Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Кубанские казаки на фронтах Великой Отечественной

09.05.2013. Количество просмотров: 300

Подполковник запаса Г.М. Курков


В научной литературе тема участия казачьих кавалерийских формирований Красной армии в Великой Отечественной войне поднимается весьма редко. Именно этот пробел в историческом исследовании и решил восполнить автор данной статьи. Ему, на наш взгляд, удалось собрать и обобщить довольно богатый конкретный материал, убедительно свидетельствующий о весомом вкладе казачества, кубанского в частности, в борьбу против германского фашизма. Статья базируется на архивных документах, сведениях из справочных и мемуарных изданий и, надеемся, вызовет интерес у наших читателей. Основное ее содержание сосредоточено на первом периоде Великой Отечественной войны, что не случайно, поскольку, как показывает анализ боевой деятельности кавалерийских соединений, именно в это время роль кавалерии Красной армии была особенно заметной. Application about GOD Daily Prayers Причем, очень важное место в формировании казачьих соединений РККА занимала Кубань.

К июню 1941 года в результате реформ в РККА, проведенных по итогам Советско-финляндской и первого периода Второй мировой войн, в составе советских Сухопутных войск осталось всего 13 кавалерийских дивизий (в том числе 4 горно-кавалерийские). В приграничных округах находились 2, 5 и 6-й казачий кавалерийские корпуса двухдивизионного состава и одна отдельная кавдивизия. Из 13 дивизий лишь одна являлась казачьей - 6-я Кубано-Терская Чонгарская Краснознаменная ордена Ленина кавалерийская дивизия имени С.М. Буденного, которая дислоцировалась в г. Ломжа Белорусской СССР. Она являлась составной частью 6-го казачьего кавкорпуса и к началу войны представляла мощное, хорошо подготовленное к боевым действиям соединение, имевшее в своем составе 3-й Белореченский Кубанский, 48-й Белоглинский Кубанский, 94-й Северо-Донецкий Кубанский, 152-й Ростовский Терский казачьи кавалерийские и 35-й Кубанский танковый полки, а также 15-й Терский казачий конно-артиллерийский дивизион и 17-й Терский саперный эскадрон.

По штату в составе дивизии предусматривалось иметь 9240 человек, 64 легких танка, 18 бронемашин, 32 полевых и 16 противотанковых зенитных орудий, 64 миномета. Фактически же в ней было около 6 тыс. человек.

Об уровне подготовки 6-го казачьего кавкорпуса в целом и 6-й казачьей Кубано-Терской кавдивизии, в частности, писал в своих мемуарах Г.К. Жуков, который до конца 1938 года командовал этим корпусом: «6-й кавалерийский корпус по своей боеготовности был много лучше других частей. Кроме 4-й Донской, выделялась 6-я Чонгарская Кубано-Терская казачья дивизия, которая была отлично подготовлена, особенно в области тактики, конного и огневого дела».

Соединение, о котором с похвалой отзывался прославленный военачальник, было поднято по тревоге в 3 часа 22 июня командиром дивизии генерал-майором М.П. Константиновым и вступило в бой с гитлеровскими захватчиками, наступавшими в направлении города Ломжа. Казаки сделали все для того, чтобы выполнить боевую задачу на своем участке.

Первым вступил в бой Белоглинский казачий кавалерийский полк подполковника Н.Г. Петросянца, затем подошли Белореченский Кубанский подполковника В.В. Рудницкого и 152-й Ростовский Терский казачий подполковника Н.И. Алексеева полки. Под ударами превосходящих сил противника 6-я кавалерийская дивизия с тяжелыми боями отходила в сторону г. Минска, где была окружена и практически вся уничтожена. Остатки Северо-Донецкого Кубанского казачьего полка в количестве 300-350 сабель вырвались из окружения и отошли в район Орши. Там в неравных боях конники тоже почти все погибли.

Командир дивизии генерал-майор М.П. Константинов, будучи раненным, вынужден был остаться с партизанами и полтора года руководил крупным партизанским соединением.

Очень много и других казаков после разгрома своих дивизий продолжали воевать в составе партизанских групп и соединений. Документы Белорусского штаба партизанского движения свидетельствуют, что среди народных мстителей было немало казаков и командиров 6-го казачьего кавалерийского корпуса. Так, в Городокском отряде Федоренко летом 1943 года штаб возглавлял бывший начальник штаба 88-го кавалерийского полка капитан Г.П. Москалев, а комиссаром отряда был бывший ветфельдшер этого же полка В.П. Виноградов. В отряде Пакуши (Копаткевичский район) начальником штаба был бывший командир взвода 4-го кавполка лейтенант П.М. Черников.

