Пройдемся и мы вместе с казачьим патрулем, чтобы узнать, прочувствовать, каково это – ежедневно с двух часов пополудни и до двух ночи, в невыносимую жару или в проливной дождь, при штормовом ветре или при полном штиле с изнуряющей влажностью следить за порядком.

Уходящее лето для казаков, охраняющих общественный порядок на набережной Новороссийска, выдалось спокойным, без особых происшествий. Впрочем, по словам самих казаков и руководителя казачьего ЧОП «Скорпион», атамана Южного хуторского общества сотника Дмитрия Бородина, нынешнее лето было не лучше и не хуже предыдущих двух курортных сезонов. Но службу казаки несли честно, добросовестно. Отсюда и результат – покой отдыхающих новороссийцев и гостей города-героя в его сердце, на набережной, не был ничем омрачен.

До Мыса Любви

На разводе казачьего наряда Дмитрий Бородин перед строем восьми заступающих на дежурство казаков был краток. Обычный инструктаж, напоминание о возможности применения к нарушителям общественного порядка физической силы и спецсредств лишь в самой крайней, безвыходной ситуации. По каждому из трех маршрутов даются отдельные указания, на что особо обратить внимание при патрулировании. Напоминание о том, что с казака всегда двойной спрос.

Наряд расходится по трем маршрутам. Начинаем от морвокзала в сторону Мыса Любви вместе с патрулем первого маршрута. В его составе три казака. Самый старший – 58-летний есаул Борис Дмитриев, в недавнем прошлом майор МВД. Родился в Хакасии, жил в Сибири и на Урале. В органах правопорядка прошел все ступеньки карьеры патрульно-постовой службы. В 2000 году вступил в Оренбургское казачье войско, был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством и казачеством» 3-й степени. Выйдя на пенсию, с супругой перебрался к детям в Новороссийск, сразу переводом вступив в Кубанское казачье войско. Через два года, когда казаки начали охранять порядок на набережной, опыт Бориса Ивановича пришелся весьма кстати.

- За три лета, пожалуй, самым памятным стало нынешнее, - рассказывает есаул. – Наш наряд предотвратил одну кражу и раскрыл по горячим следам другую. Как-то в ночное время мы увидели, что подросток в парке Фрунзе пытается взломать ларек с мороженым, и задержали правонарушителя. Второй раз сумели по спутниковой связи вычислить и задержать на набережной приехавшего из Крымска парня, который похитил в районе села Кирилловка из автомобиля местного жителя деньги и мобильный телефон.

Пока беседовали, спустились к той территории пляжа, где не рекомендуется купаться, но многолетние попытки местных властей ввести здесь запрет на летний отдых успеха не имели. Наверное, потому, по словам казаков, эта часть на их маршруте наиболее часто подвержена разного рода нарушениям. Завидев казачий патруль, с вышки спустился спасатель, чтобы пожать добрым знакомым руки и обрисовать общую обстановку. Указал на подозрительную троицу, уютно пристроившуюся под парапетом набережной.

Форменные белые рубашки и кубанки казаков видны издалека. При приближении патруля соображавшие на троих мужчины сникли. На замечание старшего маршрута хорунжего Петра Траханова отреагировали должным образом и моментально ретировались. Пьяному, как известно, море по колено. Чтобы не произошло несчастья, казаки в первую очередь обращают внимание на выпивающие у моря компании.

- Бывает, что подобные нарушители, перебрав алкоголя, начинают пререкаться, говорят нам, что вы-де не полиция, но такое происходит все реже, - поясняет Петр Александрович. – Местных любителей спиртного мы уже отвадили от набережной, а вот приезжие порой позволяют себе употреблять в общественном месте.

