Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Войсковой протоиерей Роман Порохня

09.12.2011. Количество просмотров: 1419

Горожанина М.Ю., к.и.н., доцент кафедры
политологии и политического управления
Кубанского государственного университета

История любой страны, как правило, складывается из различный войн и баталий, показателей экономического роста или упадка, социальных потрясений и выступлений. Вместе с тем, трудно представить себе череду различных событий без участия в них человеческой личности. Не случайно история любого государства формируется из истории как известных, так и безродных фамилий. В этом смысле персонификация истории всегда злободневна. Она одновременно позволяет решить две актуальнейшие задачи: образовательную, направленную на получение нового знания и воспитательную, связанную с формированием гражданина и сохранением исторической памяти. История человечества подобно небосводу уткана разными людскими судьбами, как ночное небо звездами. Не удивительно, что обращения к человеческой личности способствует более глубокому погружению в историю, помогает лучше понять историческую среду, прочувствовать обстановку, увидеть мотивацию того или иного поступка. В то же время, увлекаясь образом того или иного исторического персонажа очень важно не допустить нарушения принципа историзма, не поддаться соблазну дать трактовку прошлого с позиций современности, что нередко можно наблюдать в современной кинематографии.

Среди известных кубанских деятелей, еще немало тех, чья биография где-то затерялась на бескрайних просторах истории, и ждет своего исследователя. Одной из таких загадочных фигур является личность войскового протоиерея Р. Порохни. На сегодняшней день о его деятельности известно больше, чем о нем самом, даже восстановить его отчество оказалось проблематично. В то же время именно с этим человеком связано начало новой страницы в истории Православной Церкви на Кубани. Именно Роман Порохня стоял у истоков церковного строительства, формирования черноморского духовенства и налаживания церковной службы.
Как и большинство запорожцев, Роман Порохня происходил из Малороссии. До переезда в Черноморию, он жил в с. Новоселица (которое в то время нередко называли Самарой, в честь протекавшей рядом реки) Екатеринославской губернии, где был священником Свято-Троицкой церкви, построенной без единого гвоздя на средства войска Черноморского. С черноморскими казаками Р. Порохню связывала многолетняя служба. С 1789 г. отец Роман, окормлял Черноморское казачье войско, вместо И. Ковалевского, уволенного по состоянию здоровья. Именно под духовным руководством Р. Порохни черноморцы героически сражались в русско-турецкую войну 1789 – 1791 гг. Неоднократно отец Роман, рискуя собственной жизнью, под огнем неприятеля выносил с поля боя раненных и оказывал им первую помощь. Именно тогда он снискал уважение и признание среди казаков. В 1794 г. за отличное несение службы в период русско-турецкой войны Р. Порохня был награжден крестом на Владимирской ленте и возведен в сан протоиерея. В это же году он был назначен войсковым протоиереем Черноморского казачьего войска и переведен в Черноморию.

На новом месте наряду с привычными для войскового священника обязанностями отцу Роману пришлось столкнуться и с совершенно новым для него делом - налаживанием церковной службы и массовым строительством церквей. Войсковой протоиерей должен был посетить все места, отведенные под строительство храма и удостовериться в правильности сделанного казаками выбора. Активно поддерживая черноморцев в их стремление возвести в необжитом крае церкви, и всячески пытаясь ускорить этот процес, Р. Порохня объездил почти всю Черноморию. Составляя список строящихся храмов, Р. Порохня особо уделял внимание подбору священнослужителей.

В те времена грамотных людей в Черномории было весьма мало, поэтому зачастую именно они составляли костяк, формирующегося духовенства. Заботясь о качестве знаний будущих пасторов Р. Порохня стал брать кандидатов в священники к себе в Свято-Троицкий храм, где обучал в течение двух трех месяцев, (на больше не было времени) их священнослужительским обязанностям и знакомил с основными правилами церковного богослужения. После этого направлял своих учеников к епископу Феодосийскому и Мариупольскому Иове, которому в те годы подчинялось черноморское духовенство. На смену одних тотчас же приходили другие, и отцу Роману приходилось все начинать заново. Таким образом, Свято-Троицкий храм превратился в своего рода кузницу кадров, где бывших казаков превращали в священников. Весьма часто священнослужители уважительно величали Р. Порохню своим учителем, впрочем, так оно и было на самом деле. Если до приезда отца Романа в Черноморию довольно часто от епископа Феодосийского и Мариупольского встречались сообщения такого рода: «Учитывая, что посылаемые к рукоположению казаки И. Андреевский и К. Белый не знают церковной грамоты и требуют обучения в возведении их в священнослужительское звание отказать. И велеть им обучаться и по изучению, если вновь будут избраны обществом в священники, прибыть к Феодосийскому и Мариупольскому епископу». После назначения отца Романа войсковым протоиереем, практически всех кандидатов, прошедших у него обучение, возводили в священнослужительский сан и переводили в духовное звание. Теперь сообщения из епархии шли совершенно другого рода: “Отмечая хорошую подготовку возвести казаков избранных обществом в сан священника”.

