш, нужны были небольшой толщины брёвна, латы – жерди, камыш, сухая трава, бурьян. Шалаш защищал от непогоды, от жары, но не спасал от холода, поэтому до наступления зимы семьи старались построить землянки. Их сооружали в черте будущего селения, на возвышенных местах, в стороне от низин и балок, чтобы избежать подтопления. Выкапывали траншею глубиной в один-полтора метра, шириной и длиной до трёх и более метров, в зависимости от численности семьи. Из грунта делали обваловку траншеи, утрамбовывая земляной вал. Он увеличивал глубину землянки до двух и более метров, обеспечивал отвод дождевой воды. С угла на узкой стороне траншеи делали отлогий спуск – будущий вход в землянку, его тоже обваловывали. В середине обоих торцов траншеи устанавливали по бревну, закрепляли их, подпирая с боков брёвнами-откосами. Между ними устраивали окна и дверь. На брёвнах-стояках крепили продольное бревно – перекладину, а вниз от неё по боковым откосам – латы (жерди). Полученная решётка служила опорой для кровли. Её делали из камыша, уложенного пучками в два слоя: нижний слой куницами (верхушками) вверх под залом, а верхний наоборот – он обеспечивало водосток, из него же делали гребень наверху. Камышовые пучки – фашины – увязывали, переплетали между собой, шпагатом крепили к латам.

Внутри землянку мазали глиной, поверх неё – раствором коровяка, если была известь – белили. В землянке делали спальные топчаны, стол, лавки и прочие приспособления, улучшавшие бытовые условия. Очаг – печь – устраивали обычно около двери, используя глину, песок, известь, а позже и кирпич. Из этих же материалов делали дымоходы, дымарь (трубу), приспособления для удержания тепла. На строительство такой землянки уходили считанные недели, а то и дни, что позволяло каждой семье или группе холостяков иметь свой кров до наступления зимы. За два-три года, прожитые в землянке, семьям удавалось заготовить материалы и построить свой дом – хату.

Войсковое правительство выработало общие требования к планировке куренных селений. Рекомендовалось, в частности, селениям придавать форму квадрата, ориентированного по сторонам света, площадью до 250 десятин. Казачьи подворья ограничивались размерами 20 на 40 саженей, т.е. площадью до 0,3 десятины. Проезды между подворьями – будущие улицы – должны были иметь ширину 10 саженей и располагаться параллельно сторонам квадрата, т.е. с юга на север и с востока на запад. При такой планировке в селении могло разместиться до 900–1000 подворий (ГАКК, ф. 252, о. 1, д. 361. Описание станиц Таманского округа, 1843.).

Позже допущенные при первоначальной планировке куренных селений отступления упорядочили, улицы выпрямили, увеличив их ширину до 12 саженей, подворья объединили в кварталы, ограничив их длину четвертью версты, то есть 125 саженями. Кварталы стали прямоугольными, с размерами сторон 60 на 100 или 60 на 120 саженей – следовательно, площадью в 2–3 десятины, что позволяло в каждом квартале размещать до 10–12 подворий. Со временем площадь подворий уменьшалась вследствие разделения семей и, соответственно, увеличения количества подворий в квартале. (Для справки: 1 сажень = 3 аршина = 2,1336 м; 1 аршин = 16 вершков = 71,12 см; 1 вершок = 4,445 см; 1 верста = 500 саженей = 1,0668 км; 1 десятина = 2400 кв. саженей = 1,09254 га.)

В большинстве первых куренных селений (с 1842 г. они – станицы) такая планировка соблюдалась и, как правило, сохраняется доныне. Исключение составляют лишь кварталы, которые примыкают к берегам рек, да ещё те, на территории которых оказались балки – низины, заполнявшиеся вешними водами. Такие низины долгое время были пустырями – доступными всем водоёмами или пастбищами. Теперь их зачастую засыпают землёй, застраивают, что приводит к подтоплениям, заболачиванию, гибели деревьев…

По мере накопления строительных материалов казаки начинали строить свои хаты (хата – дом, иногда хата – это комната). Вплоть до первых десятилетий XX в. в станицах строили в основном турлучные хаты. Главный строитель – плотник, вооружённый топором, пилой, долотом, буравчиком. Были в селениях плотники-профессионалы, но и многие казаки, владея навыками этого ремесла, строили свои дома сами.

