Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Малоизвестные страницы в судьбе кубанских регалий

22.12.2012. Количество просмотров: 3842

В.П.Громов,
кандидат исторических наук,
доцент КубГУ,
атаман ККВ в 1990–2007 гг.,
казачий генерал,
депутат Законодательного собрания
Краснодарского края 1-го, 4-го созывов

В октябре 2009 г. в жизни современного кубанского казачества произошло важное и долгожданное событие. На Кубань была доставлена очередная, завершающая партия регалий Кубанского казачьего войска.

В состав делегации казаков из США входили: атаман Алексей Михайлович Певнев, председатель дамского комитета Е.Г. Певнева, член войскового совета Н.В. Дубовский, секретарь войскового совета Д. Римакис. В соответствии с договоренностью, заключенной атаманом ККВ В.П. Громовым и атаманом зарубежья А.М. Певневым ещё в 2005 г., регалии возвращались в два этапа. Первая партия прибыла на Кубань в апреле 2007 г. И лишь после изготовления копий грамот и знамен, передачи их за границу мы должны были получить остальные предметы.

То, о чем мечтали наши деды, вывозя в марте 1920 г. регалии за границу, а мечтали они о том, что наступит время – и регалии вновь возвратятся на родину, – свершилось! Чтобы это произошло, не одному поколению кубанских казаков пришлось приложить очень серьезные усилия. Необходимо было спасти их, сохранить… Затем в результате многолетних споров, острых дискуссий в среде казачьего зарубежья все-таки было принято атаманом Певневым единственно верное решение: регалии должны быть возвращены на Кубань!

Существенную роль в этом решении сыграл процесс возрождения кубанского казачества на исторических территориях его проживания. Не раз бывая у нас в гостях, казаки из США воочию убеждались и в массовости, и крепнущем на современном этапе авторитете нашего казачьего войска.

На завершающем этапе переговоров активную роль сыграл глава администрации Краснодарского края. Александр Николаевич Ткачев выезжал в США, встречался с казаками, убеждал их в важности принятия верного решения… – словом, оказал серьезное содействие в справедливом решении вопроса. Справедливом – и в нравственном, и в историческом плане.

Процесс возвращения регалий был сложным и длительным. Поэтому и хотелось бы, чтобы те, кто внес свой вклад в их спасение и возвращение, не были забыты. У нас как зачастую ведется: по плохой традиции всех истинно причастных забывают, а непричастных награждают. Многие страницы этой истории, участником которых был автор этих строк, по политическим причинам пока что не могут быть описаны и обнародованы полностью. Но придет час – и кубанцы узнают всю полноту правды...

В этой же статье мы остановимся на судьбе двух казаков – они на различных этапах спасали и сохраняли регалии. Впервые наиболее полно показана история спасения регалий в книге нынешнего президента Академии ИМСИТ (по многолетней традиции гостеприимно встречающей участников нашего авторитетного Щербиновского форума) профессора С.Н. Якаева. В 1992 г. Султан Нохаевич издал книгу «Одиссея казачьих регалий». Она сразу же была раскуплена кубанцами. Мы с интересом и трепетом узнавали о судьбе – во многом трагедийной – регалий. В 2004 г. вышло дополненное издание этой книги – с учетом в том числе и новых материалов, предоставленных дочерью атамана Вячеслава Григорьевича Науменко – Наталией Вячеславовной Назаренко, и богатых иллюстративных источников. Но история спасения регалий, их жизнь за рубежом, степень их сохранности будут ещё долго привлекать внимание кубанцев.

Несомненно: решающую роль в сохранении регалий Кубанского казачьего войска сыграл В.Г. Науменко. Избранный атаманом кубанского казачьего войска в 1920 г., он вплоть до конца своих дней (умер 30 октября 1979 г. в США) следил за сохранностью казачьих регалий.

Собственно, именно вокруг регалий атаману Науменко и удалось объединить разбросанные по всему свету казачьи станицы и хутора – объединить в Кубанское казачье войско. Оно существует и сейчас. Хотя и в очень немногочисленном количестве...

Дело атамана продолжили его дочь Н.В. Назаренко; казаки-патриоты постоянно выступали за возвращение регалий на Родину – в Россию, на Кубань. Сохранение регалий было предметом заботы атаманов Б.И. Ткачева, В.И. Третьякова, А.В. Бублика, А.М. Певнева. Стараниями и трудами атамана Певнева построен музей Кубанского казачества – здесь они и хранились вплоть до возвращения на Родину.

