Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Ивано-Шебское укрепление (1830–1832 гг.). К вопросу о географической локализации

02.04.2013. Количество просмотров: 464

С.О. Жупанин,
научный сотрудник
КГИАМЗ им. Е. Фелицына,
аспирант КубГУ

 

В 1830 г., после присоединения, по условиям Адрианопольского мира с Турцией, Закубанья и восточного побережья Черного моря к Российской империи, была предпринята первая масштабная попытка покорения черкесских народов, известная как экспедиция И.Ф. Паскевича. Одним из результатов экспедиции стало создание отрядом войск, действовавшим со стороны Екатеринодара, нескольких закубанских укреплений – Мостового-Алексеевского, Георгие-Афипского и Ивано-Шебского.

Некоторые аспекты истории их создания исследователи традиционно обходят стороной. Прежде всего, это касается географии – точного местоположения укреплений, топографии местности. Сколь бы подробными не были дошедшие до нас описания исторических событий – тем более, если речь идет о военной истории, без локализации их на карте не удастся воссоздать ясной картины происходившего.

Подробное описание событий лета 1830 г. мы находим только у дореволюционных авторов и, в частности, в статье В. Томкеева, опубликованной в «Кавказском сборнике» [13]. План масштабной экспедиции против горцев был представлен командующим войсками на Кавказской линии, в Черномории и Астрахани генералом Г.А. Емануелем еще 26 декабря 1829 г. Согласно этому плану, в 1830 г. предполагалось устроить два укрепления: одно на р. Белой, при урочище Длинный лес, с целью покорения абадзехов, а другое – у впадения реки Шебш в Афипс, для действия против шапсугов и натухайцев. С этой целью силы, предназначенные для действий за Кубанью, были разделены на два отряда – один действовал со стороны Усть-Лабинской крепости, другой – от Екатеринодара [13. С. 197]. Отряд, предназначенный для действий на реках Шебше и Афипсе, сосредотачивался в Екатеринодаре и состоял под начальством генерал-майора А.Д. Безкровного. В его состав входили: бригада 14-й пехотной дивизии, три черноморских полка – всего 2520 егерей и 1500 казаков, а также 12 орудий [13. С. 200]. Действия военных отрядов за Кубанью, а тем более создание долговременных укреплений, требовали наличия надежных коммуникаций с кордонной линией и прикрытия переправы через Кубань. Не стала исключением и экспедиция 1830 г. – с 29 июня отряд Безкровного приступил к постройке Алексеевского мостового укрепления.

5 июля, после устройства тет-де-пона, генерал Безкровный переправился через Кубань и перешел на р. Афипс, оставив на переправе небольшой гарнизон в 76 егерей, 220 казаков при одном орудии. А уже 6 числа отряд приступил к возведению Георгие-Афипского укрепления [13. С. 201].

Основные работы на Афипсе завершены к 20 июля, и, оставив там в гарнизоне 2 роты егерей, 3 сотни черноморцев и 6 орудий, Безкровный с отрядом двинулся вверх по р. Шебш, где 24 числа заложил Ивано-Шебское укрепление [13. С. 204]. Несмотря на то что приблизительное место его расположения известно, как в опубликованных материалах, так и в архивных документах, зачастую приводятся противоречивые сведения, не позволяющие однозначно указать точку на карте. Так, в статье Б.А. Трехбратова, помещенной в «Энциклопедическом словаре по истории Кубани», сказано, что укрепление «располагалось в устье р. Шебш при впадении ее в р. Афипс» [16. С. 184]. Ту же информацию мы находим и в краеведческих очерках по истории Северского района [14. С. 13]. По другим сведениям, Ивано-Шебское укрепление находилось недалеко от урочища Ханмезык – район современной станицы Новодмитриевской [15; 7. Л. 15], что отстоит от устья Шебша на 6–7 км. Несмотря на столь разные указания местонахождения укрепления, не подлежит сомнению: располагалось оно в стратегически важном месте, на границе между шапсугскими и абадзехскими владениями в урочище Сатрук. Это урочище представляло собой небольшое плато на правом берегу Шебша и его притока р. Догай. Военное командование полагало, что с занятием урочища русские войска завладеют почти всей плодородной равниной Шебша, которую использовали для сенокоса и хлебопашества шапсуги и абадзехи; там постоянно проходили собрания партий горцев под предводительством Казбича. Согласно В. Томкееву, Шебское укрепление – пятиугольный редут бастионного начертания, заложенный против излучины Шебша у впадения в него Догая [13. С. 204].

