23-24 октября с.г. в Краснодаре (Екатеринодаре) по благословению митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора состоялись, ставшие уже традиционными, YI Международные Дворянские чтения, организованные Дворянским Собранием Кубани. Посвящены они были важной дате в истории российской государственности – 225-летию издания «Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» – законодательному акту Императрицы Екатерины II, освободившей дворян от обязательной службы.

Участники чтений, гости, потомки благородных дворянских фамилий имели честь услышать серьёзные и глубокие доклады о российских военачальниках, чиновниках, внесших вклад в сохранение и развитие российской государственности, интересные сообщения о беззаветном служении Российской Империи представителей дворянства Кавказа, художниках, поэтах, историках и меценатах. Картина докладов имела очень широкую географию и хронологию, но всех авторов объединила любовь к ценностям служения и долга перед нашими предками, создавшими великую Россию.

По традиции чтения открылись торжественным исполнением гимна Российской Империи «Боже, Царя храни!». Послание от митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора провозгласил духовник Дворянского Собрания Кубани протоиерей Димитрий Болтонов и пожелал организаторам, гостям и участникам помощи Божией в работе чтений. В адрес YI Международных Дворянских чтений поступили приветствия от Российского Дворянского Собрания и его предводителя князя Г.Г. Гагарина, Московского Дворянского Собрания и его предводителя О.В. Щербачева, Ростовского Дворянского Собрания и его предводителя Г.Н. Чижа, с берегов Сены — от авторов проекта «Россия забытая и неизвестная» - С.А. Сапожникова и В.А. Благово.

Академическую часть чтений открыла Г.Н. Шевченко, кандидат исторических наук, доцент кафедры дореволюционной отечественной истории Кубанского государственного университета докладом «Законодательство Императрицы Екатерины II в отношении казачества и дворян Черноморского казачьего войска», обозначив самые важные законодательные документы, касающиеся как черноморского казачества в целом, так и казачьей старшины войска, которая включалась в состав служилого дворянства и занимала ключевые позиции в управлении, административно-хозяйственной и общественной жизни войска.

Тему законодательства периода правления Императрицы Екатерины II, касающегося Черноморского войска, продолжил в своем докладе «Грамота Императрицы Екатерины II войску Черноморскому 1792 года. История пожалования: мифы и реалии» Б.Е. Фролов, ведущий научный сотрудник отдела истории Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника им. Е.Д. Фелицына.

Ни один из серьезных историков казачества, обращавшихся к кубанской тематике, не упустил из виду личность А.А. Головатого – политика и дипломата, военачальника и народного поэта, устроителя казачьей жизни в Сечи, в Забужье и в Черномории. При этом, отдавая дань хрестоматийно известным воинской храбрости, государственному уму и потрясавшей современников образованности выдающегося вождя Черноморского войска, биографы его из-за скудности сведений, вынуждены были обходить вопрос о месте кончины и месте упокоения Войскового Судьи, либо указывать таковое, не приводя доказательств. Именно проблематике определения места погребения и датировки смерти А.А. Головатого посвятил свое научное исследование «Проблема локализации места погребения Антона Головатого: полевые и кабинетные исследования 1996 – 2009 гг.» В.В. Бондарь, кандидат исторических наук, директор Западно-Кавказского НИИ культурного и природного наследия, бессменный инициатор и участник всех полевых экспедиций, касающихся личности А.А. Головатого.

В.И. Шкуро, главный специалист Государственного архива Краснодарского края, историограф Дворянского Собрания Кубани выступил с докладом «О некоторых российских дворянах, ставших казаками». Дворянину стать казаком было не так уж просто. До ХХ века разрешение стать казаком мог дать только Император, а в ХХ веке и Военный министр. Романтики-юнкера при присвоении офицерского звания стремились получить назначение на вакансию в казачьи войска с прибавлением в Высочайшем приказе « с зачислением, к примеру, по Кубанскому казачьему войску». Героическую судьбу кубанских казаков разделили многие потомки дворянских родов: Ходкевичей, Зборовских, Пржевальских, Тихоцких, Корбе, Дадиани, Шереметевых, Ляховых и др.

Представителям кубанских дворянских родов Вареников, Матвеевых, Тиховских, Поночевных и их роли в истории и культуре Кубани посвятил свое исследование «Из истории дворянства Кубани» В.В. Слободенюк, ведущий специалист Государственного архива Краснодарского края.

