Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Иеромонах Паисий – полковой священник Абинского укрепления

23.01.2012. Количество просмотров: 223

Пономарев Виктор Петрович – историк,
педагог дополнительного образования
Детского дома творчества (г. Абинск)

В Западном Закубанье в августе 1834 года было основано Абинское укрепление. Отряд под командованием начальника войск на Кавказской линии и в Черномории генерал-лейтенанта А.А. Вельяминова заложил форпост на левом берегу реки Абин, как часть Геленджикской коммуникационной линии. Укрепление просуществовало до апреля 1854 года, когда во время Крымской войны гарнизон был выведен, а сооружения разрушены.

За 20 лет в Абинской крепости несли службу многие тысячи солдат и офицеров Кавказской армии. Среди них были и представители православного духовенства, которые наравне со всеми претерпевали все тяготы военной службы в окружении враждебного населения и в полной изоляции от остального мира. Им приходилось принимать участие и в боевых действиях. Широко известен подвиг священника 1-го Черноморского линейного батальона Александра Иванова, который во время героической обороны в мае 1840 года «с крестом в руках во все продолжение штурма находился между рядами солдат». За этот подвиг отец Александр получил в награду золотой наперсный крест на Георгиевской ленте [1,2].

Вскоре после этих событий отца Александра сменил иеромонах Паисий (Сипченко), определенный в Абинское укрепление в ведомство Черноморской кордонной линии указом Святейшего Синода от 18 мая 1840 года «по высочайшему соизволению императора Николая Павловича» [3]. Отец Паисий (в миру Петр Дмитриевич Сипченко) родился в 1801 году в местечке Новая Водолага Валковского уезда Харьковской губернии. Согласно формулярному списку, данные которого приводит Патерик Глинской пустыни, он происходил из семьи войсковых обывателей. Семья была малосостоятельной, поэтому начальное образование получил в доме родителей, «где познал грамоту и полюбил книгу» [4]. Любимым чтением в это время становятся жития святых.

Впоследствии родители юного Петра записались в купеческое сословие города Валкова. Какое-то время будущему иноку пришлось помогать отцу в торговых делах, но не торговля оказалась его призванием. Глубокая религиозность, которую он, по всей видимости, воспитал самостоятельно под влиянием прочитанных духовных книг, привела в 1828 году в Глинскую Рождество-Богородицкую общежительную пустынь (Путивльский уезд Курской губернии) [5].

Необходимо отметить, что в то время Глинская обитель славилась по всему российскому югу подвижничеством своих иноков. Основанная еще в начале XVI века на месте чудесного явления чудотворной иконы Рождества Пресвятой Богородицы, окруженная со всех сторон сосновым лесом, она действительно представляла собой «самое удобное место для подвигов людей, ищущих спасения» [6].

В этот период управлял пустынью старец Филарет Данилевский (1817 – 1841 гг.). Его лично знали императоры Александр I и Николай I, императрица Елизавета Алексеевна. Обращались к нему за советом и благословением [7].

Интересно, что игумен Филарет в молодости был связан с Кубанским краем. Фома Данилевский (так звали его в миру) происходил из черноморских казаков (родился в Польской Украине в 1777 году). Будучи келейником Киево-Печерской лавры, он с 1799 по 1802 год отбывал воинскую повинность в качестве причетника войсковой церкви в Черноморском казачьем войске в Екатеринодаре [8].

Отец Филарет был лично знаком с такими великими святителями Русской Православной церкви как митрополит Филарет (Дроздов) и архиепископ Антоний (Смирницкий). Его знал и «питал к нему большую любовь о Христе» преподобный Серафим Саровский, который нередко направлял в Глинскую пустынь просивших благословения на поступление в монастырь [9].

Когда перед послушником Петром Сипченко встал вопрос: принять постриг или оставить обитель и возвратиться к своим прежним занятиям, игумен Филарет благословил его идти к преподобному, чтобы разрешить свои сомнения [10]. В 1830 году Петр отправляется в Саров, где был принят с любовью великим святым. Отец Серафим развеял все его сомнения, благословил вместе с братом Николаем на монашеское служение, вручив свой личный посох со словами: «Трудно управлять душами человеческими, но среди всех твоих напастей и скорбей в управлении душами братий ангел Господень непрестанно при тебе будет до скончания жизни твоей» [11].

Возвратившись в Глинскую пустынь, Петр с усердием стал нести различные послушания, готовясь к главному событию в своей жизни. 5 декабря 1833 года игумен Филарет совершил пострижение в мантию, с наречением ему имени Паисий в честь преподобного Паисия Великого. Менее года пробыл в звании простого рядового монаха, когда 30 августа 1834 года преосвященным Илиодором, архиепископом Белгородским и Курским, отец Паисий был рукоположен во иеродиакона.

В этом звании он прослужил в Глинской обители до 28 февраля 1838 года, а затем, по решению епархиального начальства, переведен в Троицко-Николаевский монастырь города Белгорода. И летом этого же года иеродиакона Паисия рукоположили во иеромонаха [12].