А.М. Певнев теперь уже навсегда вошел в историю Кубанского казачьего войска за рубежом – как атаман, до конца выполнивший долг казака-патриота по возвращению регалий на родную для всех нас кубанскую землю.

В судьбе регалий, в их спасении на каждом этапе их истории всегда находились люди, которые с риском для жизни брали на себя ответственность по их сбережению.

Одним из них был последний атаман станицы Брюховецкой Игнат Саввич Шевель. Именно ему в феврале 1918 г. войсковой атаман и правительство Кубани поручают спасти регалии войска.

Красная армия подходила к Екатеринодару. Регалии в любой момент могли оказаться в чуждых им руках. И тогда вряд ли что из исторических реликвий сможет уцелеть.

Грамоты российских государей – от Екатерины ІІ до Николая ІІ… Более ста боевых знамен, пожалованных за ратные подвиги нашим предкам… Августейшие подарки войску… Символы атаманской власти… Все то, что формировалось не одно столетие, что было символом заслуг наших предков перед Отечеством, – все могло исчезнуть.

Святыни необходимо было спасать. Задача – сложная, рискованная. Игнату Савичу Шевелю и его землякам-брюховчанам предстояло выполнить её, тем оправдать доверие войскового атамана. Нужно было отобрать группу казаков – надежных, преданных, осознающих серьезность и важность задачи. Окажись среди них хоть один предатель или болтун, все было бы загублено. Заслуга И.С. Шевеля в том, что он отобрал такую надежную группу казаков.

Мы мало знаем об атамане И.С. Шевеле. Но он заслуживает нашей памяти и благодарности. К чести нынешних казаков ст. Брюховецкой, в августе 2008 года, когда исполнилось 90 лет спасения регалий их славными предками, они отметили этот день торжественно. Было построение казаков, открытие мемориальной доски на доме И.С. Шевеля... Присутствовали гости из Тимашевского района; внуки и правнуки атамана; администрация района. Все было скромно… Хотя достойней было бы провести не локальные, а общевойсковые торжества. Краснодарское начальство даже не разрешило в этот день привезти в станицу что-либо из спасенных регалий... Те же, кто зачитывал выступление по поручению высокого начальства, так и не прониклись на станичной площади важностью событий 90 летней давности. В строю стояли внуки и правнуки тех, кто спасал регалии... Вот она: времен связующая нить – связь поколений!

Брюховецкие казаки в этот день оказались на высоте и памяти, и славы. А мемориальную доску на доме атамана Игната Савича Шевеля открыл его правнук. И тоже Игнат Шевель! Волнующий был момент.

Живо казачество, жива в нем память о славе предков!

Игнат Саввич Шевель родился 28 января 1872 г. в семье врача Полтавского лазарета. С 1881 г. семья казака-врача Шевеля проживала в станице Брюховецкой. В доме имелась небольшая библиотека. Здесь были книги по медицине, журналы, газеты. Вечерами читали произведения классиков русской литературы. Особенно Игната Шевеля увлекала поэзия Тараса Шевченко. Он и сам пытался писать: подражал Кобзарю.

Когда же встал вопрос о дальнейшей судьбе, И. Шевель выбрал путь учителя. Он успешно поступил в Кубанскую учительскую гимназию. Закончил её с успехом.

Народное просвещение увлекло его. В 1893 г. Игнат работал учителем словесности в станице Апшеронской. В 1898 г. Шевель окончил учительский институт, преподавал словесность в станице Ирклиевской. Частые переезды с одного места работы на другое позволили учителю лучше узнать жизнь, быт кубанских казаков. В 1899 г. И.С. Шевель – директор двухклассного училища в станице Петровской; с 1903 г. – в станице Гривенской.

Жизнь казаков, нелегкий труд, служба тяжким бременем лежали на казачьих семьях. Игнат Савич писал об этом в областных газетах. Вероятно, критические замечания задели войсковое учительское начальство. В 1911 г. его отстранили от учительской деятельности. Шевель возвращается в Брюховецкую. Здесь у него был надел земли, и он вел свое хозяйство. Как человек грамотный, честный, порядочный и рассудительный, он завоевал авторитет среди станичников.

Начавшаяся І Мировая война еще больше осложнила жизнь в станице. Казаки практически всех возрастов были призваны на фронт. Появились убитые и раненые.

В 1917 г. И.С. Шевель избирается атаманом станицы Брюховецкой. Это был сложнейший период в жизни Кубани. Раненые фронтовики возвращались с фронта в станицу, привозили печальные вести.