В ходе приграничных сражений наши войска понесли значительные потери. Возможности стрелковых дивизий в боевом отношении снизились в 1,5 раза. Ввиду больших потерь и недостатка танков механизированные корпуса уже в июле 1941 года были расформированы. По этой же причине расформировывались и отдельные танковые дивизии. Потери в живой силе, конском составе и технике привели к тому, что основным тактическим соединением бронетанковых войск стала бригада, а конницы - дивизия. В связи с этим Ставкой Главного Командования 5 июля 1941 года было утверждено постановление о формировании 100 кавалерийских дивизий легкого типа численностью 3000 человек каждая в составе трех полков.

События 1941 года дают возможность сделать вывод о большом значении этого решения, поскольку кавалерийские соединения оказывали активное влияние на ход и исход крупных операций в первом периоде войны, если им ставили боевые задачи, присущие кавалерии. Они способны были неожиданно атаковать врага в заданное время и в нужном месте и своими быстрыми и точными выходами на фланги и в тыл немецких войск сдерживать продвижение их мотопехотных и танковых дивизий. В условиях бездорожья, распутицы и большого снега кавалерия оставалась самой эффективной мобильной боевой силой, особенно при дефиците механизированных средств. За право обладать ею в 1941 году шла, можно сказать, борьба между командующими фронтами.

О том, какое место кавалерии отводила Ставка ВГК при обороне Москвы, свидетельствует запись переговоров между заместителем начальника Генерального штаба генералом А.М. Василевским и начальником штаба Юго-Западного фронта генералом П.И. Водиным в ночь с 27 на 28 октября. Первый из них изложил решение Ставки о передаче конницы в войска, оборонявшие столицу. Второй же пытался уклониться от выполнения распоряжения, говорил о том, что 2-й кавкорпус, находящийся в распоряжении Юго-Западного фронта, в течение 17 дней ведет непрерывные бои и нуждается в пополнении боевого состава, что главком Юго-Западного направления Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко не считает возможным лишиться этого корпуса. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин сначала корректно потребовал через А.М. Василевского согласиться с предложением Ставки ВГК, а затем просто приказал проинформировать командование фронта о том, что составы для переброски 2-го кавкорпуса будут поданы, и напомнил о необходимости дать команду на его погрузку.

Командующий 43-й армией генерал-майор К.Д. Голубев в донесении И.В. Сталину от 8 ноября 1941 года в числе других просьб указывал такую: «...Нужна конница, хотя бы один полк. Своими силами сформировали только эскадрон». Таким образом, не имея на московском направлении достаточно мощных танковых и механизированных соединений, Ставка ВГК для отражения ударов противника стремилась использовать кавалерию.

Основная нагрузка по формированию кавдивизий в Северо-Кавказском военном округе легла на Кубань. В июле 1941 года были сформированы пять, в августе - еще четыре кубанские кавалерийские дивизии. В октябре началось формирование трех добровольческих кубанских кавдивизий, которые затем составили основу 17-го кавалерийского корпуса. Итак, в июле-августе первого года войны с Кубани на фронт были отправлены девять кавдивизий, сформированных из казаков призывного возраста.

Судя по архивным данным, мобресурсы Кубани по лицам призывного возраста, пригодным для выполнения боевых задач в кавалерии, были практически полностью исчерпаны летом 1941-го. В составе кавсоединений на фронт отправили около 27 тыс. человек, прошедших в межвоенный период подготовку в казачьих территориальных кавалерийских соединениях. На всем Северном Кавказе в июле-августе сформировали и отправили в действующую армию семнадцать кавдивизий. При этом Кубань направила в ряды защитников Отечества в этот период тяжелейших боев больше своих сыновей, чем все остальные административные единицы Северного Кавказа, вместе взятые.

С сентября в Краснодарском крае осталась возможность формировать только добровольческие дивизии, проводя отбор воинов, пригодных для службы в кавалерии, в основном из лиц непризывного возраста. Дивизии, сформированные в июле-августе 1941 года, перебазировались на участки фронта, определенные Ставкой ВГК, и в связи с тяжелой обстановкой на фронте практически «с колес» вступали в бой. Боевой состав всех кавдивизий легкого типа был одинаков: три кавполка и эскадрон химзащиты. Всего в 1941 году были сформированы 82 кавалерийские дивизии легкого типа. Только после ввода в строй промышленных предприятий, эвакуированных с прифронтовых территорий в восточные районы страны, появилась возможность наращивать огневую мощь соединений Красной армии за счет увеличения механизированных средств и тяжелого вооружения, а кавалерийские, дивизии получили в свое распоряжение танковые полки, усилились противотанковым вооружением и средствами ПВО.