Самыми трудными и дорогостоящими были заготовка дубовых столбов, лат, досок, изготовление дверей, окон, ставней и прочих деревянных конструкций. За покупкой лесоматериалов ездили на подводах в ближайшие леса, чаще – в предгорья, в Красный лес (он сохраняется в хорошем состоянии до сих пор). Другие нужные материалы – камыш, солома, глина – были рядом и в больших количествах. Но предпочтение отдавали гривенскому камышу – тонкому и почти без листвы. Кровля из него получалась плотной и долговечной. Верёвки, шпагат делали сами – из конопли, которую для этого и выращивали.

Каркас будущей хаты – со стропилами для кровли – делали с помощью топора и долота, без гвоздей, на шипах и клиньях. Затем каркас, включая потолок, обвязывали камышовыми пучками при помощи шпагата. Крышу покрывали камышом, с заломом или гребнем на коньке крыши. На каркас с обеих сторон лепили толстый слой глея, заполняя им пространство между камышовыми пучками. Им же настилали потолок – пол чердака (горище) и пол – доливку. Когда всё высыхало, хату снаружи и изнутри мазали всё тем же глеем. Его готовили в местах поближе к реке – к воде. Сначала копали земляной круг, диаметром до 10–15 метров, бросали в него глину, суглинок, ячменную солому, поливали водой. Месили конскими копытами, гоняя – обычно целый день – три-четыре лошади по кругу. Полученную массу и называли глеем (глэй). Для чистовой обмазки делали замес из глины и конского навоза. После этого хату белили известью; красили, обычно в голубой цвет, ставни и двери.

Строили в основном пятистенные хаты: четыре стены внешние, пятая внутренняя делила хату на две большие комнаты (Онищенко В.Я. Казачья станица Поповичевская (Калининская). – Краснодар: ИМСИТ, 2007. – 132 с.). Одна из них была залой с отгороженной спальней для родителей, другая – общей. Она служила всем и для всех нужд. В ней устраивалась большая русская печь, которая обогревала всю хату, в ней же пекли хлеб и пироги, готовили еду, на ней спали.

В общей комнате нянчили и укладывали спать детей, пряли, вязали, вручную сортировали семенное зерно, обрабатывали продукты. В ней был большой стол, за которым усаживалась вся семья. Ели из общей миски, стоявшей в центре стола. В этой же комнате спасали от холода малых телят, жеребят, ягнят, которые появлялись на свет зимой.

В последующие годы такие хаты научились штукатурить «под шубу», обшивать (шелевать) доской, обкладывать кирпичом. Стоят они по 50–100 и более лет.

По мере разрастания станиц всё труднее стало добывать лес на их строительство. Поэтому казаки стали переходить на постройку хат из самана. Его делали из того же глея, который формовали вручную с помощью деревянного станка. Ширина самана равна толщине будущей стены, а длина обычно в полтора раза больше ширины. Саман хорошо высушивали, получалось некое подобие земляного кирпича. Из него выкладывали стены будущих хат, а кровлю, пол и всё остальное делали так же, как в турлучных хатах. Те, кому было по средствам, ставили саманные хаты на фундамент из камня – они котируются и поныне. Так же, как и саман – поныне ценный материал для одноэтажного сельского строительства.

Лишь с середины прошлого века саман и турлук начали вытесняться кирпичом и другими современными строительными материалами и технологиями.


Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Сев. Кавказа. История и современность», 2008 год, г. Краснодар

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Освоение и управление землями ККВ // Переселение и обустройство

Рейтинг@Mail.ru