Этого события дочь командира эскадрона 4-го гвардейского Кубанского кавалерийского казачьего корпуса капитана Сергея Гавриленко ждала почти шестьдесят лет.

— В мае 1945 года мама получила извещение, что ее муж пропал без вести 2 декабря 1942 года, — рассказывает Дина Сергеевна.

Мы сидим в маленькой комнатке, на столе — письма-ответы с отказами, молчаливые свидетели ее отчаяния.

— Мама ждала отца всю жизнь, не верила в его гибель и нас просила: «Ищите, дети».

Родился Сергей Гавриленко в станице Исправной в Карачаево-Черкесской Республике, где и сегодня исторически располагается Баталпашинский отдел Кубанскогоказачьего войска. Высокий, статный, веселый, он прекрасно держался в седле, владел шашкой, мог и песню казачью спеть, и анекдот рассказать так, что все хохотали до слез. А джигитовку исполнял лучше всех в станице, разве что старика Пономарева не мог превзойти.

— Дед сам мне об этом часто говорил, — продолжает казачка, — я ведь в Исправной была не Диной Гавриленко, а Сережкиной дочкой. Так его любили и помнили.

Первый запрос со старшим братом Валентином Дина написала в 14 лет. Отказ не успокоил, а только усилил желание во что бы то ни стало найти отца, хотя бы место, где он погиб. Почти пятьдесят лет поиски были безуспешными.Куда и кому только не писала: и в Министерство обороны, и в передачу «Жди меня». Даже родные уже просили ее оставить эту затею.

Наконец в 2011 году через военный комиссариат Ставропольского края узнала, что капитан Сергей Гавриленко командовал эскадроном 258-го кавалерийского полка 116-й Донской кавалерийской дивизии 17-го казачьего корпуса, которому после Кущевской атаки было присвоено звание 4-го гвардейского. Защищал рубеж «Кущевская — Шкуринская — Канеловская». Решила Дина Сергеевна, что погиб ее папа именно в этом бою. Хотела, чтобы формулировку «пропавший без вести» и дату его гибели пересмотрели и признали наконец погибшим. По стечению обстоятельств она познакомилась с помощником руководителя Краснодарского университета МВД Николаем Цимбалом. В учебном заведении серьезно занимаются поисковой работой и уже не раз находили пропавших без вести бойцов. Вскоре раздался в доме Петровых телефонный звонок: «Рано вы отца своего похоронили, Дина Сергеевна», — услышала она взволнованный голос Николая Григорьевича. — Он не только выжил в той страшной мясорубке, но и был награжден медалью «За отвагу», да и звание капитана получил позже.

Эту информацию он нашел на сайте Министерства обороны, где наградные листы времен Великой Отечественной выкладываются в общедоступном электронном банке документов «Подвиг народа». 

Как следует из описания наградного листа, Гавриленко «в боях в районе Комсомольская Краснодарского края организовал образцовое управление эскадроном в бою и уничтожил до двух рот противника».

После долгих поисков дочь командира эскадрона узнала, что далее от Кубани казаки с боями отправились на Моздокскую линию. А к 1 декабря вышли на рубеж хутор Татарский — Ага-Батыр — Дыдымкин — Митрофаново (Ставропольский край). Здесь у села Ага-Батыр погибли несколько тысяч воинов-казаков. Дина Сергеевна узнала, что заместитель директора школы хутора Дыдымкин Елена Коробкова руководит поисковой группой «Надежда». Она вновь села за письмо.

Ответ не заставил себя долго ждать. С каким трепетом она читала эти строки «…ваш отец не пропал без вести, а погиб, как герой. Высылаю вам копии страничек из книги Александра Бичеева «Ага-Батыр в воспоминаниях», в которой по воспоминаниям очевидцев восстановлены некоторые имена погибших в этом бою. Среди них есть и фамилия вашего отца».

Это письмо стало надеждой на то, что теперь-то уж она может рассчитывать, что ее отца признают погибшим.

Казалось, дело осталось за малым. И она отправилась в военную прокуратуру Краснодарского гарнизона. Неизвестно, какой был бы у этого события исход, если бы Дина Сергеевна не встретила понимание со стороны военного прокурора Петра Дармова. Он выяснил, что в своей книге Александр Бичеев опубликовал списки погибших на основе газетной статьи, опубликованной в 1975 году в газете «Степной маяк». А списки взяты из официальных источников — выписки из журнала боевых действий 45-го гвардейского кавполка.

Значит, такой список есть, решил Петр Ильич и отправил запрос «об истребовании архивных сведений о прохождении капитаном Гавриленко С. А. военной службы в Красной армии» в ФГКУ «Центральный архив Министерства обороны РФ» города Подольска. Ответ пришел отрицательный. Но военный прокурор на этом не успокоился. Послал запрос еще раз, лично прозвонил, попросил. И в архивных документах филиала Центрального архива города Пугачева нашелся тот журнал боевых действий. В нем всего лишь несколько строк, которые подарили покой дочери казака: «В бою за Ага-Батыр пали смертью храбрых: …командир 1 эск.-на гв. капитан Гавриленко».

А на днях Октябрьский районный суд города Краснодара вынес постановление признать «погибшим в бою второго декабря 1942 года Сергея Алексеевича Гавриленко».

— Жаль, брат Валентин не дожил до этого дня, — печалится женщина.


Ольга Триандофилова, Кубанский казачий вестник // г. Кубанские новости от 10 августа 2013 г.