Ващенко Иван Иванович – зав. отделом
Краснодарского художественного музея им. Ф. А. Коваленко,
эксперт Министерства культуры РФ по художественным ценностям,
г. Краснодар, Россия, Vachenko-Krd@yandex.ru

За три четверти века сложился устойчивый, различимый на общероссийском культурном фоне эстетический феномен, имя которому «кубанская школа живописи». Краснодарское отделение Союза художников СССР было сформировано вскоре после образования Краснодарского края, как его обязательная структура. Однако краснодарским художникам на начальном этапе формирования несказанно повезло: вместо шумных,политически ангажированных, но творчески беспомощных АХРРовцев, у истоков организации стояли выпускники Императорской Академии художеств, парижских и берлинских академических студий и Строгановского училища. Кроме того, в конце тридцатых годов большевистская партия, проводя силами своих опричников из НКВД особенно вдумчивую «селекционную» работу, по счастливой случайности, не успела дотянуться до Краснодарской организации.

После войны основу Краснодарской организации составили фронтовики, успевшие закончить местное художественное училище или учившиеся в нём после демобилизации. С ними были связаны первые серьезные успехи кубанской живописи: со Всесоюзной выставки был приобретён в фонды Государственной Третьяковской галереи пейзаж Граера Аракеляна, большое тематическое полотно «Колумб Российский. Григорий Шелехов на Дальнем Востоке» краснодарца Григория Булгакова было признано лучшей картиной 1958 года. Наметилась также устойчивая тенденция после окончания художественного училища поступать в творческие ВУЗы. Наряду с традиционными столичными художественными институтами, куда стремились амбициозно настроенные вчерашние фронтовики, всё чаще стали привлекать внимание новые высшие учебные заведения более близкой по климату и этническим корням соседней Украины, прежде всего, Харьковский художественный институт (с 1963 года – Харьковский государственный художественно-промышленный институт).

Первым, кто ещё в довоенные годы приехал учиться в Харьков, был Евстафий Ильич Чичкан (1910–1988), выпускник Краснодарского художественного техникума 1935 года. Он был в числе первых членов Краснодарского отделения СХ СССР, участвовал в освобождении Краснодара в феврале 1943 года, сообщив телеграммой на Урал, председателю правления военной поры М. П. Богоявленскому о том, что здание художественного музея, где собирались художники, по счастливой случайности, осталось целым. Не расстававшийся в окопах с блокнотом и карандашом художник Чичкан, после войны стал большим мастером плаката и художником-станковистом, автором тематических офортов и линогравюр, но наиболее тонкие работы были связаны, прежде всего, с живописью. В его творческом наследии остались многочисленные натюрморты с цветами и плодами щедрой южной земли и наполненные «барочной пышностью» пейзажи.

Бывший штурман фронтовой авиации, получивший тяжёлое ранение правой руки, Виктор Михайлович Крысин (1924–2001), смог, тем не менее, закончить художественное училище, а в 1960 году с отличием – Харьковский художественный институт. Виктор Крысин стал автором большеформатных тематических холстов, выполненных им в сравнительно редкой для Юга страны творческой манере – в технике «сурового стиля». По его мнению, наиболее подходящей для создания произведений о недавней войне и успехах «построения коммунизма на отдельно взятой территории Кубани».

Его картины на авиационную тематику «Аэроклубовец», «Над Днепром», «На побывку», а также наиболее его известное, автобиографически пережитое произведение «Между боями», участвовавшее во многих всесоюзных и республиканских выставках, стало затем подлинным украшением собрания живописи метода «социалистического реализма» в Краснодарском художественном музее имени А. В. Луначарского (Ныне – Краснодарский художественный музей имени Ф. А. Коваленко). Творчески близким к художественным пристрастиям В. М. Крысина был выпускник Краснодарского художественного училища и его товарищ по институту заслуженный художник РСФСР Александр Александрович Калугин (1929–1984). Он не только много сил отдавал работе преподавателя в художественным училище и на вновь созданном художественно-графическом факультете Краснодарского пединститута, а также в должности руководителя Краснодарского отделения СХ СССР, но, прежде всего, вдохновенно работал над большими холстами на историческую тематику.