В это время на Кавказе в самом разгаре шла война с непримиримыми горскими народами. В Кавказской армии возникла острая проблема с полковыми священниками. Представители белого духовенства, практически, все семейные, весьма неохотно шли на службу, особенно, в отдаленные укрепления. Вследствие этого решено было заменить их иеромонахами различных монастырей. В число таких и попал отец Паисий. С высочайшего соизволения императора Николая I, указом Святейшего Синода от 18 мая 1840 года он был определен в Абинское укрепление Черноморской кордонной линии [13].

Уже в начале лета 1840 года иеромонах Паисий отправился в Абинскую крепость. Вместе с ним на Черноморскую береговую линию прибыл другой насельник Глинской обители иеромонах Серафим, впоследствии духовник пустыни. С ним отец Паисий состоял в переписке, находясь на Абине. Из писем следует, что прибыли они морским путем, и, прежде чем, попасть в пункт назначения, отец Паисий побывал в нескольких береговых укреплениях, начиная с Новороссийской крепости. Затем его переправили в Екатеринодар к наказному атаману Н.С. Заводовскому, который и командировал в Абинское укрепление.

В одном из писем к иеромонаху Серафиму, датированному маем 1841 года, отец Паисий писал, что Абинское укрепление «как местоположением, климатом и укреплением, лучше всех береговых укреплений. Сообщение с Россией в два месяца имеешь раз» [14].

Абинский молитвенный дом во имя святого благоверного князя Александра Невского находился тогда в плачевном состоянии. Это ветхое сооружение из дерева и глины находилось в самом центре укрепления. Каждую зиму подвергалось разрушительному воздействию. Не было в церкви и антиминса, а значит, и не служилась литургия. Отцу Паисию приходилось с редкими транспортными колонами ездить в Екатеринодар для заготовления запасных Даров, чтобы причащать больных и умирающих.

Надо отдать ему должное, он сразу стал хлопотать о благоустройстве храма и улучшения духовной жизни во вверенном ему укреплении. Отец Паисий требует у епархиального начальства антиминс и обращается с прошением к наказному атаману Н. С. Заводовскому, чтобы тот позволил строить настоящую церковь. Разрешение было получено, и в рапорте начальника Абинского укрепления войскового старшины С. А. Касалапа исполняющему обязанности наказного атамана генерал-майору Г.А. Рашпилю от 1 декабря 1844 года уже говорится об отпуске денег на сооружение иконостаса. Причем эти деньги были пожертвованы нижними артиллерийскими чинами, которые они получили от Ставропольского комиссионерства вместо морской провизии, им полагающейся по закону. Всего артиллеристы пожертвовали на церковь 1922 рубля 14 копеек [15].

20 марта 1845 года Г.А. Рашпиль пишет докладную записку командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории генерал-лейтенанту Н.С. Заводовскому о том, что Абинский храм во имя святого Александра Невского, «судя по благочестивой ревности гарнизона, весьма скоро может быть приведен к окончанию». Генерал особо отметил то обстоятельство, что гарнизон строит храм полностью на свои средства [16]. К записке Г. А. Рашпиль приложил чертеж плана и фасада [17].

Но именно отец Паисий нашел возможность решить своими силами все финансовые вопросы, связанные со строительством. Он почти сразу по прибытию стал ходатайствовать о том, чтобы получить разрешение провиантского департамента об отпуске денег всем священникам береговых укреплений вместо морской провизии. В этом ему помог сам командующий войсками Отдельного Кавказского корпуса генерал Е. А. Головин [18]. Теперь иеромонах Паисий мог все свои средства употребить на строительство храма. Его примеру, как видно из архивных документов, последовали офицеры и нижние чины Абинского укрепления [19].

В первой половине мая 1845 года в Абинское укрепление пришел большой отряд вместе с продовольственным транспортом. В него вошли 4700 пехоты, 1529 конницы, 178 черкесских всадников и 14 орудий. Под столь надежным прикрытием в крепость следовало 2989 фур. Командовал отрядом сам генерал Рашпиль. Осмотрев укрепление, он отметил образцовый порядок, в котором находились его строения и брустверы. В один из дней пребывания генерала в укреплении, из близлежащего черкесского аула Шепсхур, неожиданно пришел русский пленник с черкешенкой по имени Гатиче и грудным сыном Супашхо. Женщина немедленно потребовала, чтобы ее с сыном приняли в российское подданство и окрестили в православной вере. На следующий день, утром 19 мая, генерал Г.А. Рашпиль лично присутствовал при крещении в Александро-Невской церкви, а совершил обряд иеромонах Паисий [20].

За девять лет служения в Абине отцу Паисию много раз приходилось участвовать в походах отряда от Абинского до Ольгинского укрепления, за Кубань и обратно. Он в равной степени подвергался опасностям, как и любой другой участник движения. В 1847 году, когда отряд находился в укреплении Туапсе, отец Паисий попал в плен к горцам. Он мог погибнуть от шашки черкесского князя, когда тот, потерявший в схватке своего сына, стал рубить всех пленных русских. Иеромонаха спас один из черкесов, проникнувшись состраданием к нему, взял к себе в плен, как часть военной добычи. В плену отец Паисий пробыл полгода, после чего был выкуплен командованием [21].