Началась революция. Затем и Гражданская война. Под напором наступающих красных войсковое правительство и войсковой атаман начали сомневаться: смогут ли удержать Екатеринодар? Насущным был вопрос о вывозе и спасении регалий Кубанского казачьего войска.

После долгих обсуждений выбор пал на атамана станицы Брюховецкой И.С. Шевеля. Свою роль в этом, несомненно, сыграло и то, что Шевель хоть и происходил из казаков, но не был офицером казачьим.

Станичники доверяли своему атаману: он отличался честностью и принципиальностью. И меньше других, наверное, мог вызвать подозрения красных.

Наконец, в силу своей образованности Игнат Савич прекрасно понимал, какова значимость спасаемых регалий для судьбы Кубанского казачества. Его согласие было продуманным и осознанным. Хоть и представляло серьезную угрозу для жизни. И его самого, и семьи.

Для него, коренного жителя Брюховецкой, не составляло труда отобрать 42 самых надежных казака. Люди различных чинов, достатка, социального положения – все они восприняли поручение атамана как ответственное задание. Приказ, который необходимо было выполнить – любой ценой.

Перед отправкой регалий в Брюховецкую Шевель встречался с руководством войска, правительством Кубани.

Получив конкретные указания, в обстановке строгой секретности казаки доставили ящики с регалиями в станицу. Первоначально спрятали регалии на подворье атамана. Затем закопали в землю за станичной околицей. Там они и хранились почти полгода.

И только когда в августе 1918 г. войсковое правительство вновь вернулось в Екатеринодар, извлеченные из земли регалии были возвращены в столицу войска. По такому торжественному случаю в Брюховецкую прибыло войсковое начальство. Чествовали спасителей регалий.

Память об их подвиге должна жить не только в потомках, ныне здравствующих в Брюховецкой, но и во всех нас, кубанцах – всех тех, кто хоть мало-мальски дорожит историей, славой, подвигами настоящих казаков.

27 июля 1919 г. приказом № 896 по Кубанскому казачьему войску все участники спасения регалий были удостоены очередных казачьих чинов. Лишь коллежский регистратор Игнат Саввич Шевель – как гражданский чиновник – был произведен в чин губернского секретаря.

В марте 1920 г. Шевель не стал еще раз испытывать судьбу – вместе с отступающими войсками Белой армии ушел в эмиграцию. Теперь, когда властям уже было известно, кто спасал и спас регалии, оставаться на родине стало смертельно опасно.

И.С. Шевель поселился в Сербии. Он живо интересовался жизнью казаков, оставшихся на родной Кубани, в станице Брюховецкой, а также живущих в рассеянии. Он сотрудничал с казачьими организациями. Писал стихи под псевдонимом Гнат Макуха.

Умер Игнат Саввич Шевель в Сербии в 1946 г.

Игнату Саввичу Шевелю мы обязаны спасением регалий Кубанского казачьего войска. Это предметы, дорогие каждому казаку. Нет среди нынешних потомственных кубанских казаков ни одной семьи, представители которой кровью, подвигами не завоевывали знамена, не подтверждали славу наших предков – настоящих казаков, что от казаков ведутся, казаками остаются из рода в род, – и в том наше спасение!

…Другой малоизвестный эпизод в судьбе регалий относится к концу 40-х годов прошлого столетия.

В 1920 г. на о. Лемнос (Греция) атаманом Кубанского казачьего войска избран генерал В.Г. Науменко. Тогда войско представляло собой лагерь беженцев-кубанцев, проживающих на Лемносе, и группу казаков, находящихся вместе с регалиями в Сербии. С того времени сохранение регалий, объединение вокруг них разбросанных по Европе казаков и стало смыслом жизни и деятельности В.Г. Науменко.

Разбросанные по европейским государствам «станицы» и «хутора» кубанцев он объединил в мощную организацию. Постоянно велась переписка, оказывалась помощь нуждающимся. Совместно отмечались праздники… Строились храмы… Каждый жил своим трудом, своими проблемами. Но состоял – в войске. Был, пусть и небольшой, но его частью.

В годы ІІ Мировой войны В.Г. Науменко ни на день не упускал из виду регалий. Деятельность атамана на этом поприще глубоко и правдиво показана историком С.Н. Якаевым.

Атаман В.Г. Науменко организовывал их охрану и сопровождение. Однако после того как война завершилась, часть казаков была насильственно репатриирована в СССР. Другая – чудом избежавшая выдачи, устремилась в Латинскую Америку, Австралию, США... Центр русской и казачьей эмиграции перемещается из Европы в США.