Живописец выезжал на сельские плэнеры, где писал пейзажи, особенно часто его родной станицы Бейсугской. Героями его портретов были сподвижники знаменитого Алексея Майстренко, создателя среди болотистой и заброшенной кубанской поймы образцового рисосовхоза «Красноармейский», где были построены добротные жилые коттеджи, ипподром и даже первая в стране сельская картинная галерея, а её сотрудницы были посланы учиться на искусствоведческий факультет Ленинградской академии художеств.

Вслед за майстренковской сельской галерей стали возникать подобные картинные собрания в других станицах и городах края. На одну из недавних встреч с сотрудниками Привольненской сельской галереи были приглашены оставшиеся в живых герои той далекой трудовой страды. Возле одного из ярких по образному решению калугинских портретов остановилась его былая героиня – знатная доярка Мария Гавриловна Черных, маленькая и пожилая женщина, совершенно несопоставимая в своем облике с былинной мощью свершений.

Ещё один фронтовик Виктор Андреевич Онищенко (1925–1997), окончивший Харьковский художественный институт в 1957 году, деятельно участвовал во многих творческих командировках «на передний край битвы за урожай», писал портреты ветеранов войны и труда, которые сберегаются теперь в сельских галереях. Его сокровенной творческой сутью были пейзажи кавказских предгорий, особенно написанные в окрестностях Горячего Ключа, где была его «заповедная» дача, поместившаяся почти рядом с Домом творчества. Он часто встречался с молодыми художниками, приезжавшими на двухмесячные творческие потоки из разных регионов страны. Формально он ими не руководил, но его присутствие на пленэре, привычка писать вместе с ними помогали им понять колористическое своеобразие южной природы, во многом, близкое французскому импрессионизму.

Если его старшие товарищи по институту предпочитали работать, используя новомодные столичные стилевые приёмы, писали эффектные тематические картины и портреты, то В. А. Онищенко остался в истории кубанской живописи одним из самых тонких мастеров пейзажа, его особенной «светоносности», характерной только для «серединной» сорок пятой параллели.

Во многом похожая с ним творческая судьба была у заслуженного деятеля искусств Кубани, крупнейшего на юге России портретиста Григория Устиновича Кравченко (1930–2006). Своенравного, «циганистого» с виду и по характеру студента, уже обременённого семьей, даже отчисляли из института на два года. «Отлучение» пошло ему на пользу. После окончания Харьковского художественного института в 1959 году, он был оставлен профессорами живописного факультета ещё на год для углубленной творческой работы. После окончания стажировки его дипломная картина и работы последнего года участвовали на Первой всесоюзной выставке дипломных и творческих работ, где заслужили внимание прессы и публики.

В 1962 году Григория Кравченко пригласил преподавателем на худграф Краснодарского пединститута его основатель и декан Георгий Васильевич Беда, имевший потрясающее чутьё на художническую талантливость и человеческую одаренность. За пятидесятилетнюю историю художественно-графического факультета именно Г. У. Кравченко до последних дней оставался самым популярным и уважаемым его преподавателем и крупнейшим мастером портрета. Он не любил писать «командиров производства» или парторгов «с человеческим лицом», зато с потрясающим сходством писал простых людей, передавая всегда «не заёмную» человеческую душу.

Признание пришло только в последнее десятилетие его жизни, небольшая ретроспектива живописных портретов и пейзажей, написанных Г. У. Кравченко, была показана в рамках Международного экономического форума в Чикаго. «Портрет бригады сталеваров Краснодарского станкостроительного завода имени Седина» был приобретен для одного из самых престижных американских музеев за сумму в несколько десятков тысяч долларов. Станки, выпускавшиеся сединским заводом, стоили меньше. Произведениями краснодарского живописца заинтересовались московские галеристы, они стали зримым олицетворением метода «социалистический реализм» для многих иностранных коллекционеров.