Именно хорунжий Траханов этим летом спас жизнь тонувшей в море девушки. Уже в сгустившихся сумерках услышал раздававшиеся метрах в двадцати от берега женские крики о помощи, разглядел тонущую и с разбега, не раздеваясь, бросился вплавь. Как позже выяснилось, молодая женщина, идя после работы домой по набережной, по обыкновению решила окунуться, но в воде у нее внезапно свело ногу. Боль была настолько сильной, что несчастная стала тонуть. Благо, рядом оказался казачий патруль. Петр Александрович не только доставил девушку на берег, но умелым движением рук избавил ее от судорожных спазм в ступне, потянув пятку вперед, а пальцы от себя, - пригодились навыки трехлетней работы спасателем на Каспии…

Петр Траханов - из семьи офицера. Служил офицером ВДВ. Будучи в отставке, пошел работать на производство. Вступив в казачество, стал заместителем атамана Приморского станичного общества. На набережной 46-летний хорунжий работает уже третий сезон. По его словам, за это время заметно изменилось в лучшую сторону отношение людей к казачьему патрулю. Многие даже извиняются за нарушения.

Вот и центральный пляж, летом самое многолюдное в городе место. Казакам приветливо кивают и машут руками торговцы сладостями и сувенирами, во множестве расположившиеся вдоль пляжных лежаков. У каждого из них есть телефоны казачьего патруля, чтобы в случае необходимости вызвать этих крепких ребят на подмогу. По лестнице две девушки несут коляску с младенцем, спускаясь к берегу. Казаки, как истинные мужчины, без лишних слов подхватывают ношу и бережно сносят ее на гальку пляжа. Девушки приятно удивлены столь неожиданным джентльменским поступком. Их лица светятся благодарными улыбками.

Улыбкой отвечает им и самый молодой в патруле 27-летний старший урядник Владислав Михайловский. Его отец - родовой кубанский казак из станицы Варениковской. Так что вся сознательная жизнь Владислава прошла в городе-курорте. С 15-летнего возраста начал заниматься музыкой в ДК «Кубань», где и приобщился к казачьей культуре. Уже в следующем году вступил в казачество. Окончил Новороссийский морской институт (теперь государственный морской университет) по специальности экономист-юрист. В Приморском казачьем обществе занимается воспитанием подрастающего поколения. В патрулировании набережной стал участвовать только этим летом.

Идем по парку им. М. Фрунзе. Обычно вглубь парка патруль не углубляется, придерживаясь набережной. Но однажды ночью пришлось скорректировать маршрут движения. В кабинки неподвижного колеса обозрения в парке аттракционов забрались молодые мужчины, решившие на такой высоте «сообразить на троих». На требование казаков немедленно спуститься нарушители отреагировали адекватно и мгновенно. Благо, никто не разбился.


По краю Малой земли

На Мысе Любви начинается не только второй маршрут патрулирования, но и легендарная Малая земля, ее кромка у морского берега, с которого, как верно подметил поэт, начинается Россия.

Здесь мы встречаемся со вторым патрулем. Во время короткого перекура в тени паперти, едва ли не единственном месте, где можно спастись от августовского зноя, замечаю, что в каждом из двух дозоров есть по одному казаку, к груди которого приколот бейджик с надписью: «Внимание! Ведется видео- и аудиозапись». А из кармана рубашки выглядывает что-то вроде авторучки, но с крохотным глазком видеокамеры. Ребята поясняют, что эта аппаратура предусмотрена для протоколирования сложных ситуаций, когда попадаются неадекватные граждане. Одним легким нажатием кнопки включается запись. Но подавляющее большинство буянов останавливает уже одна только надпись на груди казака о ведении видеозаписи.

Идем по самой, наверное, спокойной части набережной у памятника «Исход», установленного в память о трагических событиях 1920 года, когда из Новороссийска уходили в эмиграцию белые части, в том числе и кубанские казаки. Промежуток до ближайшего пляжа довольно продолжительный. Здесь почти не бывает происшествий, и единственное занятие казачьего патруля в светлое время суток – снимать детей с парапета набережной. Девочку лет пяти, усевшуюся на парапет спиной к трехметровой пропасти, казаки ласково уговаривают сойти.

