Самобытный талант казачьего кобзаря Ивана Вараввы – для современной Кубани – это символ духовного самостояния казачества, которое не сгинуло под бременем репрессий, запретов и исторического хаоса ХХ столетия и нулевых века ХХI-го. Рожденный от казачьего рода-племени на заре советской эпохи, 5 февраля 1925 года, Иван Варавва в самый ее расцвет по своей казачьей воле сочно, неповторимо и во весь поэтический голос - воспевал в поэтических сборниках «Казачий край», «Огонь горицвета», «Молодость сабли», «Пшеничный прибой», «Песня гайды», «Цветы и звёзды», «Соколиная степь», «Казачий шлях», «Бежит река Кубанушка», «Ехал казаченьки», «Песня любви», «Орлиные стаи», «Отцовская хата» - красоту и крепость неповторимой казачьей натуры, казачью судьбу, пшеничное раздолье кубанских хуторов и степей. Во «Всадниках вьюги» - запечатлел в ярких поэтических образах тот ужас и неминуемую смерть, что несли на кончике шашки казаки, настигая врага во время казачьей лавы. Освобождая во время Великой Отечественной войны Кавказ, Варшаву, - воевал Варавва с бесстрашием казака. Как настоящий казак, заслоняя собой Родину, не уходил от судьбы, - бросал вызов самой смерти, глядя в глаза, - отчаянно и безоглядно:

Я – властелин металла и огня.

Огонь…В меня! -

В Древней Руси зародился и зазвучал на века русский клич «Иду на Вы» великого князя Святослава. Кубанская земля прославилась до самого Берлина казачьим, вараввинским - «Огонь… В меня!». Двадцатилетний сержант, дойдя до Берлина, - оставил крепкое казачье словцо на стене поверженного Рейхстага. И как казак поставил жирную точку на всякой попытке вражьей силы посягнуть на родную землю.

Сотканная из несгибаемой воли и кипучей энергии, неуемная натура Ивана Вараввы казачьей лавой сметала на своем пути все, что застило жизнь. Потому, не дожидаясь реабилитации репрессированных народов, – одним росчерком пера поэт узаконил свое историческое наличное бытие именно как кубанский казак:

Разгулялась по свету метелица,

Не уймётся, не стихнет никак,

А мне помнится, а мне верится —

На коне я, кубанский казак!..

    Именно этим духовным самостоянием – дорога память о великом поэте Кубани и России Иване Варавве – в наши дни. Поэзия Ивана Вараввы приблизила важную для истории российского казачества минуту, когда подвиги и заслуги казачества перед Россией – вновь на скрижалях отечественной истории. Благодаря ему не прервалась для казаков связь времен и поколений. Как свеча – негасимая - дух казачий в самое что ни на есть советское время, перечеркнувшее казачью историю, продолжал жить в стихах, образах, казачьих байках, песнях кубанских казаков, их ярких рассказах, воспоминаниях, которые всю жизнь собирал Иван Варавва и переплавлял в горниле своих поэтических прозрений.

Проезжий нездешний, прохожий

Заметит у тихой воды:

Здесь даже одежды похожи

На степь, огороды, сады.

На хуторе нашем вишневом

Весною дорога бела

От вишен в цветении новом,

От их молодого тепла.

Я тоже однажды недаром

Из хутора в стылый мороз

Бесценный домашний подарок —

Весну на рубашке — принёс.

Сегодня воздали дань памяти известному земляку - поэту, фронтовику, казачьему кобзарю Кубани тем, что присвоили имя Ивана Вараввы Краснодарской краевой детской юношеской библиотеке, школе № 1 станицы Староминской, которую окончил в свое время будущий поэт. Ежегодно в день его рождения тождественно возлагаются цветы на могилу поэта.

Но самым дорогим для Ивана Варавы цветком станет тот, что расцветет в душах юных казачат. В тот миг, когда они душой приникнут к его стихам, чтобы надышаться просторами родных полей, налюбоваться синью неба, заслушаться песнью жаворонка над кубанской степью… А главное, чтобы узреть свой верный, казачий исторический путь, какой объединит сегодня все народы России.

Несмотря на внешнюю безбашенность – читая свои горячие казачьи стихи, Иван Варавва в запале мог снять с себя и бросить в костер во время пикника свой дорогой польский пиджак, и когда тот уже дотлевал, броситься доставать из кармана десятку, чтобы «горилку купить…», - внутренне он был очень собранной, целокупной, яркой, целеустремленной личностью. Искал, выверял путь. И не терпел беспутства у окружающих. Мне, выпускнице филологического факультета, дерзнувшей начать работу в альманахе «Кубань» - мог между делом кинуть в лицо: «Шла бы в школу! Уверена, что это твое? Тут нужен характер и талант…» И спустя время, строго вчитываясь в мои рецензии, статьи, скупо сказал: «Оставайся. Твое».

Дорожу этим благословением родного, близкого, понятного сердцу поэта. И благодарю судьбу за то, что дала возможность воочию соприкоснуться с этим уникальным для России, как и само казачество, ярким поэтическим дарованием. Журнал «Кубань», главным редактором которого с 1991 года был внук кубанского казака и черкешенки – известный писатель, ученый, публицист России Виталий Канашкин, впервые открывший на Кубани тему казачества (опубликовал архивный тогда еще труд Ф.А. Щербины «Историю Кубанского казачьего войска», свидетельства о расказачивании, о жизни генерала Корнилова) – это детище Ивана Вараввы. После войны, в 1945 году, он приложил много сил для его создания. Читатели «Кубани» всегда с нетерпением ждали новые стихи поэта, его комедию «Хорош дом — да морока в нём», зачитывались стихотворной пьесой «Конфуз на ярмарке»...

Поэтическое завещание поэта Вараввы – простое, на первый взгляд:

Все, чем жив, что ведаю и знаю,

Что добыл в походе и в бою,

Моему отеческому краю

В доброе наследство отдаю.

Но жил поэт сутью и смыслами целого мироздания. Многое из того, что завещано казачьим поэтом, - казаками Кубани исполнено. Найден путь, благодаря которому – с Богом - Россия вновь обретет спасение. Подрастающему поколению – предстоит наследовать от поэта главное - характер и казачью натуру! Остальное – сладится!

Наталья Щербакова