Харьковского выпускника 1960 года Георгия Михайловича Кошельникова (1926–1999) также пригласили в Краснодар на преподавательскую работу. Он запомнился студентам как автор живописных, главным образом, женских портретов, написанных с использованием тонких лессировок. Кроме того, Кошельников прошёл в Харьковском художественном институте очень серьезную подготовку в качестве художника-станковиста, он освоил и умело преподавал различные техники офорта, линогравюры и литографии, был в Краснодарском отделении СХ СССР непревзойденным мастером классической акварели, автором большеформатных пейзажей Предкавказья, Русского Севера и Средней полосы России.

Студенты почитали за большую честь и везением для себя возможность попасть к Г. М. Кошельникову на пленэрную практику. Он оставил свою школу акварельной живописи в Краснодаре. Его акварельные пейзажи и станковые графические листы стали гордостью многих частных коллекций, их качественным художественным мерилом.

Лучшим новороссийским художником-графиком был выпускник Харьковского художественно-промышленного института 1965 года Федор Дмитриевич Молибоженко (1927–1980). Он возродил славу кубанского экслибриса, начатую далекие двадцатые – тридцатые, был награждён дипломами и премиями на различных международных конкурсах книжной графики и экслибриса. За успешное участие в выставке 1977 года был даже удостоен звания «Почётный гражданин г. Сливена» (Болгария). Его филигранные произведения были вырезаны в технике ксилографии или торцовой гравюры. Они вошли в состав многих европейских собраний книжного знака.

Также большую популярность получили графические серии краснодарского художника, выпускника 1971 года Харьковского художественно-промышленного института Владимира Павловича Солодовника (род. В 1937 году). Его серии, отпечатанные в 1987–1988 годах на знаменитой творческой даче «Челюскинская», «Голоса плавней» и «Красная книга» принесли художнику всероссийскую известность.

Наряду с ненавязчивой назидательностью их отличает яркая запоминающаяся образность и умелое «комплексное» использование различных графических техник. Кроме графических серий художник создавал фирменные знаки, иллюстрировал сборник стихов Сергея Есенина. В последние годы художник перешёл к пейзажной живописи, недавно показанной на персональной выставке в Краснодарском художественном музее имени Ф. А. Коваленко и посвященной его семидесятипятилетию.

Выпускник 1973 года Харьковского художественно-промышленного института краснодарский художник Константин Николаевич Трапицын (род. в 1948 г.) отличается даже среди быстрых в освоении новых идей коллег редкой технической и тематической разносторонностью. Он пишет картины маслом, создает монументальные росписи в технике левкаса, вырезает полихромные рельефы – сграффито, выкладывает мозаики и витражи, преподает живопись и композицию. Он также воспитал серьезным художником-графиком дочь Ольгу, победительницу краевого конкурса – биеннале.

Его однокурсник по Харьковскому институту, сочинский художник-монументалист Яков Ноевич Яхнин (род. в 1948 г.) – автор многих росписей санаториев, пансионатов, детских лагерей и библиотек в городах Сочи, Туапсе и поселке Лазаревском. Его новые творческие идеи ждут воплощения в интерьерах сочинских олимпийских объектов.

В Киевском государственном художественном институте (с 1997 года – Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры) краснодарские студенты появились в середине 1960-х годов, первой была Лидия Алексеевна Самокиш (род. в 1941 г.). Её в далеком ставропольском селе Архгир отыскал профессор Г. В. Беда и после двух лет обучения на краснодарском худграфе отправил доучиваться в Киев. Окончив в 1969 году институт, Лидия Самокиш вернулась в Краснодар и быстро стала «заметной величиной» в изобразительном искусстве Кубани.

Её тематические полотна, пейзажи и портреты всегда узнаваемы, они наделены яркой и узнаваемой творческой манерой с фольклорной составляющей, по-своему переосмысленной импрессионистической техникой письма в живописи и графике. Художница, начав преподавать в Краснодарском художественном училище, быстро стала его главной достопримечательностью, воспитав два поколения кубанских художников. Она создала свою самобытную школу внутри рождающейся кубанской художественной традиции.