Перед В.Г. Науменко встал вопрос и о дальнейшем месте проживания, и о том, где находиться регалиям. В послевоенной Европе оставаться было опасно: сохранялась угроза быть выданным советским властям. Как известно, В.Г. Науменко вместе с А.Г. Шкуро, П.Н. Красновым входил в состав главного управления казачьих войск, созданного немецким командованием. В мае 1945 г. генералы: П.Н. Краснов, А.Г. Шкуро, Султан Клыч-Гирей были выданы англичанами советскому командованию, позже казнены.

Необходимо было перебраться в США. К тому времени в США осела группа казаков белой эмиграции. Они основали свои станицы и хутора, поддерживали между собой связь, автономно входили в состав общеказачьего центра. Эта часть казачьей эмиграции сыграла огромную роль в переезде казаков и их семей из Европейских государств в США. Общеказачий центр располагался первоначально в Нью-Йорке, а затем в штате Нью-Джерси. Возглавляли общеказачий центр С.Г. Елатонцев, И.Д. Гульдиев, юрист В.В. Черешнев.

К общеказачьему центру и обратился за помощью атаман В.Г. Науменко – с просьбой помочь перебраться в США. Американские власти организовали приток переселенцев на жительство. Устроили эмигрантам проверку на предмет выявления их возможного сотрудничества с фашистами. Усилиями общеказачьего центра атаман В.Г. Науменко и его семья были включены в списки для переселения в США. В июне 1949 г. после длительных проверок и проволочек семья Науменко получила американские визы.

Ящики с регалиями были загодя отправлены багажом в США – на имя атамана Филадельфийской станицы, уроженца ст. Усть-Лабинской В.В. Черешнева.

Приехав в США, атаман Науменко и его жена были арестованы эмиграционными властями. Регалии к этому времени также прибыли в США. И над ними нависла угроза конфискации.

Таможенники, вскрыв ящики и увидев регалии, посчитали их предметами антиквариата, да ещё неизвестного происхождения. Возникли сомнения: не являются ли они ценностями, вывезенными немцами из России? Нужно было заплатить огромную сумму транспортных расходов и таможенную пошлину – исходя из оценки, сделанной таможней. Таких денег ни у Науменко, ни у сопровождавших его лиц не было.

Лишь благодаря стараниям и предприимчивости юриста, полковника В.В. Черешнева удалось убедить американские власти: это – не предметы антиквариата, а регалии казачьего войска, члены которого переезжают в США.

Председатель Кубанского правительства (в 1920 г.) Василий Николаевич Иванис сообщает: В.В. Черешнев не только оплатил транспортные расходы – 512 долларов, пошлину, но и договорился о месте хранения регалий.

В августе 1949 г. комиссия в составе: В.В. Черешнева, Е.В. Балавни, Т.Т. Клименко приняла на Филадельфийской таможне регалии, провела их первую ревизию. Как подчеркивает В. Иванис (Его племянница Вера Николаевна Шутова, слава Богу, и жива, – и непременная участница наших Щербиновских конференций. – Прим. редактора.), ревизия и акт были составлены на основании списка, пересланного В.Г. Науменко, В.В. Черешневу. Регалии были помещены в 12 ящиков.

Теперь предстояло добиться освобождения В.Г. Науменко. В деле атамана Науменко В.В. Черешнев выступал адвокатом. И добился его освобождения. В период с 1949 г. по 1952 г., пока шли споры о судьбе регалий – кто будет ими владеть и распоряжаться, содержание ящиков с регалиями на складе, их сохранность оплачивались В.В. Черешневым. И хотя первоначально он был сторонником того, чтобы регалиями владели не только кубанцы, но и вся казачья эмиграция, в конечном счете, он сыграл активную роль в сохранении регалий – как собственности Кубанского казачьего войска. И всегда выступал за их возвращение на Кубань, на историческую Родину.

В рассказе о казачьих регалиях мы назвали лишь немногих казаков, причастных к их спасению… А сколько их – известных и безымянных героев – было за годы скитаний! Об этом нам ещё предстоит узнать.




Научно-творческое наследие Федора Андреевича Щербины и современность: Сборник материалов X международной научно-практической конференции «Научно-творческое наследие Федора Андреевича Щербины и современность» (Краснодар, 26 февраля 2010 г.). Краснодар: ИМСИТ, 2010. 356 с.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Символы ККВ // Регалии Кубанского казачьего войска

Рейтинг@Mail.ru