Начало боевого пути всех кавалерийских дивизий Кубани, сформированных в июле-августе 1941 года, было практически одинаковым. Они прибывали на заданный участок фронта через 10-15 дней после начала комплектования и приступали к выполнению боевой задачи. В состав войск Южного фронта были направлены три кубанские (62, 64, 66-я) дивизии, еще три (72, 40, 42-я) кавдивизий были включены в состав Крымского фронта. В составе Центрального фронта начали боевую деятельность две кавдивизий кубанцев (43-я и 47-я), а на Западном фронте - кубанская (50-я) и кавдивизия, сформированная из казаков Кубани и Ставрополья (53-я).

Кавалерийские соединения вводились в прорыв на узком участке фронта и действовали в тылу врага, сковывая и тормозя продвижение его моторизованных сил. От лихих атак кавалеристов противник нес серьезные потери. Примером могут служить боевые действия одной из кавалерийских групп в Белоруссии в июле 1941 года. Она в составе 32-й кавалерийской дивизии (командир полковник А.И. Бацкалевич), 43-й кубанской (комбриг И.К. Кузьмин) и 47-й кубанской (генерал-майор А.А. Сидельников) была сформирована в очень короткие сроки. Командовать ею было приказано полковнику А.И. Бацкалевичу, командиру более мощного по составу и более подготовленного, имевшего боевой опыт кадрового соединения. Сформированное еще в марте 1938 года на базе 1-й Червонной казачьей кавалерийской дивизии, оно имело в своем составе четыре кавалерийских полка (65, 86, 121 и 153-й), 40-й отдельный конно-артиллерийский дивизион, 27-й отдельный саперный эскадрон, 4-й отдельный эскадрон связи15. 47-я и 43-я кавдивизии, которые начали формировать в станице Уманская и г. Тихорецке из кубанских казаков 6 и 7 июля 1941 года, уже 20 июля перебазировались на Центральный фронт и без дополнительной подготовки были включены в состав кавгруппы полковника А.И. Бацкалевича.

Неделю спустя эта группа была брошена в тыл мощной группировки противника. В ходе боев она натолкнулась на сильное сопротивление, понесла большие потери, но боевую задачу выполнила, сковав 43-й немецкий армейский корпус севернее Мозыря, а также задержав движение вражеского 35-го армейского корпуса на Мозырь.

Очень часто бои приходилось вести в окружении. В августе кавгруппа, прикрывая отход 21 Ак Днепру, вновь действовала в окружении. В сентябре после кровопролитных столкновений вырвалась из вражеского кольца и соединилась с частями Красной армии, действовавшими с фронта. В октябре-ноябре 43-я и 47-я кубанские дивизии ввиду больших потерь были расформированы и обращены на укомплектование 32-й кавдивизии 
40-я (полковник Ф.Ф Кудеров; место формирования - станица Кущевская Краснодарского края) и 42-я (полковник В.В. Глаголев; г. Краснодар) кавдивизии, сформированные из кубанских казаков во второй половине июля, в августе были переброшены на Крымский полуостров в состав кавгруппы генерала Д.И. Аверкина (51 А).

С 1 сентября они вели тяжелые оборонительные бои с превосходящими силами противника. 42-я кавдивизия ввиду тяжелых потерь решением командования Приморской армии от 13 ноября 1941 года обращена на укомплектование 40-й кавдивизии, которую с 23 октября переподчинили командующему Приморской армией. До апреля 1942 года 40-я кд вела оборонительные бои в Крыму, а затем была расформирована и обращена на пополнение частей Севастопольского оборонительного района Приморской армии и 17-го кавалерийского корпуса, сформированного на Кубани.

72-я кавдивизия (генерал-майор В.И. Книга), сформированная в августе 1941 года в Краснодаре, в начале января 1942-го прибыла в Крым и вела боевые действия в составе Крымского фронта. В мае в районе г. Керчь обеспечила переправу частей фронта на Таманский полуостров. 15 июня из-за тяжелых невосполнимых потерь была расформирована и обращена на пополнение 40-й отдельной пластунской стрелковой бригады Северо-Кавказского фронта.

