Соклаков А. Ю.


Изучение исторической литературы и справочных изданий показало, что существовавшие в Российской империи в XVIII-XIX в. казачьи формирования традиционно относятся исключительно к иррегулярным войскам, а самих казаков именуют при этом особым военным сословием (Большая советская энциклопедия (далее БСЭ)./Глав. ред. Б. Введенский. – 2-е изд. – М., 1953. – Т. 19. – С. 299; БСЭ./Глав. ред. А. Прохоров. – 3-е изд. – М., 1973. – Т. 11. – С. 175-177 и др.). Также признается бесспорным, что «… царское правительство <…> в начале 18 в. подчинило казачество центральной власти и превратило казаков в привилегированное военное сословие», сформировав из него данный тип войск (Военный энциклопедический словарь./Под ред. Н. Огаркова. – М., 1983. – С. 310.). Кроме того, определение казачьего войска полностью отождествляется с определением иррегулярного войска.

Анализ существующих на настоящий момент определений этих типов войск позволил автору, в качестве одной из главной их особенности в отличие от регулярных войск, выделить неразвитость в них порядка или системы комплектования (Военная энциклопедия (далее – ВЭ)./Под ред. П. Грачева. – М., 1995. – Т. 3. – С. 118-119, 439-440, 452-453; ВЭ./Под ред. И. Родионова. – М., 1997. – Т. 1. – С. 103, 149-150; БСЭ./Глав. ред. А. Прохоров. – 3-е изд. – М., 1972-1973. – Т. 10. – С. 449, Т. 11. – С. 175-177; Словарь русского языка./Глав. ред. А. Евгеньева. – М., 1981. – Т. 1. – С. 203, 203; Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. – 2-е изд. – СПб.-М., 1881. – Т. 2. – С. 47 и др.). При этом, изучение ряда определений «комплектования», показало, что они не вполне применимы для раскрытия специфичности казачьих формирований в этом вопросе, так как, излагая разное количество принципов и основ, перечисляя ряд способов и систем, они раскрывают суть понятия лишь применительно к регулярным войскам (См.: Энциклопедия военных и морских наук./Под ред. Г. Леера. – Вып. I. – СПб., 1888. – Т. IV. – С. 324-325; Военная энциклопедия Сытина./Под ред. К. Величко. – СПб., 1913. – Т. XIII. – С. 88-89; Военный энциклопедический лексикон издаваемый обществом военных литераторов. – СПб., 1855. – Т. VII. – С. 322 и др.).

В целом, изучение законодательных и других источников Российской империи показало неточность ряда существующих представлений по этим вопросам. Действительно закономерным итогом взаимоотношений казачества и государства к началу XIX в. было стремление правительства считать всех казаков обязанными нести службу, которая стала рассматриваться в качестве своеобразной платы за дарованные им земли и т. п. Но при этом, на базе бывших казачьих вольниц, городовых и сторожевых команд усилиями правительства постепенно создавались казачьи формирования различных организационных структур и типов. К их числу принадлежали войска, особые команды, компании, а также «довойсковые» и «надвойсковые» структуры (В их число входили Поселенные Кавказской линии казаки (1786-1832 гг.), Сибирская линия казаков (1763-1808 гг.) и др., см.: ПСЗРИ, собр. 1-е. – Т. XX, №14.464 «О заселении пограничных по Тереку земель Волгским войском; о соединении всех под разными названиями состоящих небольших войск в один корпус и о именовании его Астраханским казачьим войском». – СПб., 1830; Казин В. Х. Казачьи войска. Краткая хроника казачьих войск и иррегулярных частей: Справочная книга Императорской Главной Квартиры./Под ред. В. К. Шенка – СПб., 1912. – С. 13-15, 173, 236, 272 и др.). А реорганизация казачьих сообществ в поселенные войска и части иррегулярного типа закончилась лишь в XIX в. (Исключение составили только якутские и камчатские городовые казаки).