- Ой, спасибо вам огромное! Что-то я зазевалась, – подбегает к казакам молоденькая мамаша и переключается на дочурку. – Не дай Бог упала бы! Разве так можно?!

Знакомимся с казаком Юрием Вдовиченко, 47-летним коренным новороссийцем в четвертом поколении. Сварщик по профессии, он трудится в морском торговом порту, совмещая с этого лета основную работу с дежурством на набережной. В казачество вступил полтора года назад, когда понял, что это действительно сила, что это люди, возродившие и поддерживающие традиции и культуру предков. Это привлекло.

- Молодежь к нам, казакам, относится гораздо уважительнее, чем люди моего возраста и чуть старше, у которых осталось негативное отношение, сложившееся еще в девяностые годы прошлого столетия, когда казаков называли ряжеными, - делится своими наблюдениями Юрий Викторович. – К патрулю на набережной основная масса горожан и приезжих отдыхающих относится положительно, многие нам даже помогают, подходят, говорят, что в таком-то месте валяется пьяный, или где-то задирается хулиган. А на те недоброжелательные высказывания о нас, которые появляются в соцсетях, не надо обращать внимания, потому что их пишут, на мой взгляд, не совсем здоровые телом и духом люди…

Юрий Вдовиченко подсчитал, что за время дежурства казачий патруль проходит по набережной в общей сложности около 30 километров. Болят ли ноги под конец смены? Сначала болели, сейчас уже привык. Как и к летней жаре приспособился. А еще он привел часто цитируемые атаманом Черноморского казачьего округа Сергеем Савотиным слова: «Чем отличается казак от мужика? Мужик решает проблемы, а казак их ищет и обязательно решает».

Под вечер начинает поддувать морской бриз, постепенно переходя в довольно сильный норд-ост. Спускаемся с мостовой набережной к пляжу «Нептун», беседуя с 25-летним казаком Михаилом Выхрестовым. Родом он донской казак из села Дорожкино Волгоградской области, правнук атамана. Из родных мест родители решили уехать, поскольку село вымирало во всех смыслах этого слова (сейчас там осталась лишь одна пожилая супружеская пара). Жили в Ставропольском крае, после чего перебрались на Кубань. Сначала жили в поселке Новомихайловском под Туапсе, а с 2007 года осели в Новороссийске, где после школы Михаил окончил строительный лицей по специальности слесаря-наладчика КИПиА. В казачество вступил, работая охранником в ЧОП «Скорпион».

- За три месяца дежурства на набережной я узнал о городе и горожанах гораздо больше, за все предыдущие годы, - признается молодой казак. – У нас, как оказалось, довольно много недобропорядочных людей, грубых. Хотя, возможно, среди таких есть и приезжие. Удивляет, что многие не обращают внимания на угрозу собственной жизни. Вот сейчас ветер поднял высокую волну, а посмотрите, люди все равно заходят в море, купаются. И детей отпускают. А ведь может и неприятность произойти. В такую погоду нам приходится особенно внимательно вглядываться в море: вдруг кто тонет!..

В самом центре пляжа к нам подбегает мужчина с малышом, в одних плавках, только что вылезли из моря. Папа просит казаков остановиться и показывает сыну:

- Смотри, это настоящие русские богатыри, кубанские казаки!

- А вы приезжий? – спрашиваю мужчину.

- Да, мы из Ростова-на-Дону.

- Неужели у вас донские казаки не ходят в патрули?

В ответ мужчина только мотает головой и разводит руками. А мальчонка тянется к нагайке на поясе патрульного. Казак дает мальцу подержать нагайку, чтобы сфотографироваться вместе с папой на память. За время каждого дежурства казаки по нескольку раз фотографируются с отдыхающими по их просьбе. Уже привыкли к такому любопытству особенно со стороны приезжих, для которых кубанский казак, тем более несущий службу по охране правопорядка, в диковинку, ведь у них дома такого нет.