В настоящее время Шебш имеет только два крупных правых притока, впадающих в него на предгорных равнинах – Догай и Бзиюка, возле которой в 1796 г. произошло известное сражение [12. С. 89]. Воспользовавшись подробным километровым «Атласом Краснодарского края и Республики Адыгея» редакции 2009 г., мы без труда находим реки Бзюк [Бзиюка] и Водогай [Догай]. Последняя, согласно карте, впадает в Шебш у южной окраины станицы Новодмитриевской, а Бзюк – в двух километрах севернее станицы. У устьев двух притоков Шебш делает излучины, сходные с описанием в «Кавказском сборнике».

Дополнительным и важным фактором уточнения местоположения укрепления могло бы стать указание длины дороги, по которой военные отряды и транспорты регулярно двигались от Георгие-Афипского до Ивано-Шебского укрепления. Но ни в одном из документов, просмотренных нами в ГАКК, подобной информации нет. Сошлемся вновь на статью Томкеева, в которой это расстояние определено в 15 верст [13. С. 201]. Расположение Афипского укрепления известно точно – на правом берегу реки, против одноименной станицы. По карте нетрудно проверить, что, согласно указаниям дореволюционного автора, Шебское укрепление располагалось бы около современной станицы Григорьевской, а ближайшим к нему притоком Шебша была бы р. Псекабе, примерно в 7 км выше по течению.

Архивные документы при ближайшем рассмотрении также не вносят ясности в противоречие. «Диспозиция для отрядов имеющих быть расположенными за р. Кубанью», составленная Г. Емануелем на летнюю экспедицию 1830 г., предписывает отряду Безкровного (4021 чел. и 12 артиллерийских орудий) расположиться «при устье р. Пшебжь на р. Афипсе под начальством командующего 3-й бригадой 14-й пехотной дивизии полковника Аристова и под главным управлением Безкровного» [3. Л. 5]. В рапорте от 12 июня 1830 г. Емануель писал Паскевичу: «…укрепленный лагерь на Шебше устроить преимущественно при самом впадении Шебша в р. Афипс, т. е. между сими реками при самом соединении оных, если тому местоположение возвышенностию своею будет соответствовать, ибо устройством такового укрепления можно иметь на обеих сих реках мост для действия войск в Шебское или Афипское ущелье» [3. Л. 3об.].

Таким образом, по первоначальному плану летней экспедиции 1830 г. отряду, действовавшему со стороны Екатеринодара, предполагалось заложить за Кубанью только одно укрепление в стратегически важном месте, контролирующем как плодородные равнины урочища Сатрук на правобережье Шебша, так и междуречье Афипса и Шебша, что вполне соответствует упомянутому уже плану Емануеля 1829 г. Вполне очевидно, что фактические действия отряда Безкровного пошли по иному сценарию – были созданы два укрепления, причем не в том месте, где предполагал Емануель.

Обратимся вновь к «Диспозиции»: «Главным начальникам… вменяется в обязанность лично отправиться с отрядами за Кубань и выбрать выгоднейшие позиции к занятию и устроению укрепленных лагерей на 300 чел. пехоты и столько же кавалерии с 4 орудиями…» [3. Л. 5об.]. Из этого следует: непосредственный обзор местности и выбор места для укреплений производился уже в ходе самой экспедиции, смотря по обстановке. Сведений же о причинах изменения первоначальной диспозиции в архивных документах нам обнаружить не удалось.

В ГАКК хранятся два неопубликованных плана, черченные в 1830-х гг., на которых обозначены укрепления на Афипсе и Шебше. Первый из них датирован 1830 г. [2. Л. 160об.–161]. Второй план черчен в период 1836–1838 гг. и показывает направления движения отрядов из Афипского укрепления к черкесским кошам [10. Л. 146].

План окрестностей урочища Сатрук 1830 г. крайне схематичен, но на нем показаны река Догай и Шебский лагерь у самого ее устья. Однако автор чертежа не обозначил приток Шебша – Бзиюку.

План же движения отрядов 1836–1838 гг. выполнен более аккуратно и содержит большее количество деталей. На нем Ивано-Шебское укрепление, к тому времени уже оставленное войсками, расположено на изгибе Шебша при его слиянии с Афипсом. Но при этом Догай, автор плана, не указал – приток, по всей видимости, располагался несколько выше по течению Шебша, о чем говорится и в статье Томкеева. Особенности обоих чертежей заставляют предположить, что их авторы наносили только те особенности местности и географические объекты, которые их непосредственно интересовали. Наличие на втором плане Шебского укрепления объясняется тем, что оно по существу служило целью движения двух отрядов из Афипского укрепления для захвата овечьих кошей горцев, расположенных в его районе. 