В зависимости от ряда факторов, казаки использовались для несения разнообразных воинских и гражданских служб на нерегулярной, временной и постоянной (регулярной или сменной) основе. Поэтому, многообразие подходов к использованию различных казачьих структур и множественность отбываемых казаками видов служб привело к существенным отличиям в устройстве существовавших к началу XIX в. казачьих формирований. Проведенный анализ законодательных источников Российской империи, а также характера службы казачьих сообществ позволили автору сгруппировать их в следующие типы: городовые команды, вольницы запорожских (задунайских) и некрасовских казаков, формирования регулярного и иррегулярного типов, а также временные части. При этом единообразия и четкой правовой регламентации в вопросах комплектования их личным составом в начале XIX в. еще не существовало. Автор выделил следующие методы комплектования казачьих формирований Российской империи в данный период: архаичный, куренной, волонтерный, представительный, дифференцированный, очерéдный и метод найма.

Последовавшее в XIX в. реформирование комплектования казачьих формирований осуществлялось в общем контексте военных реформ и заключалось в выработке особой системы и ее последующем преобразовании. В качестве основы будущей системы комплектования казачьих войск иррегулярного типа правительство использовало применявшийся в Войске Донском очередной метод комплектования. При этом в ходе первого периода (1802-1834 гг.) реформирования были утверждены войсковые комплекты и штаты частей. Одновременно коронные власти постарались максимально возможно расширить сферу действия принятого в Донском войске очерéдного метода комплектования. Одновременно основные усилия властных органов в это время были сосредоточены на сборе и изучении всех правил, обычаев и норм Войска Донского в сфере комплектования и прохождения службы для последующей выработки на этой основе очерéдного порядка комплектования.

Утверждение в 1835 г. императором законодательно закрепившего этот порядок положения Войска Донского положило начало второму периоду (1835-1853 гг.) по созданию единой системы комплектования казачьих формирований (ПСЗРИ, собр. 2-е. – Т. X, от. 1, №8163 «Положение об управлении Донского войска». – СПб., 1836.). В течение 16-ти лет последовавших с момента его принятия были разработаны аналогичные документы для большинства казачьих формирований. Их содержание в вопросах комплектования в большинстве случаев копировало нормы положения Донского казачьего войска.

Во второй половине XIX в., стремясь сократить расходы на содержание казачьих частей в мирное время и повысить мобилизационную готовность войск, правительство приступило к кардинальному реформированию системы комплектования казачьих формирований. При этом в ходе первого этапа преобразований в 1855-1865 гг. из-за отсутствия четкой концепции реформирования и слабого контроля со стороны властных структур работа по выработке проектов положений о казачьих войсках окончилась практически безрезультатно. На втором этапе (1865-1873 гг.) правительство впервые отказалось от всеобщности службы казачьего населения (См.: ПСЗРИ, собр. 2-е. – Т. XLII, от. 1, №44787 «Положение о военном составе Оренбургского казачьего войска …». – СПб., 1871 и др.). С 1867 г. казаки ряда войск по жребию были разделены на служащих и не служащих. Однако на практике введенный в это время жеребьевый порядок комплектования не был лишен недостатков и оказался неудобен для использования в малочисленных казачьих формированиях.

Поэтому на третьем этапе (1874 г. – начало XX в.), после введения всеобщей воинской повинности правительство приступило к кардинальному реформированию порядка комплектования казачьих частей и воинской службы личного состава казачьих формирований, выразившемуся в возврате к всеобщности и обязательности казачьей службы. В период с 1874 по 1910 г. на основе выработанного для Войска Донского призывного порядка комплектования была полностью реформирована система комплектования казачьих войск (ПСЗРИ, собр. 2-е. – Т. XLIX, от. 1, №53943 «Положение о военной службе казаков Донского казачьего войска», т. L, от. 1, №54588 «Об уставе о воинской повинности Донского казачьего войска». – СПб., 1876, 1877.). Вне ее действия остались лишь якутские и камчатские городовые казаки, а также ряд особенностей сохранился в формированиях уральских, терских, кубанских, иркутских и енисейских казаков (Свод законов Российской империи. – Петроград, 1915. – Т. II, IV.).


Научный сборник. №21. – Тула: Тульский артиллерийский инженерный институт, 2004.