Так усилиями Р.Порохни создавалось духовенство, которое по духу было близким и родным казачеству, поэтому они часто поддерживали друг друга.

Не последнюю роль сыграл Р. Порохня и в недопущение массового кровопролития во время Персидского бунта. В 1797 г. черноморцы крайне негативно восприняли весть о лишение их права избирать своего атамана, поэтому очень многие отказались приносить присягу Котляревскому, который был впервые назначен, а не выбран на эту должность. Ситуация усугублялось и резким ухудшением материального положения многих казаков из-за длительного задержки жалованья. Взаимные обиды простого казачества и войсковой старшины вылились в настоящее противостояние. Опасаясь бунтующей толпы, Котляревский укрылся в Усть-Лабинской крепости, оставив вместо себя полковника Пузыревского и не известно, как стали бы развиваться события дальше, если бы не вмешательство Р. Порохни. Отец Роман, сразу оценил обстановку, видя решительный настрой казаков, он не стал настаивать на немедленном принесение присяги, но в то же время своим спокойным голосом призвал казаков опомниться и не проливать крови. Не ведомо, что говорил перед разъяренной толпой Р.Порохня, но ему удалось значительно ослабить накал страстей. Правда, черноморцы все же поколотили некоторых, но до убийства дело не дошло. Волна недовольства из Екатеринодара разлилась по всей Черномории, казаки бунтовали и именно священники в эти дни удерживали их от необдуманных поступков.

Не малый вклад внес отец Роман и в сохранение на территории нашего края памятников древности. Именно его стараниями не исчезли бесследно уникальные остатки русского присутствия на Тамани эпохи Тмутараканского княжества ХI в. Не оставлял без своего внимания протоиерей и вопрос о поиски запорожских церковных реликвий. Информацию о них он буквально собирал по крохам. В 1799 г. располагая точными сведениями о местонахождении запорожской ризницы, Р. Порохня просил войскового атамана Котляревского оказать содействие в ее возвращение в Черноморию. В этом же году, отвечая на многочисленные просьбы войскового протоиерея и войскового атамана, епископ Феодосийский Христофор писал, что примет все необходимые меры для розыска и передачи вещей черноморцам. К сожалению, большая часть предметов из Запорожской ризницы до Черномории так и не дошла. Но труды Р. Порохни не прошли бесследно, он первым начал борьбу за передачу церковных реликвий казакам. Которая завершилась возвращением на Кубань части предметов Межигорской ризницы и книг из Межигорского монастыря, правда после смерти Р. Порохни.

Именно Р. Порохня стал инициатором строительства нового войскового собора. Не случайно, построенный уже после смерти протоиерея Воскресенский собор так походил на свято Троицкую церковь с. Новоселицы, где до приезда на Кубань нес службу Р. Порохня.

В 1800 г. сердце войскового протоиерея остановилось. Всего за 6 лет, его трудами было создано 23 церкви, а черноморское духовенство насчитывало 43 чел.

Подводя итог данному исследованию, следует особо подчеркнуть современную значимость обращения к персонификации истории. Не возможно постигнуть суть российской истории, без знания жизни исторических деятелей. Как справедливо замечал И.А. Ильин: «Жизнь народного духа находит отражение в жизни великого человека… Преклонение перед святым и героем возвышает душу. Оно дает ей сразу и чувство смирения и чувство собственного достоинства, оно указывает ей верный путь…».

XIV Адлерские чтения. Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Российское общество: историческая память и социальные реалии»/ Адм. Краснодар. края, Краснодар. регион. орг. о-ва «Знание» России, Кубан. гос. ун-т. – Краснодар: Традиция, 2008.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Православие // Священники Войска

Рейтинг@Mail.ru