«Генерал Н.Н. Муравьев-Амурский на Кавказе» - тема доклада краеведа А.Д. Вершигоры, посвященного личности Н.Н. Муравьева, начальника Черноморской береговой линии, человека, умевшего сочетать боевую доблесть с дипломатическим искусством, умением мирно решать проблемы вхождения местного населения в состав России. Деятельность Н.Н. Муравьева на Кавказе стала заметным событием в истории взаимоотношений России и горцев.

Доктор исторических наук, профессор кафедры социологии и культурологии Кубанского государственного аграрного университета К.С. Чикаева выступила с докладом «Социальный статус дворянского сословия Северного Кавказа в социальной системе Российской Империи».

Рассматривая правовое оформление социального статуса служилого сословия, важно отметить, что в силу региональной специфики для жителей Северного Кавказа и Закавказья устанавливался особый порядок получения дворянства. Прежде всего, он коснулся тех лиц, которые принимали участие в Кавказской войне, в частности, «получивших Российские чины не по порядку службы, а за участие в военных действиях до появления Манифеста 11 июня 1845 года. В пореформенную эпоху возможности получения дворянского звания были существенно ограничены.

Дворянский род Абамелек-Лазаревых сыграл важную роль в истории армянского освободительного движения второй половины ХYIII – ХIХ вв., в укреплении русско-армянских связей и внес немалый вклад в общественно-политическую, экономическую и культурную жизнь Российской Империи. Созданный ими Лазаревский институт восточных языков сыграл выдающуюся роль в развитии образования и способствовал подъему науки и культуры России. Именно представителям этой именитой дворянской семьи посвятила свое исследование «Роль дворянского рода Абамелек-Лазаревых в истории и культуре Российской Империи» доктор исторических наук, профессор Кубанского государственного университета Э.Г. Вартаньян.

Вопрос включения горского дворянства в состав потомственного российского дворянства является слабо изученным и требует специального исследования. В «Списке дворян, внесенных в дворянские книги Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областей с 1795 г. по 1 декабря 1912 г.» значится ряд фамилий адыгского(кабардинского) и абазинского происхождения. Это кабардинцы: Алтадуковы, Анзоровы, Абезывановы, Астемировы, Жогишевы, Куденетовы, Перхичевы, Тяжговы, Шардановы, Шипшевы; абазины: Аджиевы и Кмузовы, а также крещеные кавказцы с адыгскими корнями: Батыревы, Безоруковы, Гошокины, Дыдымовы, Медведевы и др. Самым известным представителям этих фамилий посвятил свой доклад А.В. Казаков, кандидат исторических наук из Нальчика.

Тему горской аристократии продолжили в своих докладах «Национальная элита феодальной Осетии» И.Т. Марзоев, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Северо-Осетинского института гуманитарных исследований им. В.И. Абаева из Владикавказа и М.И. Баразбиев, кандидат исторических наук, заведующий кафедрой культурологии и этнологии Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова, представивший доклад «Привилегированные сословия Балкарии и Карачая».

«Проблема решения сословного вопроса в Азербайджане» - тема доклада Э.Э. Исмаилова, члена-корреспондента Международной генеалогической академии ( г. Баку). Этот новый принцип был впервые провозглашен манифестом Императора Петра III в 1762 «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству», объявившим, что нет уже «той необходимости в принуждении к службе, какая до сего времени потребна была». Предоставив такие льготы, Император Пётр III выразил уверенность, что дворяне и впредь будут вступать в службу с не меньшим усердием и воспитывать своих детей «с прилежностью и рачением»; если же кто-либо из дворян будет поступать иначе, то таковых, «яко суще нерадивых о добре общем», повелевалось «презирать и уничтожать всем верноподданным и истинным сынам Отечества»; им запрещался приезд ко двору и доступ в публичные собрания. Дворянство приняло манифест с радостью – поэт Сумароков произнес от лица дворянства благодарственную речь.

Но манифестом осталась недовольна Екатерина II. В начале 1763 она назначила комиссию для пересмотра этого закона, так как он «в некоторых пунктах ещё более стесняет ту свободу, нежели общая Отечества польза и государственная служба теперь требовать могут, при переменившемся государственном положении и воспитании благородного юношества». «Наказ», написанный Екатериной II в 1767 году, развивал положения Манифеста. В нём говорилось о том, что дворянское сословие имеет «естественное», данное по факту рождения, право быть элитой общества.