Возвратившись в Абинское укрепление, он продолжил свое служение «окруженный ореолом страдальца». Благодаря этому событию личность отца Паисия стала широко известна во всей Черномории. С ним пожелал встретиться сам наместник Кавказа светлейший князь М.С. Воронцов, с которым завязалось знакомство. 22 мая 1848 года указом Святейшего Синода иеромонах Паисий был награжден золотым наперсным крестом.

Однако к этому времени здоровье его было уже изрядно подорвано. Стали мучить сильные ревматические боли, поэтому подавал прошения в Святейший Синод об увольнении от обязанностей отрядного священника и «о перечислении в число братства Глинской пустыни, на место своего пострижения». Синодальный указ последовал 11 июня 1849 года [22].

Из монастыря отец Паисий вел обширную переписку с оставшимися в укреплении и других местах друзьями. В одном из писем он сообщил о значительном укреплении своего здоровья и желании вернуться на Кавказ. Это стало известно наместнику князю Воронцову. Князь, лично знавший и по достоинству оценивший «плодотворную деятельность почтенного инока, очень желал видеть снова на службе в военном ведомстве управляемого им края». Но место при Александро-Невской церкви Абинского укрепления было занято. Там нес службу иеромонах Арсений [23]. Тогда по ходатайству князя Воронцова, 10 апреля 1851 года иеромонах Паисий, с высочайшего соизволения, был снова назначен в состав духовенства Кавказской армии, и направлен священником в Георгие-Афипское укрепление. 22 июня он был уже в укреплении, однако прослужить ему довелось совсем немного. Оказалось, что Святейший Синод еще раньше сюда назначил другого священника. Пришлось отцу Паисию возвращаться в Глинскую обитель.

Вскоре по запросу Астраханского архиепископа Евгения иеромонаха Паисия перевели в астраханскую епархию и назначили настоятелем возрождающейся Чуркинской Николаевской пустыни. За годы нового служения он соорудил обширный трехпрестольный каменный соборный храм в честь Успения Божией Матери. Кроме того, построил в обители настоятельский трехэтажный каменный корпус, каменную трехэтажную гостиницу для посетителей, открыл больницу и аптеку, медикаментами которой пользовались не только братия, но и жители окрестных поселков, восстановил кирпичный завод. Затем окончил постройку ограды и заложил колокольню и благоустроил подворье в городе Астрахани [24].

По делам обители неоднократно ездил в Петербург и добился возвращения для обители ее древних угодий, которые и стали со временем единственным источником содержания Чуркинской пустыни. При нем пустынь стала общежительным монастырем, где установился строгий порядок внутренней иноческой жизни. За столь великое усердие отец Паисий в 1857 году был возведен в сан игумена, а в 1862 – в сан архимандрита. В 1867 году его наградили орденом Святой Анны 3-й степени. 19 июля 1869 года архимандрит Паисий мирно скончался на 68-м году от рождения [25].

Так закончил свой земной путь этот выдающийся подвижник. Более подробное изучение деятельности полкового священника Абинского укрепления еще впереди. Однако уже сейчас ясно, что он внес немалый вклад в духовное развитие защитников крепости на Абине. Его жизнь – яркий пример бескорыстного служения делу утверждения православной веры.


Примечания


1. Фелицын Е. Д. Героическая оборона Абинского укрепления // Кубанские областные ведомости. 1901. № 111.
2. Шкуро В. И. Военные священники в русской армии и Кубанском казачьем войске // Православие, традиционная культура, просвещение. Краснодар, 2000. С. 35.
3. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Глинский патерик. М., 1997. С. 308.
4. Там же. С. 306.
5. Там же.
6. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительская деятельность в XVI – XX вв. М., 1994. С. 44.
7. Там же. С. 14.
8. Там же. С. 120.
9. Житие Серафима, Саровского чудотворца / Сост. Денисовым. М., 1904. С. 115-116.
10. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Глинский патерик… С. 307.
11. Житие Серафима…С. 189-190.
12. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Глинский патерик…С.308.
13. Там же.
14. Там же.
15. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 263. Оп. 1. Д. 62. Л. 4.
16. Православная церковь на Кубани (Конец XVIII – начало XX века): Сборник документов. Краснодар, 2001. С. 204.
17. Там же. С. 203.
18. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Глинский патерик…С. 309.
19. ГАКК. Ф. 263. Оп. 1. Д. 33. Л. 1-5.
20. Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. Репринт. воспроизв. изд. 1910 – 1913 гг. Краснодар, 1992. Т. 2. С. 450.
21. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Глинский патерик…С. 309.
22. Там же. С. 310.
23. ГАКК. Ф. 263. Оп. 1. Д. 191. Л. 1.
24. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Глинский патерик…С. 312.
25. Там же. С. 313.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Православие // Священники Войска

Рейтинг@Mail.ru