О жизни и деятельности казаков в станице Челбасской мы поговорили с жителями поселения и атаманом Челбасского ХКО.

Сегодня казачество в станицах и на хуторах является той реальной силой, на которую можно опереться. Но так и должно быть, если ты чувствуешь себя хозяином на своей земле и несешь ответственность за людей, которые живут рядом с тобой. И в Кубанском казачьем войске такие атаманы есть.

– Вы обо мне не пишите, – с ходу просит Николай Иванович, – вы о людях напишите, у нас тут знаете, какие замечательные люди живут! А казаки какие!

Оговорюсь сразу, задача оказалась практически невыполнимой – так или иначе, все мои собеседники на вопросы о казачьей деятельности в станице Челбасской сводили свой рассказ к фигуре местного атамана – Николая Клименко. А сам он на поверку оказался человеком скромным, немного стесняющимся тех слов, что говорят о нем односельчане. Просто за 11-летний срок его атаманства здесь стало так заведено, и он привык так жить – давать щедрой рукой, не прося лично себе ничего взамен. Местные жители тоже давно поняли, что казаки в Челбасской Каневского района – краеугольный камень станичной жизни: ее истории, веры, культуры, экономики.

Заходим к главе поселения Андрею Козлову. Ему есть что сказать о казачьей деятельности. Да, помогают казаки: добровольно и, главное, бесплатно выходят по выходным на патрулирование улиц, участвуют во всех поселковых мероприятиях, в восстановлении храма (и суммы выделяют немаленькие!), отстаивают честь станицы на футбольном и волейбольном полях, помогают устранять различные ЧС типа подтоплений, а с детьми сколько занимаются – патриотическое воспитание, спорт опять же. Атаман вообще на свои деньги содержит конюшню и растит из детей чемпионов по конкуру.

Но, как любому руководителю, главе хочется большего от казаков и, что уж там греха таить, без привлечения и без того мизерного бюджета станицы: вот бы на постоянной основе казакам патрулировать поселение и осуществлять противопожарную безопасность в челбасском лесу, который является гордостью и объектом постоянной тревоги челбасян. Атаман не против, но и его финансовые возможности небезграничны. Справедливости ради отмечу, что администрация тоже повернута к казачеству лицом – под штаб им выделили небольшое здание в центре, заложили в бюджет на поддержку хуторского казачьего общества 50 тысяч рублей – немного, но здесь внимание важнее, глава обязательно приходит на все казачьи собрания. Вообще, видно, что атаман и глава поселения работают в тесной связке и прекрасно понимают проблемы друг друга, каждая сторона старается в силу своих возможностей, ну и то «Любо!».

Идем с Николаем Клименко по центру станицы: по дорожке от администрации, мимо казачьего штаба, с прилегающей к нему оборудованной спортплощадкой, подходим к двухэтажному зданию типовой советской постройки местного Дома культуры. На самом деле под единой п-образной крышей в нем разместились музыкальная школа, музей, библиотека и, собственно, сам ДК. Заходим, и, пока поднимаемся по лестнице, Николай Иванович рассказывает мне о том, что силами казаков в фойе и рекреации недавно сделали ремонт, поменяли окна. А в музыкальной школе уже ее директор Ольга Михеева на вопрос о сотрудничестве с казаками рассказывает следующее:

Сотрудничество у нас самое тесное. Иной раз собираемся на краевых совещаниях, и, когда речь заходит о казачестве, нам всегда говорят: «Ну, Челбасская, молчите. Такого казачества, как у вас, нигде нет! Знаем мы вашего атамана, вам крупно повезло». Нам действительно повезло. Человеку (кивает на Николая Клименко) не один раз предлагали стать главой нашей администрации, а он отказывается, потому что дело свое любит. Ему будет некогда заниматься с детьми. Вы видели, какая у него конноспортивная школа?!

Пока Николай Иванович вышел, директор рассказала, что знает его с детства: вместе и, в школе учились, и в музыкалку ходили, а сейчас мероприятия совместные проводят. Вот недавно он помог инструменты купить, причем недешевые, самые ценные – в футлярах лежат, с ремонтом помог и деньгами.

Станичная экономика, как выясняется, дело нехитрое. Много ли заложишь в муниципальную программу? Одобрят ли ее? Да с закупками везде сплошной тендер, а детей на выступления уже завтра везти надо, иногда, случается, поехать не на что, вот и идут к атаману, потому что знают – он никогда не откажет: «Столько не могу, а вот столько дам». И таких просителей у Николая Клименко немало. Тому надо дать на костюмы народному коллективу, а другим – на казачью форму в группы казачьей направленности, на кубки, грамоты, спортинвентарь, борцовский ковер и самбовку в школы, на стенды в музей, а еще на книги в библиотеку, ремонты в центральном и танцевальном залах ДК, замену окон в помещении плавательного бассейна в одном из детских садов и «много еще чего», скромно обобщает атаман. А еще время – то самое, что бесценно и «сквозь пальцы», которое щедро тратят челбасские казаки на организацию и проведение мероприятий для подрастающего поколения, наставническую работу, помощь сельчанам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Признаться, не знаю, как уместить в один материал описание всего того, что делается казаками и лично атаманом Клименко в станице. Авторитет у них здесь огромный, и как главный показатель этого – очередь на вступление в казачье общество, причем мужчин до 45 лет.

«Откуда деньги, Зин?» – спросит меня взыскательный читатель, спросила у Николая Ивановича и я.

Он без утайки ответил:
– В распоряжении хуторского казачьего общества 50 гектаров земли, которую казаки возделывают с 2010 года. Высаживаем подсолнечник. Все годы у нас были высокий урожай и стабильная неплохая прибыль, с которой мы могли помогать нашему поселению. Но в этом году по ряду причин, в том числе и из-за жары, урожая почти не будет. Даже не знаю, хватит ли заплатить налог на землю. И если крупные хозяйства могут компенсировать убытки за счет большого количества земли, то мы, увы, нет.

Впрочем, как мне рассказали жители Челбасской, этому «душа-человеку, каких вообще мало», не впервой оказывать помощь нуждающимся из личных средств.

Наконец, едем к лошадям. Как потомственного казака в четырехлетнем возрасте на коня посадили отец и дед, с тех пор он этим «заболел». С неподдельной мукой в голосе Николай Иванович говорит:
– Это всегда была моя слабость. И гордость, и печаль. Сейчас в Челбасской ферму закрывают. Там, где стояли лошади, сказали – освободить место. Я, сколько мог, сюда забрал. Было 100 голов, осталось 15. Лошадей пришлось раздать: казакам, любителям. Бесплатно, только чтобы они под нож не ушли. Жалко, хорошие. Я их лично покупал, разводил, а вот пришлось…

Трудно поверить, но атаман на свои деньги купил землю, построил и содержит манеж и конюшню. От школы олимпийского резерва тренирует детей в сложнейшем виде спорта, конкуре, и возит их на краевые и всероссийские соревнования. Хочется оговориться – это абсолютно бесплатно, для всех, без исключения, даже если просто приехать покататься на лошади. Потому и едут к нему со всего района.

В начале 2018 года побывал у него и губернатор Вениамин Кондратьев. Впечатленный увиденным, отдал распоряжение своим подчиненным о разработке программы поддержки конного спорта. Его казаки ждут. А пока, по словам Николая Ивановича, надеются на лучшее. Он сам и его казаки привыкли помогать, а не просить, но иногда эти самые обстоятельства можно преодолеть только сообща, всем миром.

Лилия Акимова.