Но благородное сословие обязано и подтверждать своё высокое предназначение: «Добродетель и честь должны быть оному правилами, предписывающими любовь к Отечеству, ревность к службе, послушание и верность к Государю, и беспрестанно внушающими не делать никогда бесчестного дела».

В переработанном виде этот акт появился более чем через 20 лет – в 1785 году как «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства». Дворянское звание рассматривалось, как неотъемлемое, потомственное и наследственное качество, распространявшееся на всех членов семьи дворянина. Основаниями для лишения дворянского звания могли быть только уголовные преступления, перечень которых был исчерпывающим.

Дворянам предоставлялись:

1. Личные права — право на дворянское достоинство, на защиту чести и жизни, освобождение от телесных наказаний («Телесное наказание да не коснется до благородного».) и от обязательной государственной службы.
2. Имущественные права — полное и неограниченное право собственности на наследование любого вида имущества, в том числе и на крестьян. Дворянин имел право заниматься предпринимательской деятельностью, в том числе и морской торговлей.
3. Процессуальные (судебные) права — дворянина мог судить только суд равных, лишение вышеуказанных в пп.1-2 прав осуществлялось только по суду.

Дворяне имели право создавать свои общества, то есть Дворянские Собрания. Эти Собрания обладали имущественными правами (например иметь свои финансы, служащих и т.д.) Имели Собрания и политические права: например, подавать свои «прожэкты» Императору.

Жалованная грамота дворянству завершила правовую консолидацию этого сословия, начатую петровским указом о единонаследии. Грамота, вслед за Манифестом Петра III, предоставила дворянам возможности развития их творческих и управленческих способностей, позволила ощутить себя реальной движущей силой общества. Именно с екатерининского времени, по мнению историков, можно говорить о появлении в России полноценных сословий.

Не случаен «Портрет Екатерины II-Законодательницы в храме Богини Правосудия», выполненный знаменитым русским художником XVIII века Д.Г.Левицким. Портрет Д.Г.Левицкого создан на основе аллегории, художник представил Екатерину жрицей богини правосудия Фемиды. Императрица сжигает снотворные маки не алтаре Отечества, принося ему в жертву свои сон и покой. У подножия алтаря лежат книги справедливых законов, вдали видно море с кораблями – намек на завоевание Крыма. Эта аллегория – воплощение идеи об «истинном монархе», который сам, прежде всего, должен был быть первым гражданином Отечества. Комментарием к этой картине могут служить слова Сумарокова из оды, посвящённой императрице:

Мыслит так о славе трона:
Мне обширная страна
К исправлению закона
От небес поручена.
Я во дни моей державы
Не ищу иной забавы
Кроме счастия людей.
Все, что можно, в них исправлю,
Пользу им и честь оставлю
Диадеме я своей…
Мне сие в трудах отрада,
Сей хочу я плеск примать,
Что в России все мне чада,
Что в России всем я мать…

В этом плане нам особенно интересен один из фрагментов «Записок Екатерины II» – «Нравственные идеалы», позволяющий, с определенной степенью коррекции, углубить наше представление о неординарной личности императрицы:

«Будьте мягки, человеколюбивы, доступны, сострадательны и щедры; ваше величие да не препятствует вам добродушно снисходить к малым людям и ставить себя в их положение, так чтобы эта доброта никогда не умоляла ни вашей власти, ни их почтения. Выслушивайте все, что хоть сколько-нибудь заслуживает внимания... Поступайте так, чтобы люди добрые вас любили, злые боялись и все уважали. Храните в себе те великие душевные качества, которые составляют отличительную принадлежность человека честного, человека великого и героя…».

Эти заветы, идущие от екатерининской грамоты, очень важны для нас сегодня, в наше бездуховное время. Ещё раз вспомнить о них, рассказать о доблестном служении российского дворянства Отечеству и призваны нынешние чтения, которые организованы Дворянским собранием Кубани при поддержке учёных и краеведов Северного Кавказа. Поэтому сегодня мы будем иметь честь услышать серьёзные и глубокие доклады о российских военачальниках, чиновниках, внесших вклад в сохранение и развитие российской государственности, интересные сообщения о беззаветном служении Российской Империи представителей дворянства Кавказа, художниках, поэтах, историках и меценатах. Картина докладов имеет очень широкую географию и хронологию, но всех авторов объединяет любовь к ценностям служения и долга перед нашими предками, создавшими великую Россию. Будем достойны героическим поколениям доблестной элиты народов нашего Отечества!


Сухачева Е.М., предводитель Дворянского Собрания Кубани