62-я (полковник И.Ф. Куц; место формирования - г. Тихорецк), 64-я (полковник Н.В. Симеров; станица Кавказская Краснодарского края) и 66-я (полковник В.И. Григорович; г. Армавир) кавдивизии, сформированные из кубанских казаков в августе 1941 года, в ноябре вошли в состав действующих армий Южного фронта и приняли активное участие в Ростовских оборонительной и наступательной операциях. В ожесточенных боях с противником под Ростовом казаки понесли большие потери, но пройти на их участке враг не смог. В конце декабря 1941 года 64-я, а в начале января 1942-го 62-я и 66-я кавдивизии вошли в состав 2-го казачьего кавалерийского корпуса. Ввиду больших потерь в ходе боевых действий первая из них была расформирована и обращена на укомплектование 70-й и 78-й кавдивизии.

Упорным сопротивлением советских войск, в том числе и казачьих соединений, были сорваны планы противника по окружению войск Южного фронта, а в результате проведенных операций предотвращен прорыв гитлеровцев на Северный Кавказ, стабилизировался фронт. Оборонительная и наступательная Ростовские операции Южного фронта, в которых немаловажную роль сыграли две донские (35-я и 68-я) казачьи кавдивизии и одна кавдивизия (56-я), сформированная из кубанских и ставропольских казаков, не позволили гитлеровскому командованию за счет войск группы армий «Юг» усилить группу армий «Центр», наступавшую на московском стратегическом направлении, чем были созданы условия для начала контрнаступления советских войск под Москвой. 62-я кавдивизия в феврале-марте 1942 года участвовала в боях на Павлоградском направлении. В составе 2-го казачьего кавкорпуса в мае 1942-го вела тяжелые бои с превосходящими силами противника в окружении в районе населенных пунктов Лозовский, Красная Балка. Дивизия прекратила свое существование в результате невосполнимых потерь.

66-я кавдивизия в январе-марте в составе 2-го казачьего кавкорпуса участвовала в Барвенково-Лозовской операции, действуя на краматорском направлении. Ввиду тяжелых потерь была расформирована.

На Западном фронте 50-я (полковник И.А. Плиев; место формирования г. Армавир Краснодарского края) и 53-я (комбриг К.С. Мельник; г. Ворошиловск (ныне г. Ставрополь) и г. Армавир) кавдивизии, формирование которых было начато 6 июля 1941 года, уже 15-го вошли в состав кавалерийской группы генерала А. Г. Селиванова (войска 30 А), а затем кавгруппы полковника Л.М. Доватора (войска 16 А).

О том, как воевали кубанские и ставропольские казаки, писали центральные газеты, сообщали по радио. Так, в одном из сообщений Совинформбюро говорилось, что кавалерийская казачья группа под командованием полковника Л.М. Доватора проникла в тыл противника и в течение длительного времени громила немецкие войска и коммуникации. За время рейда казаки разбили два немецких батальона, уничтожили 3 орудия, захватили 4 миномета, 9 станковых пулеметов и другую военную технику, сожгли несколько продовольственных складов и склады с обмундированием, разгромили автоколонну. Кроме того, 50-я и 53-я кавдивизии, уже в составе 3-го кавалерийского корпуса генерал-майора Доватора, с 18 по 26 ноября 1941 года совершили рейд по тылам 9-й немецкой армии, пройдя с боями 300 км. В течение недели кавгруппа уничтожила свыше 2500 вражеских солдат и офицеров, подбила 9 танков и более 20 автомашин, разгромила десятки военных гарнизонов.

Приказом наркома обороны СССР от 26 ноября 1941 года 3-й кавалерийский корпус был преобразован во 2-й гвардейский, а 50-я и 53-я кавалерийские дивизии за проявленное мужество и боевые заслуги их личного состава в числе первых были преобразованы в 3-ю и 4-ю гвардейские кавалерийские дивизии соответственно. 2-й гвардейский кавкорпус, в котором воевали казаки Кубани и Ставрополья, вел бои в составе 5-й армии. 11 декабря 1941 года кавкорпусу была поставлена задача перекрыть дорогу Руза - Новопетровский, выйти в тыл противнику и содействовать наступлению наших войск на Рузу. Казаки-гвардейцы в течение недели вели наступательные бои, освобождая деревни и села Подмосковья. Они выполнили поставленную задачу, уничтожив свыше тысячи гитлеровцев и захватив большие трофеи.

