Б.Е. Фролов

 

26 августа 1792 г. командир казачьей флотилии войсковой полковник Савва Белый рапортовал с Тамани войсковому судье А.А. Головатому: «Предпринятый по Высочайшему повелению… вояж кончили сего августа в 25 день…, прибыли до Тамани о 51 судах благополучно». Так начался первый этап освоения кубанских земель черноморскими казаками. Этому событию предшествовала долгая и напряженная работа по подготовке судов и экипажей к столь ответственному плаванию.

Согласно правительственному плану военно-казачьей колонизации Кубани, переселение черноморцев на Тамань должно было произойти почти на полгода раньше, но именно «плачевное» состояние судов стало одной из главных причин перенесения намеченных сроков. По свидетельству П.П. Короленко, первое повеление о передвижении казачьей флотилии к Тамани последовало еще ранней весной 1792 г., но было приостановлено до получения надлежащих сведений о кубанской земле.

В первых числах мая опытный русский флотоводец капитан бригадирского ранга П.В. Пустошкин получает приказ «препроводить» казачью флотилию до Тамани. 13 мая он сообщил об этом в Черноморское войско и затребовал данные о состоянии флотилии. Сделать это было нелегко, так как флотилия, разбросанная по «дунайским гирлам», еще только собиралась к местечку Слободзея на Днестре. 26 февраля все двигающиеся к Днестру лодки передали под командование С. Белого (сам он об этом узнал 10 апреля). 19 мая С. Белый достиг Слободзеи с 46 военными лодками. По ведомости гребной флотилии, представленной ее командиром 21 мая, из 54 лодок 10 оказались «совсем неспособные к подчинке», а остальные требовали серьезного ремонта: «Состояние плохое и трудно дойти до Тамана».

2 июня 1792 г. вице-адмирал Мордвинов получает от Екатерины II «подтвержденное повеление о воспринятии плавания к Таману».  Н.С. Мордвинов сообщает о новом приказе атаману Черноморского войска З.Я. Чепеге. Он, в свою очередь, требует отчета от командира флотилии С. Белого, а последний требует донесений от частных командиров (командиры частей флотилии).  Их рапорты неутешительны: лодки еще находятся в разных местах, практически все требуют починки корпусов и «разного рода мелкого ремонта», кроме того, необходимы новые мачты, реи, паруса. И, может быть, самое серьезное: на многих лодках нет экипажей – обносившиеся за время войны люди распущены на заработки. Следуют приказы о сборе казаков, но сделать это в тех условиях невероятно трудно. На часть лодок направляются команды из других частей войска.

…20 июля в урочище Аджибей П.В. Пустошкин вместе с С. Белым осмотрел флотилию и из 54 лодок выбрал только 26, способных выдержать переход. К этим 26  лодкам старой постройки были добавлены 24 лодки и 1 яхта новой постройки. История появления их такова. Еще в начале 1791 г. по повелению князя Г.А, Потемкина при урочище Фальче на реке Прут казаки начали строительство 50 мореходных лодок. На воду удалось спустить только 24 лодку и яхту. С большим трудом они достигли Старой Килии. Здесь их по повелению М.В. Коховского принял капитан-лейтенант Патиниоти, дабы «оснасткою вооружить». Оставшись «неспособно оснащенными», они дооснащались в Слободзее, а затем поступили под команду С. Белого.

28 июля эта объединенная эскадра прибыла в Очаковский лиман к Станиславу для окончательной починки и оснастки. Все работы предполагалось завершить ко 2 августа. Лодки на берегу были заново проконопачены и осмолены, снабжены галерными парусами, брезентовыми тентами, якорями, блоками, веслами, канатами и т.п. Готовясь к походу, флотилия приобрела оборудование: 4 больших зрительных трубы, 25 мореходных компасов, 51 жестяной фонарь, 51 «кожаную юхту» на помпы. С лодок сняли тяжелые пушки и поместили на 11 транспортных судов. На них же перевели и часть казаков.

8 августа 1792 г. суда были спущены на воду. 10 августа С. Белый рапортовал о полной готовности флотилии (находящейся при Станиславской косе) к походу. Все ожидали попутного ветра. 16 августа огромная эскадра в составе 50 лодок, 1 яхты (собственно казачья флотилия), бригантины «Благовещение» П.В. Пустошкина, 11 транспортов и нескольких крейсеров сопровождения отправилась в путь к «новопожалованным землям». Начиналась новая страница в истории черноморских казаков.