В 1973 году, после окончания графического факультета Киевского государственного художественного института, в Сочи переехал Евгений Анатольевич Черный (род. в 1943 г.), став одним из самых деятельных участников «эпохи кубанского книгопечатания семидесятых годов», когда возникло Краснодарское книжное издательство, появился грандиозный Дом книги и стояли, дежурившие по ночам, очереди за книгами из серии «Библиотека всемирной литературы», а кубанские художники книги и каллиграфы двух поколений участвовали в самых престижных международных выставочных проектах.

Евгений Черный пишет большие акварельные серии в технике «alla prima», создает традиционные линогравюры или использует новые, композитные по своей сути приёмы печати: цветная гравюра на жести, высокая печать с офортной доски. Его серия офортов «Мой город – курорт», показанная в 1979 году на международной выставке в Будапеште, получила европейское признание.

После окончания Краснодарского художественного училища на учебу в Киев уехал Владимир Тимофеевич Андрющенко (род. в 1953 г.). Живописный факультет Киевского государственного художественного института он окончил в 1981 году. Вернувшись домой, он продолжил творческую династию кубанских живописцев из семьи Андрющенко, став мастером пейзажа и большого цикла натюрмортов, построенных на различных культурологических ассоциациях, написанных в намеренно «скупой» цветовой гамме, придающей картинам гранитную весомость и эпическую мощь.

Владимир Андрющенко уже четверть века преподает в Краснодарском художественном училище, пленэрные этюды и живописные эскизы его студентов были признаны лучшими на последней Всероссийской выставке студенческих работ и на региональном конкурсе «Молодая палитра».

Особенное место в советской графике занял заслуженный деятель искусств Кубани Владимир Владимирович Вторенко (1952–2005), выпускник Краснодарского художественного училища и Украинского полиграфического института имени Ивана Федорова (с 1994 года – Украинская академия печати). Владимир Вторенко создал серию киноплакатов для «Мосфильма», успешно участвовал в создании десятков мультфильмов, попав в «Мировую энциклопедию мультипликации и диафильмов». Вернувшись на Кубань и поселившись в маленьком городке Белореченск, он продолжил сотрудничество с крупнейшими столичными и региональными издательствами. Его иллюстрации к учебнику «Родная Кубань» являются не только первоклассными акварелями, они полны точными, скрупулезно найденными историческими деталями. Наследники Корнея Чуковского только ему доверили иллюстрирование повестей, сказок и дневниковых записей великого детского писателя.

Сочинские санатории с начала семидесятых годов украсились монументальными росписями, смальтовой мозаикой, экстерьерной керамикой и витражами выпускницы 1969 года Львовского государственного института прикладного и декоративного искусства Виталии Абрамовны Засекиной (род. в 1942 г.). Её мощная и одновременно тщательно выверенная в деталях пластика придала городу-курорту неповторимое обаяние, создав целое направление сочинской ландшафтной скульптуры, продолженное затем десятками последователей.

Её коллега по ремеслу, выпускник 1959 года того же Львовского института Николай Николаевич Уманец (род. в 1931 г.) стоял у истоков одной из самых ярких страниц кубанского искусства – самобытной, показанной на многих всесоюзных выставках продукции завода «Краснодарский фарфор», который недавно отметил полувековой юбилей. В заводском музее, в краснодарских музейных фондах сохранились замечательные авторские разработки расписных фаянсовых форм, фарфоровые сервизы и скульптура из шамота, созданные Николаем Уманцом, участником крупнейших всесоюзных и зарубежных выставок, подтверждавших славу Краснодара – центра художественного ремесла и, прежде всего, краснодарского фарфора.

Три поколения кубанских живописцев, графиков и мастеров декоративно-прикладного искусства, получивших в разные годы высшее профессиональное образование в Украине, его затем всемерно упрочили высокими творческими достижениями, не только подтвердив статус города Краснодара как культурного центра Юга России. Они стали подлинной основой Краснодарского отделения Союза художников СССР, а потом и Российской Федерации, придав неповторимое своеобразие всему кубанскому изобразительному искусству.


Кубань-Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия. Выпуск VII. Посвящается 150-летию со дня рождения Б. Д. Гринченко / Сост. А. М. Авраменко, В. К. Чумаченко. – Краснодар – Киев: ЭДВИ, 2013. 394 с., 43 ил.