По единодушному мнению патрульных, самое «злачное» место их второго маршрута – прибрежная зона на месте бывшего рыбозавода. Четвертую очередь набережной городские власти благоустроили и сдали в эксплуатацию только в прошлом году, а у самого уреза воды еще ничего не делалось, потому остались руины былых сооружений, которые облюбовали выпивохи. Кроме того, в море видны останки трех мостов, к которым в свое время причаливали рыболовецкие сейнеры, а сейчас на дне вокруг бывших мостов много металлических штырей и каменных глыб, угрожающих здоровью и жизни отчаянных купальщиков.

Наш третий патрульный Алексей Козачек подошел к самому прибою и стал махать руками, подзывая к берегу двух купающихся у руин моста подростков. Казалось, затея бесполезная. Но Алексей добился своего, мальчишки вышли на берег и представали перед казаком. Он стал строго их отчитывать и по-отечески объяснять, какой угрозе они подвергают себя, купаясь в таком опасном месте. Подростки согласно закивали головами.

Алексей Алексеевич родился 38 лет назад на Донбассе, в печально знаменитом Дебальцево. Получил несколько технических специальностей в местных колледжах, работал. Когда на его малой родине началась война, Алексей Козачек не остался в стороне, хотя наотрез отказывается говорить о тех событиях. В 2015 перебрался в Новороссийск, к родственникам матери. Через два года вступил в кубанское казачество. С прошлого года работает в охранном предприятии «Скорпион», а на набережной дежурит первое лето.

- У меня осталось приятное впечатление от работы на набережной, - говорит казак. – Чувствуешь, что ты причастен к наведению порядка в городе, который становится чище. Мы вносим в это пусть и небольшую, но свою лепту, потому что люди стали меньше мусорить на той же набережной, на пляжах. Самый памятный момент связан с тем, что совсем недавно на наших глазах спасатели на пляже вытащили из воды тонущего ребенка, а мы, оказавшись рядом, содействовали им, вызывали скорую помощь, сопровождали бригаду медиков. То есть мы тоже, можно сказать, участвовали в спасении жизни маленького человека. В такие моменты понимаешь, что не зря живешь.


В ночном дозоре

Уже совсем стемнело, и я присоединяюсь к группе быстрого реагирования (ГБР), в зону ответственности которой относится третий маршрут патрулирования набережной – от мемориального комплекса «Малая земля» до пляжа «Алексино». ГБР – это мобильный патруль из двух казаков на легковом автомобиле. На дежурство, в отличие от пешего патруля, эти ребята заступают на сутки, с восьми утра. Помимо дозора своей части набережной, курируют все городские объекты, охраняемые ЧОП «Скорпион». На всякие непредвиденные случаи эта группа оснащена автоматами с травматическими пулями.

Ветер после захода солнца стал совсем свирепым. Отдыхающих буквально сдуло с набережной. Редко кого можно было встретить на Суджукской косе и в Алексино. Поэтому наше патрулирование больше напоминало экскурсию по «памятным местам» заместителя начальника охраны ЧОП и старшего смены хорунжего Ивана Матвеева, который этим летом отличился трижды.

Подъезжаем к месту, где Иван Сергеевич предотвратил самоубийство. В ярком свете автомобильных фар зловеще высвечивается поросшая камышом кромка берега. Здесь в последних числах июля казак нашел сидевшего в одиночестве мужчину с сумкой. Выяснилось, что сумка была набита галькой – для тяжести, чтобы легче было уйти с грузом на дно, свести счеты с жизнью. Доставил казак человека в дежурную часть, чем спас тому жизнь.