Оба плана черчены без масштаба, их точность оставляет желать лучшего, но они, на первый взгляд, ясно указывают на то, что Шебское укрепление располагалось недалеко от устья реки. В пользу этого свидетельствуют и документы. Так, в рапорте Безкровному от 12 августа 1830 г. это укрепление фигурирует под названием «Усть-Пшебского» [1. Л. 8].

Однако данные предположения входят в противоречие с географическими особенностями местности. Как уже говорилось, согласно «Атласу Краснодарского края и Республики Адыгея» редакции 2009 г., самый нижний приток Шебша – р. Бзиюк. Но ни на рассмотренных планах, ни в иных архивных документах нет сведений о пересечении военной дорогой между Георгие-Афипским и Ивано-Шебским укреплением некоего крупного притока Шебша. Более того, в примечаниях на плане движения русских отрядов говорится следующее: «…2-й путь для отряда есть ближайший, но должно иметь две переправы . Первый же путь дольше, но без переправы». Вряд ли можно предположить, что отряд Безкровного без особой на то необходимости прошел вверх по Шебшу до второго его притока в районе современной Новодмитриевской и перерезал тем самым коммуникацию крупной речкой – это сделало бы и без того трудное снабжение гарнизона вовсе зависящим от случайностей.

К примеру, архивные документы содержат сведения о том, как даже два небольших ерика, большую часть года сухих, на дороге между Афипским и Мостовым укреплением, прервали в феврале 1836 г. сообщение с кордонной линией [6. Л. 1об.]. Дорога, связывавшая укрепления на Афипсе и Шебше, постоянно использовалась войсками, поэтому наличие переправы через крупную непересыхающую речку потребовало бы создания моста и редута для его прикрытия. Так что же это – ошибка современных картографов, перепутавших названия двух притоков, или крайняя неточность архивных документов?

Кроме схематичных планов, хранящихся в ГАКК, мы располагаем несколькими точными картами XIX в., выполненными с помощью топографической съемки: «Карта Кавказского края 1847 года» в масштабе 5 верст в дюйме, две военно-исторических карты Е.Д. Фелицына и 5-верстная «Карта Закубанского края», которая, судя по некоторым объектам, на ней нанесенным, датируется началом 60-х гг. XIX в. Ни на одной из перечисленных карт не обозначена р. Бзиюка, впадающая в Шебш. Интересующее же нас укрепление на всех упомянутых картах расположено на месте современной станицы Новодмитриевской, на правом берегу р. Догай [Водогай].

Спутниковые фотографии позволяют определить причину неожиданного появления у Шебша «лишнего» притока – Бзиюки, которая в XIX в. текла параллельно ему и, не доходя до Кубани, питала обширные плавни на левом берегу, против Екатеринодара. Последние несколько сотен метров современной реки Бзиюк, перед ее устьем – прямой канал, прорытый, судя по всему, с целью осушения этих плавней. Далее же на север, в полях, отчетливо прослеживается след старого, извилистого русла реки. Таким образом, указания на то, что укрепление находилось «у впадения Шебша в Афипс», по меньшей мере некорректны. Кроме того, данный пример лишний раз доказывает необходимость осторожного отношения к сведениям, содержащимся в архивных документах, а также учета фактора антропогенных изменений в ландшафте.

В истории недолгого существования Ивано-Шебского укрепления есть еще один спорный вопрос, не освещенный в исторической литературе. В нескольких документах ГАКК мы встретили упоминания о переносе Шебского укрепления. Так, в рапорте командующего отрядом в закубанских укреплениях майора Забродского от 19 января 1831 г. упоминается некое «…среднее укрепление, устроенное на реке Шепше…» [4. Л. 16]. Еще в одном рапорте от 31 марта говорится следующее: «… приступил к разломке многих балаганов и шалашей и обвалившихся казарм, находящихся в старом укреплении, из которых лес употребил на постройку в новом укреплении для двух рот двух казарм…» [4. Л. 40, 40об.].

Несколько больше сведений содержит рапорт командующего 39-м егерским полком подполковника Пулло на имя Берхмана от 17 апреля 1831 г. Пулло пишет о занятии им «нового Иваношебского укрепления», перечисляет уже устроенные в нем строения для гарнизона, пороховой погреб, ротные кухни и офицерские домики. Из документа следует, что в новом укреплении было, как минимум, двое ворот – северные и южные. Командующий 39-м егерским полком отмечает, что караул в старом Шебском укреплении полностью уничтожен, а три из пяти редутов срыты. Два оставшихся, по его мнению, следует оставить на некоторое время для прикрытия пастбищных мест и водопоя [9. Л. 126, 126об., 133].