19 декабря корпусу была поставлена новая задача - перерезать противнику путь отхода по Можайскому шоссе. Она тоже была выполнена, но во время одной из атак геройски погиб командир корпуса генерал-майор Л.М. Доватор. 21 декабря ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. В командование корпусом вступил генерал-майор И.А. Плиев.

Особое место в истории первого периода Великой Отечественной войны занимает процесс формирования добровольческих казачьих кавалерийских соединений Кубани в 1941 -1942 гг.

3 июля 1941 года по радио с речью выступил председатель ГКО И.В. Сталин, изложив содержание директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня. В этот же день бюро Краснодарского крайкома ВКП(б) в связи с этим выступлением приняло постановление о немедленной перестройке всей работы партийных, советских и комсомольских организаций, предприятий, учреждений и колхозов на военный лад и проведении в крае записи добровольцев в народное ополчение.

19 июля Краснодарским крайкомом ВКП(б) и крайисполкомом во исполнение директивы военного совета Северо-Кавказского военного округа от 10 июля 1941 года было принято решение об организации кавалерийских казачьих сотен с целью оказания помощи истребительным батальонам по борьбе с возможными парашютными десантами противника. В кавалерийские казачьи части зачислялись колхозники без ограничения возраста, умевшие управлять конем и владеть огнестрельным и холодным оружием. Конское снаряжение — за счет колхозов и совхозов, казачья форма - за счет каждого бойца.

По согласованию с ЦК ВКП(б) с 22 октября началось формирование трех казачьих кавалерийских дивизий в порядке добровольности из числа казаков и адыгейцев без ограничения возраста. Были сформированы 1, 2 и 3-я кавдивизии, составившие основу 17-го кавалерийского корпуса, который был включен в кадровый состав РККА 4 января 1942 года. Вновь созданные соединения стали именоваться 10, 12 и 13-я кавдивизии. Командиром корпуса был назначен генерал-майор М.Ф. Малеев. 23 февраля 1942 года казаки-кубанцы приняли присягу. С 10 января на основании тех же руководящих документов по формированию кубанских добровольческих кавдивизии в состав корпуса вошла 116-я Донская, а с 11 июня - 15-я Донская казачья кавдивизии (несколько раньше, в апреле, расформировали уже упоминавшуюся 10-ю Кубанскую кавдивизию). В июне 1942-го командиром корпуса был назначен генерал-майор Н.Я. Кириченко. Следует подчеркнуть, что основу всех кавалерийских соединений корпуса составили казаки-добровольцы, возраст которых колебался от четырнадцати до шестидесяти четырех лет. Казаки иногда приходили семьями вместе со своими детьми.

С первых же боев в июне-июле 1942 года о героических подвигах казаков 17-го кавкорпуса сообщали пресса и радио. В сводках с фронтов их действия ставились в пример другим. По ходатайству Краснодарского крайкома ВКП(б) и военного совета Северо-Кавказского фронта 17-й кавкорпус приказом НКО СССР от 27 августа 1942 года был преобразован в 4-й гвардейский (командир генерал-лейтенант Н.Я. Кириченко), а казачьим дивизиям корпуса присвоены наименования: 9-я гвардейская Кубанская казачья кавалерийская дивизия (генерал-майор И.В. Тугаринов), 10-я гвардейская Кубанская казачья кавалерийская дивизия (генерал-майор Б.С. Миллеров), 11-я гвардейская Донская казачья кавалерийская дивизия (генерал-майор С.И. Горшков), 12-я гвардейская Донская кавалерийская дивизия (генерал-майор Я.С. Шарабурко). Поданным ЦАМО РФ, два полка 9-й гвардейской Краснознаменной Кубанской казачьей кавалерийской дивизии формировались и пополнялись добровольцами Ейского и Штейнгардовского (в 1953 г. упразднен, территория передана Староминскому и Кущевскому районам) районов и прилегавших к ним станиц Краснодарского края. Таким образом, казаки-добровольцы в первых боях с оккупантами защищали непосредственно землю, где они родились и выросли. И казаки стояли насмерть.

В ходе боев с немецко-фашистскими захватчиками казачьи соединения корпуса отходили с занимаемых позиций только по приказу. Август и сентябрь 1942 года прошли в тяжелых оборонительных боях на территории Краснодарского края. Во второй половине сентября две кубанские дивизии корпуса по приказу вышестоящего командования из района Туапсе по железной дороге через Грузию и Азербайджан были переброшены в район Гудермес - Шелковская с целью воспрепятствовать продвижению немцев в Закавказье. В результате тяжелых оборонительных боев эта задача была выполнена.