А вот за теми навесами примерно в те же дни ночью кричал и размахивал руками пьяный мужчина, не способный вытащить из воды уже захлебнувшуюся в метре от берега пившую вместе с ним подругу. Иван Матвеев тогда в два прыжка преодолел расстояние от дороги до кромки берега, прямо в одежде и обуви вошел в воду, схватил уткнувшуюся вниз лицом женщину за волосы и выволок тело на берег. Пока его напарник вызывал карету скорой помощи, стал делать утопленнице искусственное дыхание. Прибывшие медики сменили казака и довольно продолжительное время бились над тем, чтобы спасти жизнь человека. К счастью, им это удалось.

Затем проезжаем к мемориальному комплексу, где совсем недавно ГБР во главе с хорунжим Матвеевым обнаружила поздней ночью потерявшегося 8-летнего мальчишку. Он приехал с родителями и двумя младшими братьями отдыхать на море, спали ночью на пляже где придется, а наутро мальчуган проснулся в одиночестве, весь день бродил по окрестностям, пока не набрел на казачий патруль. Его накормили, напоили теплым чаем и доставили в полицию. Вскоре и родители нашлись.

Иван Матвеев родился на Алтае в 1992 году. Получил высшее юридическое образование в городе Рубцовске. С пяти лет занимался рукопашным боем, в 15 лет стал кандидатом в мастера, а в 21-летнем возрасте – мастером спорта. Четыре года назад переехал в Новороссийск, к своей любви по имени Елена, с которой учился в одной школе с первого класса. Женился, поступил по контракту в дивизию ВДВ, где служил родной брат его супруги. Затем пошел работать в «Скорпион» и вступил в казачество.

- У нас на Алтае нет казаков, а ведь это очень самобытный народ. Мне, как русскому человеку, с первого же знакомства с устоями кубанского казачества импонировало бережное сохранение традиций, уважительное отношение к старшим, к женщинам. Поэтому я не задумываясь вступил, о чем нисколько не жалею. Причем получилось так, что я одновременно стал и казаком, и папой, потому что в это же время у меня родилась дочь, - поведал Иван Сергеевич.

По мнению хорунжего, на всем протяжении третьего маршрута патрулирования набережной встречаются потенциально опасные с точки зрения нарушения правопорядка места. Это, по сути, сплошной пляж, где-то обустроенный, где-то оставленный в первозданном диком виде. Повсюду кустарник и камыш, где может что-нибудь случиться. Да и вообще приморская набережная в курортный сезон – место притяжения всего и вся. Следовательно, набережную надо охранять.

Со своим командиром полностью согласен 34-летний Максим Усольцев. Уроженец Челябинской области, получил техническое образование и работал по специальности слесарь по ремонту промышленного оборудования, станков. С 2003 по 2007 год служил по контракту в командном пункте ВМФ в Дмитровском районе Московской области. Там же, уволившись, работал милиционером-водителем в ППС. Прошение о вступлении в казачество подал после того, как устроился в казачий ЧОП. - Если сравнить службу в правоохранительных органах с казачьим патрулем, то нам здесь сложнее, потому что полномочий гораздо меньше, - говорит Максим Олегович. – Но в охране пригодились полученные в милиции навыки психолога, когда словом можешь поговорить с правонарушителем, убедить его, что нельзя пить на набережной... Радует, что адекватные люди благодарны казакам, работа которых, может быть, не всем и не всегда видна, но необходима. Казак никогда не пройдет мимо любого зла. Если и не задержит злоумышленника, то прогонит его.

С группой быстрого реагирования посещаем въезд на уже опустевший пляж Алексино, проезжаем излюбленный пятачок для ночных тусовок молодежи у центрального входа на территорию морского университета. Пешком проходим вокруг малоземельского мемориала. Навстречу попадаются лишь редкие прохожие. Город готовится ко сну. Город ложится в постели. А казачий патруль продолжает охранять покой новороссийцев. 

Даниила Добрынин.


Фото