Из этих отрывочных сведений невозможно сделать какие-либо выводы о точном месте расположения нового укрепления и причинах его переноса спустя всего полгода после устройства отрядом Безкровного. Но, судя по всему, располагалось оно невдалеке от первого укрепления, если часть оборонительных сооружений оного предполагалось оставить. Отметим, что закубанские укрепления, как правило, имели в своих окрестностях ряд вспомогательных редутов и оборонительных линий.

Так, согласно Томкееву, когда 24 июля 1830 г. Безкровный заложил Шебское укрепление, в 100 саженях к юго-западу от него был устроен укрепленный лагерь, имевший вид четырехугольника с батареями по углам, позднее и ретраншемент протяжением в 500 сажень, фланги которого завершались редутом и люнетом [13. С. 204, 210]. Укрепленные же лагеря, которые создавались отрядами при устройстве укреплений в Закубанье, а позднее и на черноморском побережье, зачастую из временных становились постоянными и, не имея на то никаких оснований, именовались в документах «укреплениями», хотя не были обнесены оборонительными рвами и валами, а только плетеными оградами [8. Л. 13]. Поэтому можно предположить, что «старое» Ивано-Шебское укрепление и было тем самым временным лагерем, который оставили войска по окончании возведения основного укрепления. Отметим, что укрепленный лагерь обратить со временем в полевое укрепление предлагал начальникам отрядов и Емануель в диспозиции на 1830 г. [3. Л. 5об.].

Завершая обзор Ивано-Шебского укрепления, необходимо отметить, что важное стратегическое значение урочища Сатрук, в котором оно находилось, объяснялось также пересечением в этом месте ряда закубанских дорог. В литературе и архивных документах упоминается только Афипская дорога, идущая от урочища Хомуты к Шебшу. План же 1830 г. позволяет выявить сеть коммуникаций, в узле которых и располагалось Ивано-Шебское укрепление. «Большая дорога к абадзехам», пересекавшая реки Шебш и Афипс рядом с укреплением, предполагала наличие удобных переправ. Об этом свидетельствует и план 1836–1838 гг., на котором показан путь отрядов для захвата черкесских кошей у брошенного Шебского укрепления, а также рапорт начальника Георгие-Афипского укрепления от 10 ноября 1838 г. о постройке черкесами между реками Шебшем и Афипсом, вблизи двух дорог, вышки для наблюдения за нашими отрядами [10. Л. 197]. Дорога, пересекавшая Шебш рядом с укреплением и шедшая далее к Лабе, обозначена и на карте 1847 г.

Ивано-Шебское укрепление просуществовало недолго и в марте 1832 г. было оставлено войсками. Официальной причиной этого послужили нехватка сена и голод в закубанских укреплениях [11. Л. 1, 5, 15], однако истинные мотивы заключаются, видимо, в отсутствии военных выгод от его содержания, а также близости расположения к укреплению на Афипсе (около 9 верст). 

Список использованных источников

1. Государственный архив Краснодарского края. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1071
2. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1095.
3. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1129.
4. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1148.
5. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1159.
6. Ф. 249. Оп. 1. Д. 1501.
7. Ф. 347. Оп. 2. Д. 38.
8. Ф. 260. Оп. 1. Д. 58.
9. Ф. 261. Оп. 1. Д. 307.
10. Ф. 261. Оп. 1. Д. 419.
11. Ф. 261. Оп. 1. Д. 2012.
12. Киселев А.А., Фролов Б.Е. Кавказская война и вхождение Закубанья в состав России // По страницам истории Кубани. Краеведческие очерки. – Краснодар, 1993.
13. Томкеев В. Кавказская линия под управлением генерала Емануеля // Кавказский сборник. Т. XIX. – Тифлис, 1898.
14. Харченко В., Харченко А., Кистерев А. Между Илем и Шебшем. Очерки по истории Северского района Краснодарского края. – Краснодар, 1993.
15. Харченко В., Харченко А., Кистерев А. У подножья Собера. – 2005 [http://severskaya.ru, по состоянию на 02. 11. 2011]
16. Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года. – Краснодар, 1997.


Научное наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность: сборник материалов XIII научно- практической конференции «Научное наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность», г. Краснодар, 22 февраля 2013 г. – Краснодар: ИМСИТ, 2013. – 348 с.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Воинское служение ККВ // Фортификация

Рейтинг@Mail.ru