В первой половине ноября 1942 года по железной дороге через Закавказье в район Кизляра прибыли донские соединения 4-го гвардейского казачьего корпуса. По итогам боев в составе войск Черноморской группы Закавказского фронта в сентябре-октябре командующим войсками Черноморской группы в приказе от 6 ноября 1942 года всему личному составу корпуса была объявлена благодарность.

27 ноября на основании приказа Верховного Главнокомандующего от 20 ноября 1942 года на базовой основе 9-й и 10-й кубанских и 30-й кавдивизии был сформирован 4-й гвардейский Кубанский (генерал-лейтенант Н.Я. Кириченко), а на основе 11-й и 12-й гвардейских донских и 63-й кавдивизии - 5-й гвардейский Донской (генерал-майор А.Г. Селиванов) казачьи кавалерийские корпуса.

Это событие совпадает по времени с окончанием первого периода Великой Отечественной войны и является важным этапом в истории казачьих кавалерийских соединений. С этого времени в рядах Красной армии появились два казачьих оперативно-тактических соединения, которые в таком виде сохранились до конца войны.

Как видим, кавалерийские соединения, сформированные на Кубани в первом периоде Великой Отечественной, сыграли важнейшую роль в отражении ударов немецко-фашистских войск. В условиях тяжелых боев и огромных потерь личного состава и боевой техники кавалерия очень часто оказывалась единственным мобильным средством, способным задержать и даже остановить вражеские механизированные и танковые ударные группировки. В условиях же бездорожья, распутицы и большого снега в 1941 - 1942 гг., отсутствия достаточного количества механизированных средств кавалерия являлась самой эффективной силой, способной нанести удар по врагу в нужное время и в нужном месте.

Система подготовки кавалерийских частей в территориальных формированиях в межвоенный период, особенно в регионах компактного проживания казачьего населения, позволила без дополнительной подготовки в короткие сроки и при минимальных затратах сил и средств поставить на фронт хорошо подготовленные в боевом отношении соединения. Северный Кавказ в этом вопросе оказался лидером. За короткий период времени (июль-август 1941 г.) в действующие армии были направлены семнадцать кавалерийских дивизий, что составило более 60 проц. от числа кавсоединений, сформированных в казачьих регионах всего Советского Союза. Казачьи кавалерийские соединения Кубани, Дона, Ставрополья и Терека своими мощными и эффективными ударами вызывали панику в рядах врага, сеяли ужас и смятение. Казаки оказались прекрасно подготовленными и наступать, и обороняться, действовать как в конном, так и в пешем строю.

Более 50 тыс. лиц призывного возраста из Северо-Кавказского региона, в том числе 27 тыс. кубанских казаков, убыли на фронт в составе казачьих кавалерийских дивизий в июле-августе 1941 года. В процессе сборов в местах формирования кавалерийских соединений казаки не требовали больших дополнительных усилий для превращения в грозных соперников для врага. Эти кавалеристы практически сходу вступали в схватку с превосходящими силами противника. Своими лихими атаками и упорной, стойкой обороной казаки Кубани, Дона, Ставрополья и Терека заслужили уважение и любовь командования и рядовых воинов Красной армии.

Все уцелевшие в ходе тяжелейших боев в первом периоде войны казачьи кавалерийские соединения Северного Кавказа (50-я и 53-я кавдивизии, 4-й Кубанский и 5-й Донской кавкорпуса) стали гвардейскими и с честью пронесли это звание до конца Великой Отечественной войны. Из девяти дивизий, сформированных из лиц призывного возраста в 1941 году, только две - 50-я кубанская (3-я гвардейская) и 53-я (4-я гвардейская), сформированная из казаков Кубани и Ставрополья, сохранили свой статус и пронесли его через огненные годы войны. Остальные казачьи кавалерийские соединения Кубани ввиду тяжелейших потерь в 1941 - начале 1942 года были расформированы и обращены на укомплектование вновь сформированных кавсоединений. После ранений или расформирования кавалерийских частей и соединений казаки Кубани чаще всего направлялись для пополнения соединений 17-го кавалерийского (4-го гвардейского Кубанского) корпуса, который с 1942 года являлся базовой основой кубанских казачьих кавалерийских дивизий.



Источник: «Военно-исторический журнал» №4, 2006 г.
Материал с сайта http://cossac-awards.narod.ru

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Воинское служение ККВ // История войн и сражений

Рейтинг@Mail.ru